Переломные годы. Летопись украинской революции

При поддержке Экспертной группы «Европейский диалог» вышла в свет книга с наиболее полным описанием событий и процессов, происходивших в Украине в течение 2013-2015 годов, известных как «Революция Достоинства». К пятилетнему юбилею Евромайдана, мы публикуем отрывок из заключительной главы этой книги, написанной коллективом авторов под редакцией Георгия Чижова

ПЯТЬ ЛЕТ ПОД ЗНАМЕНЕМ ЕВРОМАЙДАНА

Когда авторы задумывали эту книгу, казалось логичным остановить повествование в конце 2015 года. К этому времени прошла полная перезагрузка власти (состоялись выборы на всех уровнях), стабилизировалась обстановка на востоке страны, правительство получило возможность проводить запланированные реформы, да и вся жизнь, казалось, вернулась из революционного в обычное русло.

Однако сегодня, отмечая пятилетие начала Революции Достоинства, мы не можем не заметить, что многие запущенные Евромайданом процессы ещё не пришли в точку логического завершения, а то и вовсе заглохли. Осталось разочарование не только романтиков революции, но и большинства, ожидавшего более быстрых практических результатов реформ. Отдельные эпизоды бурных 2013–2015 годов выстроились в логические цепочки; накопились количественные параметры, характеризующие качество общественных процессов; новые значимые события стали опорными вехами для прогнозирования дальнейшего развития. Вторая половина 2018-го, по сути, уже стала прологом 2019 года президентских и парламентских выборов, которые должны подвести итог политической пятилетке и заложить основы обозримого будущего.

ВСЕ ТЕ ЖЕ ЛИЦА

Весьма показательны результаты опроса, проведённого в октябре 2018-го пулом украинских социологических компаний. Среди фаворитов президентской гонки отсутствуют фигуры, которые бы символизировали качественно иную Украину, сумевшую прервать преемственность с системой, выстроенной два десятка лет назад Леонидом Кучмой. При этом политики из старой обоймы демонстрируют весьма низкие показатели электоральной поддержки. Уже через несколько месяцев мы будем знать, кто стал новым президентом страны, пока же первую строчку в рейтинге занимает Юлия Тимошенко, за которую готовы проголосовать 13,4% опрошенных. У Петра Порошенко намного меньше — 7 %, и в затылок ему дышат сразу несколько кандидатов. Реакцией на отсутствие «кандидата надежды» стала заметная на общем низком фоне доверия поддержка квазиполитических фигур — звёзд шоу-бизнеса, обладающих общенациональной известностью и лишь намекнувших на своё возможное участие в президентской гонке. Так, шоумен Владимир Зеленский, руководитель студии «Квартал 95», будучи включённым в анкету опроса, оказался на второй строчке в рейтинге с результатом 7,6 %, обойдя действующего президента. А музыкант, лидер группы «Океан Эльзы» Святослав Вакарчук с 4,9 % поддержки занял прочное место в основной группе претендентов.

Рейтинг кандидатов в президенты Украины. Источник

Уровень поддержки политических партий почти совпадает с результатами их лидеров. В верхних строчках рейтинга отсутствуют «Народный фронт» и «Самопомощь», показавшие в 2014 году первый (22,14 %) и третий (10,97 %) результаты на парламентских выборах. Сейчас у них 0,4 % и 3,3 % соответственно. Блок Петра Порошенко после показателя четырёхлетней давности в 21,82 % опустился на полупроходной уровень, едва превышающий заветные 5 %. Коалиция патриотических партий 2014 года давно развалилась, результативные голосования в парламенте обеспечиваются ситуативными договорённостями с депутатами-одномандатниками, большинство которых имеют свои бизнес-интересы. За год до парламентских выборов сложно представить, что в новый состав Верховной Рады самостоятельно пройдёт «Народный фронт», а БПП сформирует вокруг себя новую коалицию. Что же касается выборов президента, под вопросом не только победа Порошенко, но и выход его во второй тур.

