Надежда Макрона. Почему Европейский парламент пришел в движение за 8 месяцев до новых выборов?

Как правило, выборы в Европейский парламент — событие, которое интересует политологов, экспертов и довольно небольшую группу населения и бизнес-структур. Но готовящаяся пройти весной следующего года избирательная кампания и итоговое волеизъявление, заставляет уже сейчас формироваться новые партийные коалиции, и их будущее соперничество о пути развитии Евросоюза в целом обещает быть действительно ожесточенным. В чем причина такого интереса и при чем здесь личные амбиции Эммануэля Макрона и Виктора Орбана — разбиралась политолог Таисия Шенцева

На днях партия французского президента Эммануэля Макрона «Вперёд, Республика!» (LREM) запустила избирательную кампанию за 8 месяцев до официального начала выборов в Европейский Парламент, которые должны состояться в конце мая 2019 года. Макрон пытается организовать общеевропейское движение, способное заменить существующую систему голосования, при которой граждане голосуют за национальные партии. Как правило, по результатам выборов партии формируют коалиции по идеологическим убеждениям, т.е., к примеру, правые заседают вместе с правыми, социалисты — с социалистами. Макрон же пытается создать такую коалицию на этапе голосования и главной объединяющей это движение идеологической базой планирует сделать еврооптимизм. Берлинское отделение партии озвучило свой девиз — «Für ein progressives Europa gegen den Nationalismus», что значит «за прогрессивную Европу, против национализма». Это хорошо показывает, как партия видит предстоящую предвыборную гонку.

Заинтересованность Макрона в таком движении понятна: претендуя на лидерство в ЕС взамен Ангелы Меркель, он понимает, что для его инициатив евроскептические партии в парламенте действительно могут стать серьезными конкурентами. На выборах 2014 года евроскептики выиграли рекордное количество мест, а в таких странах как Франция и Великобритания даже вышли в лидеры. Сейчас около трети депутатов Европейского Парламента можно считать евроскептиками и, поскольку в крупных странах ЕС, включая Германию, Францию, Италию и Польшу, рейтинги главенствующих проевропейских политических групп не внушают оптимизма, после 2019 года ситуация может еще больше ухудшиться. Чтобы усилить свои позиции в новом созыве LREM нужны союзники.

Итоги выборов в Европарламент 2014 года. Источник

РАСКЛАД СИЛ

В Европарламенте те, кого сложно назвать борцами за ценности ЕС, вполне сосуществуют с более мейнстримными группами. Европейская Народная Партия (ЕНП) включает в себя христианско-демократические и консервативные партии Европы: группу президента Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, Христианско-Демократический Союз Ангелы Меркель, республиканцев Николя Саркози и даже евроскептичную, националистическую партию из Венгрии «Фидес». Критикуемая за авторитарные реформы и антисемитизм польская «Право и Справедливость» входит в группу Европейских консерваторов и реформистов вместе с Консервативной партией Терезы Мэй и Либеральными Консерваторами-Реформаторами из Германии, которые отделились от «Альтернативы для Германии» из-за скатывания в правый популизм.

Такой оппортунизм объясняется тем, что коалиции становятся центром политической жизни и конкуренции в Европейском Парламенте, поэтому группы не готовы терять места депутатов. На практике, столкнувшись с выбором «ценности или соплеменники» — группы выбирают второе.

К примеру, группа социалистов и демократов жестко критиковала венгерское и польское правительства, но, когда члены их группы — Мальта и Румыния — столкнулись с аналогичными обвинениями, большинство воздержалось от голосования или проголосовало против вмешательства Еврокомиссии. Также и в ЕНП, в которую входит венгерская «Фидес», выступили за жесткие меры, когда речь зашла о Польше, но защищали свою «темную лошадку». Депутаты ЕП дважды пытались инициировать 7-ую статью против Венгрии, в декабре 2015 и мае 2017 года, и оба раза большинство ЕНП голосовало против. В сентябре ситуация впервые изменилась. Большинство членов ЕНП проголосовало за запуск статьи, без чего порог в 377 голосов не мог  быть достигнут и Венгрия не оказалась бы в щекотливом положении. Однако, это недостаточный аргумент, чтобы сказать, что группы готовы отказаться от оппортунизма в пользу принципов.

