Россия Европейская. Как социальные науки исследуют ценности?

«Европейский диалог» в рамках проекта «Россия Европейская» проводит серию разговоров о ценностях и ценностных установках россиян и европейцев. Мы попросили Максима Руднева, ведущего научного сотрудника Лаборатории исследований массового сознания НИУ ВШЭ рассказать, как социальные науки исследуют ценности, какие последние закономерности о связи ценностей и поведения удалось выявить и можно ли действительно говорить о существовании феномена «европейских» ценностей?

Сегодня в публичном пространстве крайне популярны дискуссии о ценностях — журналисты, политики, гражданские активисты любят с помощью них объяснять большинство социально-политических явлений, происходящих как в России, так и в других странах. При этом каждый, произнося слово «ценности» имеет в виду разное: то традиции, то нормы, то какие-то отвлеченные идеи, а то и вовсе ничего содержательного, просто отдавая дань моде.

ЦЕННОСТИ С «НАУЧНОЙ» ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

В научной среде понятие «ценностей» тоже нельзя назвать устоявшимся и консенсусным для разных наук.

В психологии ценности имеют достаточно четкое определение, их главной характеристикой является важность для человека того или иного объекта, явления, идеи. В социологии и политологии дискуссия на тему измерения ценностей как явления практически отсутствует и ограничивается произвольными, выросшими из практической работы, измерениями отдельных ценностей. Как правило, эти измерения и накопленные данные связаны с именами конкретных исследователей, многие из которых на слуху в публичном пространстве.

Например, известный политолог Рональд Инглхарт обнаружил, что особый вид ценностей — постматериалистские (позже — ценности самовыражения, в интерпретации Кристиана Вельцеля — эмансипационные) — играют особую роль в процессах трансформации политической системы. Распространение постматериалистических ценностей в стране обычно приводило к демократическим изменениям.

Лекция Рональда Инглхарта в рамках проекта Фонда Егора Гайдара «Мировой класс»

Знаменитый исследователь организационного поведения Геерт Хофстеде, работая в компании IBM, заметил, что менеджеры из разных стран различаются систематически в своих ответах на вопросы о трудовых отношениях. На этом основании он вывел несколько культурных ценностей, которые по-прежнему находят подтверждения и используются для объяснения широкого круга явлений — от причин финансового кризиса и оценки потенциала регионов к экономическому развитию, до таких явлений как домогательства на рабочем месте. Кроме того, Хофстеде открыл такую характеристику как «дистанция власти», которая отражает культурно приемлемый уровень панибратства между начальством и подчиненными. Обнаруженные ученым ценности затем стали использоваться для исследования вне корпоративного сектора — для изучения социальных групп и государств.

В экономике ценностями часто называют вообще всю совокупность представлений людей, не поддающихся объяснению с помощью теории рационального выбора — то есть предположения, что человек в своих действиях всегда руководствуется эгоистичным преследованием собственных интересов.

Из-за подобных различий в науках междисциплинарный разговор о ценностях бывает затруднен, но в последнее десятилетие все больше исследователей перенимают психологические подходы, поскольку именно в психологии ценности изучались как самостоятельный предмет исследования (а не как вспомогательная объясняющая характеристика). В частности такое веяние отразилось на включении психологических методик по измерению ценностей в такие масштабные социологические опросы как  Европейское социальное исследование и Всемирный ценностный опрос.

Геерт Хофстеде о «дистанции власти» (eng)

ЦЕННОСТИ, НОРМЫ, АТТИТЬЮДЫ

Ценности рассматриваются на разных уровнях: на индивидуальном, описывающем различия между отдельными людьми, и на групповых, описывающих различия между организациями, странами или культурами. На каждом из этих уровней смысл ценностей различается и то, что применимо на одном уровне нельзя применять на другом. Например, на уровне стран ценности власти и богатства связаны со средним доходом отрицательно, тогда как на индивидуальном уровне эта связь положительна.

Чтобы точно измерить ценности на индивидуальном уровне, нужно следовать их отличительной черте — важности. Например, ценности часто путают с аттитьюдами, когда говорят об оценке явлений как «хороших» или «плохих». Явление можно оценивать одновременно как хорошее, и совершенно неважное само по себе для человека лично. Например, негативные комментарии депутатов о повышении пенсионного возраста можно оценивать как хорошее, но совершенно неважное явление. Ценности также часто путают с социальными нормами, хотя нормы — это о том, чего ожидают от нас и друг от друга окружающие, а ценности — о том, что мы сами считаем важным. Например, если иметь работу — это социальная норма, то важность высокой зарплаты или престижной должности в дополнение к занятости — это ценность.

ЛЕКСИКА VS ФУНКЦИИ

Что может быть важно для людей? Два ключевых подхода к измерению ценностей ищут ответы на эти вопросы в разных источниках.

Лексический подход основан на анализе всех существующих объектов. Обычно авторы начинают со списка слов из словаря и затем в несколько этапов сокращают это список. Именно этот подход использовался пионерами исследований ценностей — Гордоном Олпортом и Милтоном Рокичем. Но и сейчас этот метод время от времени возвращается, пытаясь дополнить теории новыми компонентами. Например, именно так в немецком языке исследователи обнаружили ценность «баланса», отражающую равновесие и гармонию в отношениях с людьми и миром.