Оснований ожидать, что пришедшие во власть в тяжёлом 2014 году люди задержатся в ней надолго, изначально было немного. Демонтаж старой системы и создание новой, ориентированной на евроинтеграцию, причём фактически в условиях войны, которой никто не ожидал и к которой никто не готовился, — задача сродни подвигам Геракла. Неприятие со стороны избирателей спустя какое-то время было практически гарантировано. Либо неизбежно болезненный ход радикального реформирования, либо недовольство нерешительностью преобразований обязательно сказались бы на электоральных предпочтениях, и выработавшая свой ресурс легитимности команда 2014-го вынуждена была бы уйти. Только в реальности и реформы оказались половинчатыми, и социальные издержки — весьма высокими. В итоге политики доверие утратили, причём по всему спектру: от власти до оппозиции. А нового политического поколения на подходе не оказалось.

В этих обстоятельствах президент Порошенко рассчитывает на второй срок, презентуя себя как безальтернативного кандидата для продолжения реформаторского курса. Его лозунги «Армія. Мова. Віра» / «Армия. Язык. Вера» выражают своего рода консервативный патриотизм главы государства — защитника базовых национальных идентификаторов. Пётр Порошенко в определенной степени перехватил повестку националистов, но рейтинговыми приобретениями это не обернулось. Зато сами националисты растеряли почти всё, что имели: уровень поддержки «Свободы» в октябре 2018 года составил лишь 2,2%. Зато не теряющая политического чутья Юлия Тимошенко явственно ощутила запрос на новое и предложила свой эклектичный «Новый курс». Хотя ветеран украинской политики не очень-то ассоциируется с новизной, она пытается расширить свою электоральную базу, где пока доминируют избиратели старших возрастных групп с патерналистскими запросами. Упоминая в своих выступлениях блокчейн и 3D-принтеры, Тимошенко, как кажется её технологам, пытается говорить на одном языке с современным городским средним классом. Анатолий Гриценко, министр обороны времён президентства Ющенко, делает в своей кампании упор на честность. Пророссийские политики из «Оппозиционного блока» и партии «За жизнь» обещают договорённости с Москвой, которые якобы позволят прекратить войну на Донбассе.

Вот, по сути, и весь нехитрый набор предложений, с которым ведущие кандидаты движутся ко дню выборов. Концептуальная ограниченность бросается в глаза. И в этом уже содержится серьёзный вызов, с которым столкнётся Украина после завершения нынешнего избирательного цикла.

Пётр Порошенко в определенной степени перехватил повестку националистов, но рейтинговыми приобретениями это не обернулось. Источник

БОРЬБА ЗА КАБИНЕТ

Первая и последняя попытка обновить постмайданные властные структуры была предпринята в начале 2016 года. После нескольких месяцев информационной кампании против премьер-министра Арсения Яценюка Верховная Рада 16 февраля признала работу правительства неудовлетворительной, однако не набрала голосов за его отставку. Спустя два месяца Яценюк подал в отставку сам. Главой Кабмина стал Владимир Гройсман, до этого занимавший должность спикера парламента. При этом «Народный фронт» остался в правящей коалиции.

В БПП не скрывали, что инициатива смены главы правительства исходила от них. С одной стороны, это была попытка «повесить» на Яценюка накопившийся к тому времени негатив в отношении власти. С другой — Порошенко рассчитывал с помощью своего молодого выдвиженца взять под контроль Кабмин. Яценюк на посту премьера хотел быть равным партнёром президента, а того это не совсем устраивало. Новый Кабинет министров оказался фактически двухпартийным: на базе «Блока Петра Порошенко» и «Народного фронта». Отставку Яценюка партии компенсировали должностями вице-премьера по гуманитарным вопросам (Вячеслав Кириленко), министра образования и науки (Лилия Гриневич), министра экологии и окружающей среды (Остап Семерак), министерства инфраструктуры (Владимир Омелян). Сохранили за собой ключевые должности в правительстве «тяжеловесы» из НФ: министр внутренних дел Арсен Аваков и министр юстиции Павел Петренко. БПП укрепил свои позиции, получив должности не только премьера, но и первого вице-премьера — министра экономического развития (Степан Кубив), министра финансов (Александр Данилюк), министра Кабинета министров (Александр Саенко) и ряд других. Владимиру Гройсману удалось включить в состав правительства нескольких членов своей винницкой команды, не слишком известных в Киеве. В частности, министром социальной политики стал его бывший заместитель в мэрии Винницы Андрей Рева.