Вопрос альянса: Европарламент имеет дело со странами, которые рискуют подорвать ценности ЕС. Источник

КАЗУС ОРБАНА

С одной стороны, действительно, отношения группы с Венгрией и лично Виктором Орбаном постепенно накалялись. Все более авторитарная политика Орбана и антиевропейская риторика, апогеем которой стала пропагандистская брошюра, пересекли черту. Важным сигналом стала его речь в июне, где он заявил, что собирается возродить Европейскую Народную Партию, вернуть ее к христианско-демократическим корням. Это разрушило иллюзии тех, кто считал, что коалиция может сдерживать венгерского лидера. Стало понятно, что Орбан не собирается меняться под давлением группы, он сам намерен изменить ее. В коалиции стали слышны голоса о лишении «Фидес» членства. Серьёзный аргумент против этой позиции в том, что ЕНП на данный момент самая крупная политическая группа в Европейском Парламенте, и им не хочется терять это преимущество. От ближайших конкурентов, Социальных Демократов, группу отделяет 30 мест, поэтому 12 венгерских депутатов, хоть этого не изменят, но заметно ослабят ЕНП. Кроме того, в мае 2019 года пройдут новые выборы в ЕП и, судя по тренду, мейнстримные партии могут потерять места. В этот момент союз с Орбаном может стать решающим, поэтому несмотря на существующие разногласия, важно, чтобы «Фидес» оставалась партнером по коалиции.

Решающий фактор, оказавший влияние на то, почему большинство членов ЕНП не поддержали Орбана — это приближающиеся выборы в Европейский Парламент. Союз с авторитарным лидером — больное место коалиции и оппоненты в парламенте этим пользуются. За покровительство Орбана критикуют и лидера ЕНП Манфреда Вебера, который собирается баллотироваться на пост председателя Комиссии. Это значит, что ему потребуется поддержка большинства в парламенте, а такая репутация не кажется подходящей для будущего Президента Еврокомиссии. При этом потерять голоса «Фидес» и его сторонников тоже болезненно для Вебера из-за необходимости набрать большинство в гонке с представителями других европейских политических групп.

Вебер столкнулся с непростой дилеммой и всего за 8 месяцев до выборов, когда деятельность депутатов находится под более пристальным вниманием. Можно считать это неудачным стечением обстоятельств, а можно посмотреть на того, кто работал над отчетом по инициации голосования по Венгрии — Джудит Саргентини из группы «зеленых левых». Кроме искренних намерений предотвратить угасание демократии в Венгрии, за инициативой может быть и политический расчет. Раскол в группе выгоден конкурентам, как справа, так и слева, а голосование по статье №7 — это вызов не столько Орбану, сколько его сторонникам в ЕНП и лично Веберу. Поэтому можно расценить недавний инцидент, как старт предвыборной гонки.

Поскольку от максимальной санкции — потери голоса в Совете Министров — Венгрию всегда спасет Польша, которая столкнулась с аналогичной проблемой, в краткосрочной перспективе Орбану ничего не грозит. Поэтому нельзя воспринимать итоги голосования в Европарламенте, как готовность расставить все точки над i. Изгнание Орбана из группы в этом смысле гораздо более сложный выбор и, хотя раскол растет и часть депутатов ЕНП собирает подписи, чтобы инициировать голосование внутри группы, Орбан дал понять, что он хотел бы остаться в коалиции. Да и Вебер пока тоже настроен найти компромисс.

Символические Виктор Орбан и Ярослав Качиньский, лидер партии «Право и порядок Польши» на параде в Германии. Фотография: Лукас Шульце / Getty Images. Источник

В ОЖИДАНИИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ИНТЕРЕСНЫХ ВЫБОРОВ

Поскольку времени до выборов остается все меньше, ближайшие несколько месяцев станут решающими в этом вопросе, а последствия важны и для идеи Эммануэля Макрона. Раскол в ЕНП — лучший шанс для французского президента, чтобы сформировать свою коалицию. Сейчас «Вперёд, Республика!» ищет сторонников и, похоже, что сможет их найти их в ЕНП. К примеру, таким союзником может стать польская главная оппозиционная сила «Гражданская платформа» (ПО), которая разделяет ценности движения Макрона. Однако, если Орбан будет изгнан, это может дать толчок и для формирования более консолидированного евроскпетичного правого движения в Европарламенте. Венгерский лидер заявлял, что было бы легко создать новое образование единомышленников из Центральной Европы или общеевропейское анти-иммиграционное движение. Это окончательно прорисует противостояние «мы vs они», в изначально более единых, ориентированных на консенсус европейских институтах. Если после выборов 2019 такая группа сможет сформировать блокирующее меньшинство, это значительно усложнит работу парламента.

Хотя подобная стратегия Макрона может породить указанные риски, с точки зрения развития ЕС она, вероятно, будет полезна. Из-за разделительных линий Парламент политизируется, значит и он сам, как институт, и выборы могут стать интереснее и значимее для избирателей. Поскольку явка на выборах в Европарламент стабильно падает с первых волеизъявлений в 1979 году — это крайне насущный для ЕС вопрос.

Но, поскольку в этот раз Европарламент пришел в движение уже за 8 месяцев до дня голосования, возможно, впервые в истории выборы европейских депутатов могут стать действительно захватывающими.


Рекомендуем также познакомиться с выпуском нашего Евродайджеста, в котором говорится о поисках механизма повышения явки на грядущих выборах в Европейский Парламент.