Теоретический подход решает вопрос поиска ценностей, пытаясь найти источники ценностей в человеческой природе, обществе, психике. Эта парадигма преобладает сейчас в научной литературе, прежде всего благодаря своей универсальности, применимости в различных социальных группах.

К теоретическим подходам относится популярная теория Шалома Шварца, который разработал классификацию ценностей на основании трех фундаментальных условий существования человека: потребности организма, потребности в социальной координации и потребностей группы. Ценности формируются у человека таким образом, чтобы отражать эти потребности.

Эти потребности выражаются в ограниченном количестве ценностей, определяя основные разновидности личной системы ценностей всех, по предположению Шварца, людей на Земле. Ключевой характеристикой такой ценностной системы является иерархия ценностей — все ценности могут быть желательны, но только их относительная важность играет роль в регулировании установок и поведения человека.

Шалом Шварц. Культурные ценностные ориентации (источник)

Схожим образом, бразильский исследователь Валдини Гоувейя, разработал более простую «функциональную теорию», в которой ценности классифицируются по роли, которую они выполняют: руководство поведением и выражение потребностей. В руководстве поведением главный регулятор — это выбор между собственными интересами и интересами окружающих. Выражение потребностей происходит через ценности «материализма» (в случае неудовлетворенности) или противостоящей ему «гуманитарной» или идеалистической ориентации (то есть важность абстрактных идей, таких как красота, любовь, приключения).

НОВЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ

Если раньше ценности использовались для объяснения, прежде всего, политических аттитьюдов и электорального поведения, то сегодня интерес исследователей смещается к изучению влияния ценностей на другие виды поведения и на факторы, которые могут повлиять на сами ценности.

Например, ряд последних исследований выявил закономерности:

  • ценности гедонизма приводят к более агрессивному поведению
  • ценности универсализма связаны с альтруистическим поведением и заботой об окружающей среде
  • ценности достижения помогают решать сложные задачи
  • ценности безопасности заставляют держать окружающую среду в чистоте.

С прояснением того, как ценности работают на индивидуальном уровне, исследователи все чаще обращаются к культурным различиям функционирования индивидуальных ценностей. Так, например, в более консервативных европейских странах ценности заботы об окружающих связаны с более частым употреблением алкоголя, поскольку, по нашему предположению, люди таким образом выражают свою свободу от культурно предписанной сдержанности. А в менее консервативных странах те же самые ценности заботы связаны, наоборот, с большей трезвостью, поскольку там нет культурных ограничений на выпивание и больше возможностей для выражения своей заботы.

В ПОИСКАХ ОБЩЕЕВРОПЕЙСКИХ ЦЕННОСТЕЙ

Несмотря на различия в ценностях как на уровне отдельных людей, так и социальных групп в рамках одной страны, исследователи показывают, что существуют группы государств, жители которых разделяют схожие ценности, отличающиеся от остальных.

Несколько последних работ, например, искали особые европейские ценности. Одни обнаружили, что европейские регионы легко объединяются в страны на основании ценностей, но, если переходить на индивидуальный уровень, различия между странами размываются. Аналогично, если смотреть на уровень эмансипационных ценностей, то есть свидетельства того, что ЕС несет объединяющую функцию, подтягивая уровень этих ценностей у новых членов. Еще одно совсем свежее исследование показало, что страны ЕС похожи друг на друга и отличаются от всех остальных высоким уровнем двух культурных ценностей: эгалитаризма (равенства возможностей) и гармонии (мира с окружающими). Эти результаты позволяют говорить о наличии действительно общеевропейских ценностей, отличающих страны Старого Света от остального мира.

Данные опросов в Европе в 2016 году (источник)

Но что еще более важно — посмотреть на различия ценностей между отдельными людьми, забыв на время об их стране проживания. Мы с коллегами взглянули ценности отдельных людей из трех десятков европейских стран, и нашли всего пять групп (а далеко не тридцать) действительно общих для всей Европы ценностей:

  1. Высокая ценность сохранения и высокая ценность заботы
  2. Высокая ценность сохранения и средняя ценность заботы
  3. Высокие ценности открытости новому опыту, власти, достижений
  4. Размытые ценности, но слабая эгоистическая ориентация
  5. «Ценности роста»: сочетание высокой ценности открытости и заботы

При этом первые четыре группы ценностей удалось обнаружить примерно в равных пропорциях в каждой европейской стране, и только размер пятой группы (ценности роста) существенно различался в разных странах. Подобные выводы ясно демонстрируют, что если искать различия между странами, то они безусловно найдутся, однако же если смотреть на отдельных людей, не обращая внимания на их страну проживания, то мы увидим огромные сходства, и возможно, поймем, каковы же эти общеевропейские ценности.


Рекомендуем также познакомиться с информационными ресурсами Максима Руднева, посвященными ценностным характеристикам: сервисом сравнения базовых ценностей жителей европейских стран и телеграм-каналом об актуальных исследованиях европейских и российских ценностей