В новом составе Кабинета не нашлось места для министров-иностранцев: ни для тех, кто полтора года назад получил украинские паспорта, ни для новых назначенцев (лишь спустя некоторое время и. о. министра здравоохранения станет американская украинка Ульяна Супрун). История с привлечением к управлению страной зарубежных специалистов окончилась без публичной рефлексии, официальная оценка этой практике так и не была дана. Айварас Абромавичюс остался в Украине, где руководит крупным агропромышленным холдингом, Наталия Яресько отправилась восстанавливать финансовую стабильность Пуэрто-Рико.

После провала голосования об отставке Яценюка парламентскую коалицию покинули фракции «Батькивщины» и «Самопомощи». Лидеры этих партий Юлия Тимошенко и львовский мэр Андрей Садовой выстраивали собственную игру, резонно надеясь на ослабление Порошенко и БПП к окончанию каденции и на перехват власти. Исподволь началась подготовка к избирательной кампании. Одним из значительных последствий смены правительства весной 2016 года стал переход в активную оппозицию Михаила Саакашвили. По данным ряда источников, при назначении его в 2015 году главой Одесской обладминистрации обсуждалась и перспектива премьерства. Приняв активное участие в кампании по отстранению Арсения Яценюка от власти, Саакашвили оказался исключён из процесса формирования нового Кабмина. Осенью 2016-го он со скандалом ушёл в отставку с губернаторского поста и объявил о создании партии «Движение новых сил». Если раньше его антикоррупционные инициативы были направлены против «барыги» Яценюка (по терминологии самого Саакашвили), то теперь вся ярость перенеслась на «барыгу» Порошенко. Весь 2017 год оппозиционная деятельность экс-президента Грузии порождала информационные поводы для украинских СМИ. В июле, когда Саакашвили находился за границей, его лишили украинского гражданства, предоставленного прежде якобы с нарушением процедуры. Тем не менее 10 сентября Михаил Саакашвили с помощью оппозиционных политиков (включая Юлию Тимошенко) прорвался на территорию Украины из Польши вопреки противодействию украинских пограничных и правоохранительных органов. В Киеве Саакашвили попытался перевести протестную деятельность в майданные формы: у здания Верховной Рады на улице Грушевского были установлены палатки, перегородившие проезжую часть, по воскресеньям объявлялись «народные веча» (впрочем, немногочисленные). Но призывы к смене власти не нашли значительной гражданской поддержки, а другие оппозиционные силы, поначалу поддержавшие грузинского реформатора, не приняли участия в акциях «Движения новых сил». Последним триумфом мятежного оппозиционера стала попытка его задержания 5 декабря, когда соратникам удалось освободить своего лидера, отбив его у правоохранителей.

Однако раздуть протестное движение Саакашвили не удавалось. Его цель — импичмент президента — не представлялась ни актуальной, ни достижимой. Вскоре Генпрокуратура заявила о связях оппозиционера с беглым олигархом времён Януковича Сергеем Курченко, который якобы финансировал из Москвы акции протеста «Движения новых сил». А 12 февраля 2018 года сотрудники Госпогранслужбы выдворили Михаила Саакашвили из Украины. Палаточный городок у Верховной Рады был снесён, движение в центре столицы восстановлено. Никаких серьёзных протестов эти меры не вызвали.

Неудачу грузинских реформаторов в Украине можно было бы посчитать следствием неприязненных отношений двух властных и амбициозных лидеров — Саакашвили и Порошенко, и в значительной степени так оно и есть. Но причины неприятия зарубежного опыта и его носителей этим не исчерпываются. Показательна украинская «карьера» классика польских реформ Лешека Бальцеровича. Весной 2016 года он был назначен сопредседателем Стратегической группы советников по поддержке реформ в Украине и представителем президента в Кабмине. А уже летом 2017-го заявил о нежелании продлевать контракт. Бальцерович не устраивал публичного скандала, однако дал понять, что, по его мнению, привлекать иностранцев к реальной выработке экономической политики никто и не собирался. В частности, о принятом осенью 2016 года решении правительства повысить минимальную заработную плату в два раза, влекущем серьезные экономические последствия, пан Лешек узнал из средств массовой информации. Никакой предварительной калькуляции Стратегическая группа советников не получала.

