Молчат и помогают. Почему ЕС не способен остановить рост авторитаризма в Венгрии?

Начиная с 2010 года, Венгрия последовательно сходит с рельсов демократического пути и движется в сторону авторитаризма. И все это не только несмотря на членство страны в ЕС, но и отчасти благодаря ему

Источник: Republic.Ru

Центрально-Европейский университет — один из крупнейших университетов Центральной и Восточной Европы — объявил в октябре, что  намерен покинуть Венгрию, в которой работал с 1991 года. Полтора года переговоров с венгерским правительством ничем не закончились. По новым правилам, вступающим в силу с 1 января следующего года, университеты с двумя аккредитациями не могут учить студентов (ЦЕУ аккредитован в США и в Венгрии), не могут получать финансирование из-за рубежа, а нанимать профессоров из третьих стран станет гораздо сложнее. Это очередной пример того, как политический режим в Венгрии постепенно приобретает авторитарные черты, а всякого рода свободы, включая академические, ограничиваются.

КАК ПРОИСХОДИЛА ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ ВЛАСТИ В ВЕНГРИИ?

С 2010 года у власти в Венгрии находится партия «Фидес», возглавляемая премьер-министром Виктором Орбаном. Сразу после получения конституционного большинства партия принялась активно перекраивать существующие электоральные правила, причем многие из этих изменений, по данным исследования политолога Мэтью Боггартса, были позаимствованы у постсоветских авторитарных стран.

Например, был существенно повышен проходной барьер для партийных списков на выборах. С одной стороны, это должно было препятствовать излишней фрагментации парламента. Но с другой стороны, реформа дала большое преимущество крупным партиям-монополистам на политической арене, и «стоимость» входа для новых игроков стала неподъемной. Кроме того, были отменены требования по минимальной явке и второй раунд в мажоритарной части парламентских выборов. Это позволяет одержать победу той партии, которая сможет задействовать административный ресурс и привлечь необходимый для своей победы минимум, не разжигая политического интереса со стороны электората (аналогичным механизмом «высушивания» явки пользовалась «Единая Россия» на парламентских выборах 2016 года). В репертуар авторитарных политических практик Венгрии входят также поддержка властью многочисленных партий-спойлеров, отнимающих голоса у оппозиции, и активное использование административного ресурса в день голосования.

Но изменениями электоральных правил «Фидес» и Орбан не ограничились. С 2010 года в стране активно идет трансформация и остальных важнейших для демократии институтов. Границы между ветвями власти стали размываться: сейчас 11 из 14 судей назначаются парламентом, где 67% у партии «Фидес», а исполнительная и законодательная власть обслуживают интересы друг друга.

В 2011 году было создано общенациональное агентство, контролирующее регистрацию всех медиаресурсов страны и выдающее им лицензию. Руководство агентства назначает парламент, и на деле все существующие в Венгрии федеральные СМИ подконтрольны Орбану и его партии. В результате все значимые медиа Венгрии постепенно лишились автономии. Последним шагом стало лишение аккредитации крупнейшей независимой газеты «Népszabadság» и продажа ее одному из приближенных к Орбану бизнесменов. В целом «Фидес» идет по пути выкупания региональных и федеральных независимых СМИ, однако нередко пользуется и более грубыми методами — блокировкой сайтов, на которых выходят расследования о «Фидесе» или самом Орбане, лишением аккредитаций или задержаниями репортеров полицией.

Наконец, количество коррупционных скандалов, связанных с тендерами от российских компаний или передачей грантов ЕС непосредственным родственникам премьер-министра, уже много лет дают множество поводов для судебных расследований. Однако никаких реальных санкций ЕС на Венгрию до сих пор не наложил.

С 2010 года у власти в Венгрии находится партия «Фидес», возглавляемая премьер-министром Виктором Орбаном. Источник

ЕВРОПА: МОЛЧИТ И ПОМОГАЕТ?

Самое удивительное в этой уже долгое время идущей авторитаризации в том, что весь этот период Евросоюз, членом которого является Венгрия, никак не контролировал и не смог повлиять на недемократические конституционные реформы в стране. Более того, по данным исследования венгерских политологов Андрэа Бозоки и Дэниэла Хэгэдуша, ЕС скорее помогал режиму укреплять свои позиции. Продолжается финансовая поддержка со стороны Евросоюза, Венгрия по-прежнему включена в общеевропейскую повестку и политические процессы, общеевропейские органы власти продолжают взаимодействовать с правительством Венгрии и партией «Фидес». Более того, «Фидес» по-прежнему является частью крупнейшей коалиции в Европарламенте — «Европейской народной партии», в которую помимо прочего входит и ХДС/ХСС с Ангелой Меркель.

