Скандинавский популизм. Удалось ли избежать катастрофы на парламентских выборах в Швеции?

Одновременно с единым днем голосования в России — 9 сентября — свое избирательное право на общенациональных выборах реализовали жители Шведского королевства, почти пятая часть которых поддержала в минувшие выходные популистскую антииммигрантскую партию «Шведские демократы». Но ожидалось, что результат ультраправых будет еще выше.

Несмотря на то что еще в это воскресенье Стокгольм, а вместе с ним и весь ЕС, замерли в тревожном ожидании результатов парламентских выборов, уже в ранним утром понедельника большинство политиков и экспертов смогли выдохнуть с облегчением — катастрофы удалось избежать, блицкриг ультраправой партии «Шведские демократы» не состоялся.

Хотя предвыборные опросы давали шведским популистам от 25 до 30% голосов и уверенное второе место на выборах, в минувшее воскресенье им удалось получить лишь 17,6% голосов и стать третьей политической силой Королевства, поcле правящей в предыдущие годы коалиции социал-демократов и зеленых и составляющих им оппозицию Альянс правоцентристских партий. По результатам выборов правые получили все же чуть меньше голосов, чем левые  — 40,6%, против 40,3%, но главное, что и тем, и другим, получилось сдержать натиск «Шведских демократов», имевших в прошлом составе парламента 12% голосов.

ПОКОЛЕНИЯ МИГРАНТОВ

Свою избирательную кампанию «Шведские демократы» ожидаемо построили на антимигрантской риторике, и несмотря на значительно снизившиеся потоки беженцев в Европу в последние 1,5-2 года, такая тактика принесла свои плоды. Мигрантский вопрос волнует шведов еще больше, чем немцев или итальянцев: почти половина страны считает наплыв беженцев главной угрозой безопасности. Решение действующего премьер-министра страны Стефана Лёвена пускать любое количество мигрантов в страну, независимо от принятой остальным Евросоюзом системы квот, вызвало всплеск интереса беженцев к Королевству. В результате к 2018 года Швеция имеет наибольшее в Европе количество мигрантов в пересчете на долю коренного населения.

Хотя предвыборные опросы давали шведским популистам от 25 до 30% голосов и уверенное второе место на выборах, в минувшее воскресенье им удалось получить лишь 17,6% голосов и стать третьей политической силой Королевства

Но проблема с новыми мигрантами усугубляется довольно низким - несмотря на всю систему шведской социальной защиты — уровнем жизни мигрантов первого поколения, то есть детей приехавших в Швецию 25-30 лет назад выходцев из стран Ближнего Востока, Африки и Центральной и Восточной Европы. Их основная проблема — недостаточный для высокопроизводительной шведской экономики уровень образования и как следствие серьезные трудности с поиском работы. Эксперты фиксируют даже отток мигрантов первого поколения из Швеции в Германию или Францию, где шанс найти для них хорошую работу даже выше, чем на своей новой родине. Раздражение своим социальным положением мигрантов приводит к «окукливанию» мигрантских групп внутри страны, что вызывает повышенное раздражение у местных жителей. На фоне такой поляризации по Швеции прокатилась волна массовых поджогов и уничтожения машин, которые, по-видимому, совершали молодые люди с обеих сторон — и со стороны первого поколения шведских мигрантов и со стороны коренных шведов.

Динамика поддержки политических партий в 2014 - 2018 годах (по итогам опросов общественного мнения)

БОЛЬШИЕ ПРОБЛЕМЫ «БОЛЬШОЙ КОАЛИЦИИ»

Все эти проблемы больно ударили по рейтингу правящей коалиции социалистов, получившей на минувших выборах наименьший свой результат с 1911 года. Непонятно, удержат ли социалисты Кабинет министров. Альянс правоцентристских партий настроен довольно решительно и собирается побороться за пост премьер-министра страны. Но не у тех, ни у других нет достаточного числа голосов для одностороннего формирования правительства.

Из этой ситуации существует два сценария выхода. Либо левые и правые сформируют большую коалицию и в правительстве будут представители обеих партий. Либо кто-то из них будет вынужден сформировать правительство меньшинства, в дальнейшем лавируя в политике и пытаясь собрать голоса не всех партий целиком, а отдельных депутатов. 

Результаты выборов 2018 года: процент полученных голосов, количество мест и  динамика по сравнению с итогами выборов 2014 года

Второй сценарий вряд ли устроит лидеров социалистов и правоцентристов — любой провалившийся законопроект в парламенте грозит отставкой всему Кабинету и проведением новых выборов, на которых «Шведские демократы» могут еще больше укрепить свои позиции. Поэтому наиболее вероятный сценарий — формирование большой коалиции двух крупнейших блоков королевства с проведением крайне сбалансированной и компромиссной политики. Однако, в такой ситуации двум столь разным силам вряд ли удастся договориться до серьезных, структурных реформ, направленных на реинтеграцию мигрантов первого поколения в шведское общество.

Наиболее вероятный сценарий — формирование большой коалиции двух крупнейших блоков королевства с проведением крайне сбалансированной и компромиссной политики

Теоретически есть еще третий сценарий — кто-то из больших партий возьмет в коалицию ультраправых «Шведских демократов», и сформирует с ними состав Кабинета, но на данный момент такое решение выглядит крайне маргинальным и отвергается всеми сторонами. 

Все это - вместе с результатами партии «Шведских Демократов» на этих выборах — значит, что поступь популистов по Европе все же пока остановиться не удается, а из-за паралича Кабинетов и правительств, проблемы на которых они собирают голоса — решить в ближайшей перспективе тоже вряд ли получится.


Рекомендуем также познакомиться с публикациями, посвященными анализу феномена популизма в Европе и России