Идеолог польских реформ Лешек Бальцерович не продлил контракт с Украиной и дал понять, что привлекать иностранцев к реальной выработке экономической политики никто и не собирался. Источник

РОЛЬ ДОНБАССА

Таким образом, весной 2016 года Порошенко и его команда значительно усилили свои позиции во власти. Однако у этого обстоятельства оказалась и обратная сторона. Президент по факту стал ответственным за более широкий спектр вопросов, чем предусмотренный действующей Конституцией. На главу государства персонально направлена почти вся критика в отношении власти. И это противопоставило президента гражданским активистам. А переход войны на Донбассе после 2015 года в стадию «конфликта малой интенсивности» (как называют это дипломаты) сместил фокус гражданского общества в Украине с вопросов обороны и внешней политики на внутреннюю тематику: политическую, экономическую, антикоррупционную.

Для заморозки конфликта на востоке страны существовали объективные предпосылки. Уже во второй половине 2014 года стало очевидно, что потенциал «русской весны» себя исчерпал. Дальнейшая существенная территориальная экспансия на территорию Украины была невозможна или чревата огромными издержками. После боёв под Дебальцевом и второго Минского соглашения 12 февраля 2015 года стабилизировалась ситуация на фронте, отсутствовали признаки серьёзного гражданского недовольства «в тылу», которые могли бы подтолкнуть Кремль реанимировать идею «Новороссии» и расширить зону конфликта под привычным предлогом «защиты населения». Впрочем, малая интенсивность боевых действий не избавляет Украину от жертв. По данным Генштаба ВСУ, в 2016 году погибло 212 военнослужащих, 1 277 выбыли из-за травм, ранений и болезней. В 2017 году цифры почти совпали: 198 погибших (на конец декабря) и 1 288 — санитарные потери. СММ ОБСЕ назвала число погибших гражданских лиц в 2016 году — 88 человек, раненых — 354. В 2017 году — 85 и 384 соответственно. Значительная часть потерь вызвана нарушением соглашения об отводе тяжёлого вооружения от линии противостояния. Ракетно-артиллерийские обстрелы и применение миномётов больших калибров, ответный подавляющий огонь — главные причины гибели гражданского населения и военных.

Заложенная в Минские соглашения идея о добровольном ограничении на Донбассе не работает, как не сработала она почти ни в одном известном «конфликте малой интенсивности». Развести воюющих может лишь третья сторона. Ещё в сентябре 2015 года, выступая на сессии Генеральной ассамблеи ООН, Порошенко заявил о необходимости ввести на неконтролируемую Киевом территорию Донбасса миротворцев Организации Объединенных Наций. С тех пор украинский президент озвучивал это предложение не раз, и оно получило поддержку западных партнёров Украины. Владимир Путин тоже высказался будто бы за, оговорив условие: договариваться об этом Киеву нужно с руководителями самопровозглашённых ДНР и ЛНР. Фактически это означало отказ российского руководства обсуждать всерьёз тему посредничества «голубых касок». Многоэтапная миротворческая операция — от разграничения сторон до передачи участка государственной границы с Россией под контроль украинских сил — резко ограничила бы, а в перспективе и устранила возможность для Кремля управлять конфликтом в ручном режиме. Там к такой явной сдаче позиций пока не готовы. Между тем Соединённые Штаты с европейскими партнёрами готовы продолжить санкционное давление на Россию, вводя всё новые меры воздействия каждые один-два месяца. Об этом заявил 18 октября 2018 года на конференции в Атлантическом совете в Вашингтоне специальный представитель США по Украине Курт Волкер.