Похоже, что причина такой замедленной реакции Брюсселя в том, что до недавних перемен в Польше и Венгрии ЕС в принципе не сталкивался с прецедентами централизации политического режима. Европейский суд по правам человека и Суд Европейского союза — две основные правоприменительные инстанции ЕС — работают с прецедентным правом, и действия Венгрии невозможно подвести под нарушение каких-либо законов. Во многом это связано с неповоротливостью и сильной бюрократизированностью правовой системы ЕС, которая даже с обычным делопроизводством справляется годами. Более того, обе инстанции заточены на работу с правами человека и гражданскими свободами и ничего не могут поделать с институциональными реформами, отбрасывающими страну в сторону недемократического режима. Одна из немногих венгерских реформ, на которые смог повлиять ЕСПЧ — возвращение смертной казни в 2015 году. Ее удалось отменить в течение нескольких дней после подписания закона. Начиная с 2010 года, количество индивидуальных запросов в ЕСПЧ от венгерских граждан выросло с 0,7% до 10% от всех заявок, поданных в этот суд. Однако индивидуальные решения скорее создают ощущение, что не все так плохо, пока Венгрия в ЕС, и заканчиваются выплатой компенсаций пострадавшим, а венгерское законодательство при этом никак не меняется.

Другое объяснение немощности ЕС в плане воздействия на страны вроде Венгрии — бюджет. По законам Евросоюза, бюджетный план и потолок расходов принимается на семь лет, с распределением конкретных статей расходов раз в год. Однако в семилетнем бюджете также прописаны основные направления и проценты трат на них. Например, около 40% бюджета должно тратиться на помощь отстающим экономикам ЕС, в число которых входит и Венгрия. Кроме того, ежегодные обсуждения бюджета проходят через множество этапов — Еврокомиссия, Совет Европы и Европарламент поочередно утверждают траты на следующий год. Это долгий, сложный и бюрократический процесс, в котором особенно остро видны все противоречия между странами-участницами. Вопрос сокращения траншей Польше и Венгрии не раз обсуждался, но почти всегда оставался нерешенным из-за множества несовпадающих позиций между другими странами-членами.

В итоге Венгрия оказывается третьим по величине получателем денег ЕС: только за 2015 год в страну пришло более 5,5 млрд евро. Правда, такое положение дел продлится до 2020 года — начиная с 2021 года, объемы траншей Венгрии планируется сократить на 25%. Но произойдет это не столько по политическим мотивам, сколько из-за урезания самого бюджета ЕС после Брекзита. К тому же темпы экономического развития Восточной Европы в последнее время вызывают меньше опасений у Брюсселя, чем экономическая динамика в южных странах-членах ЕС.

«Фидес» по-прежнему является частью крупнейшей коалиции в Европарламенте — «Европейской народной партии», в которую помимо прочего входит и ХДС/ХСС с Ангелой Меркель. Источник

ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ?

Похоже, что институциональные перемены в Венгрии зашли уже достаточно далеко, и пути обратно не очень-то просматривается. Из-за постепенного размывания формальных правил и консолидации ресурсов в руках одной партии и премьер-министра, с одной стороны, возникла заинтересованная в поддержке статуса-кво группа элит, приближенных к Орбану, а с другой — у населения пропало ощущение, что можно что-то изменить.

Последний сдерживающий рычаг, который отличает венгерский случай от других режимов, переживающих авторитарный откат — Европейский Союз. Экономика страны все же не позволяет быть полностью автономной: для обслуживания интересов элиты и поддержания доверия электората необходимы ресурсы, основной источник которых для Венгрии — трансферты ЕС. Однако из последних событий, разворачивающихся в Венгрии, можно сделать вывод, что режим не планирует идти навстречу Еврокомисии. Весной 2018 года прошли парламентские выборы, в очередной раз обеспечившие конституционное большинство партии Орбана. Протесты, на которые еще пару лет назад выходили больше сотни тысяч человек, сошли на нет, а оппозиционную повестку переняли раздробленные малые политические объединения, чаще всего не входящие в парламент.

При этом в самом ЕС множество внутренних проблем: Брекзит, накапливающиеся противоречия между членами ЕС и необходимость сильно пересмотреть бюджет на 2021-2027 годы. На фоне этого Брюсселю, откровенно говоря, не до Венгрии. Так что тема выдавливания ЦЕУ из страны, а также другие примеры закручивания гаек в Венгрии отходят на второй план. И похоже, венгерские власти на своем пути к авторитарной консолидации будут вести себя все менее осторожно.


Рекомендуем также познакомиться с текстом нашего автора Таисии Шенцевой о том, как личные амбиции Эммануэля Макрона и Виктора Орбана оказывают влияние на предстоящие выборы в Европарламент