В феврале 2018 года президент подписал принятый Верховной Радой закон о реинтеграции Донбасса. Согласно его положениям, с 30 апреля на Донбассе закончилась антитеррористическая операция (АТО), а вместо нее началась Операция объединённых сил (ООС). Это решение позволило ликвидировать двойственность в руководстве силовыми структурами в районе конфликта. Функции управления силами и средствами Вооружённых сил и других военных формирований, МВД, Нацполиции, привлекаемых «к сдерживанию и отражению российской агрессии в Донецкой и Луганской областях», были переданы Объединённому оперативному штабу ВСУ. Командующим силами ООС назначили генерал-лейтенанта Сергея Наева.

Генерал-лейтенант Сергей Наев возглавил Операцию объединенных сил, сменившую АТО. Источник

<…>

ДЕЛА СУДЕБНЫЕ

Нелегко запускалась и судебная реформа. При конкурсном отборе членов нового Верховного суда Высшая квалификационная коллегия судей в ряде случаев отказывалась принимать во внимание рекомендации Общественного совета добросовестности, через который проходил каждый из претендентов. В результате в числе членов обновлённого Верховного суда оказались люди с давно испорченной репутацией, что поставило под сомнение саму концепцию обновления судебной ветви власти на новых качественных основаниях. Новый Верховный суд приступил к работе в декабре 2017 года. По мнению экспертов, конкурсный отбор новых судей заметно повлиял на качество принимаемых решений кассационного хозяйственного суда в составе Верховного суда Украины, а вот в кассационных уголовном и административном судах после формального обновления мало что изменилось.

Процесс обновления судейского корпуса на нижних этажах судебной системы ещё продолжается. На сегодня ни один крупный чиновник и ни один политик времён Януковича или постмайданного периода не получил судебного приговора. Это касается и дел, возбуждённых с большим информационным резонансом. Так, в частности, никаких результатов пока не дало судебное преследование мэра Одессы Труханова и мэра Харькова Кернеса, на свободе остаётся экс-глава Государственной фискальной службы Роман Насиров, сняты обвинения в отношении бывшего главы Государственного агентства инвестиций и национальных проектов Украины Владислава Каськива. Не получило заметного развития ни одно дело в отношении народных депутатов, с которых парламент снял депутатскую неприкосновенность по ходатайству Генеральной прокуратуры.

Лишь меньшинство украинцев чётко представляет, что сложные и противоречивые процессы реформирования правоохранительной и судебной системы в действительности идут. Всех остальных фрустрирует отсутствие видимого результата, что заметно усугубляет недоверие к власти. Развитие правовой сферы в Украине причудливым образом связано с достижениями в социально-экономической области. В своё время европейские партнёры выдвинули условием для либерализации визового режима публикацию электронных деклараций чиновниками и политиками, а также создание независимых антикоррупционных органов. Теперь Международный валютный фонд связывает предоставление кредитной помощи со скорейшим созданием специализированного Антикоррупционного суда. Гражданские активисты на основе лишь отчасти позитивного опыта отбора судей Верховного суда пытаются добиться большей, реальной прозрачности и соревновательности при назначении членов суда антикоррупционного.

Одновременно МВФ требует выполнения взятых на себя Украиной обязательств привести внутренние цены на газ к рыночному уровню в рамках реформирования энергосектора. Первый раз тарифы на газ подняли в 2016 году, затем соответствующее решение долго откладывалось, но с 1 ноября 2018 года цены на газ для населения всё же выросли на 23 %, что, в свою очередь, повлечёт подорожание отопления и подачи горячей воды. Не самое полезное решение в контексте разворачивающейся предвыборной кампании, но у правительства не оставалось выбора.

Переговоры с МВФ шли с июля 2017 года и лишь осенью 2018-го была достигнута договорённость о новой, 14-месячной программе stand-by объёмом в $ 3,9 млрд, заменившей программу расширенного финансирования, срок которой подходит к концу. Без обеспечения внешнего финансирования у Украины возникли бы большие сложности: в 2019 году предстоит выплатить по внешнему долгу около 6 млрд долларов, в том числе в счёт обслуживания долга — 1,6 млрд долларов. Кроме того, сотрудничество с МВФ открывает возможность получения ресурсов от других внешних кредиторов — Мирового банка и ЕС, а также снижает стоимость заимствований на открытом рынке. Требование МВФ повысить тарифы на газ на 60 % выполнено лишь частично. Дальнейшее повышение, по уверению премьера Гройсмана, перенесено за рамки отопительного сезона 2018/2019, то есть, скорее всего, случится через год. Отложена и земельная реформа, в основу которой должна лечь отмена моратория на продажу сельхозземель: власть резонно опасается, что основная масса консервативных сельских избирателей отреагирует на реформу отрицательно.

НО ЕСТЬ И ХОРОШИЕ НОВОСТИ

По целому ряду параметров социально-экономическая ситуация в Украине за последние годы серьёзным образом улучшилась. Третий год продолжается (и ускоряется!) экономический рост. По результатам 2018 года Кабмин ожидает 3,2% прироста ВВП, Нацбанк прогнозирует 3,4 %, а Мировой банк — 3,3 %. В 2017 году этот показатель, по данным НБУ, составил 2,5 %. Один из самых удачных примеров реформ — это децентрализация, т. е. повышение роли местного самоуправления. Центр отказывается от перераспределения части средств, оставляя их в местных бюджетах, при этом возрастают возможности местных территориальных громад (общин). Уже в 2015 году суммарный объём местных бюджетов вырос на 42% по сравнению с предыдущим годом. В 2016-м рост составил 49%, а в 2017-м — 31 %, что значительно превысило темпы инфляции. Доходы общего фонда местных бюджетов в Украине в январе — мае 2018 года по сравнению с январём — маем 2017-го выросли на 24,1 %. К тому же местные громады получили субвенции на модернизацию инфраструктуры, что позволило, например, в 2017 году обеспечить самый высокий объём дорожного строительства за время независимости страны. Ремонтируются и модернизируются школы, больницы, другие образовательные, медицинские и социальные учреждения.

Не так однозначны успехи реформы здравоохранения, её эффективность станет понятна годы спустя. Тем не менее деятельность и. о. министра здравоохранения Ульяны Супрун не оставляет равнодушным никого. Одни считают её образцом реформатора, рыцарем без страха и упрёка. Другие называют не иначе как «Доктор Смерть». После того как Александр Квиташвили ещё в середине 2015-го расписался в своей неспособности сдвинуть с места реформу здравоохранения, замену ему на министерском посту так и не нашли. В этой сфере действуют мощные лоббистские группы, связанные в первую очередь с фармацевтическим бизнесом. Они блокируют неугодные решения, оказывают мощное влияние на кадровую политику, проталкивая свои креатуры. Правительство Владимира Гройсмана работает с апреля 2016 года, а полноправный министр здравоохранения не назначен до сих пор. Лишь в июле 2016-го была назначена на должность заместителя министра Ульяна Супрун, которая стала исполняющей обязанности министра и остаётся в этом статусе третий год, поскольку профильный комитет Верховной Рады отказывается утвердить её кандидатуру. Несмотря на всё противодействие, Супрун удалось запустить реформу, которая реализуется с 1 января 2018 года и предусматривает, в частности, переход на систему семейных врачей по принципу «деньги ходят за пациентом». Предусмотрен ещё целый ряд поэтапных новшеств, призванных повысить качество медицинского обслуживания и улучшить материальное положение отрасли и самих работников здравоохранения.

Также с 2018 года запущена образовательная реформа. Вводится 12-летнее среднее образование, единый базовый стандарт «Новая украинская школа» на основе современных европейских методик, меняется само образовательное пространство, играющее, как считают реформаторы, очень важную роль в процессе обучения. На оборудование классов начальной школы по новым стандартам в 2018 году был выделен миллиард гривен из государственного бюджета, свой вклад внесли и местные бюджеты. Реформа подвергалась критике в некоторых сопредельных странах из-за усиления позиций государственного языка в образовательном процессе (что вызывало опасения в отношении соблюдения прав национальных меньшинств), однако после разъяснений правительства конфликтогенный потенциал этого аспекта реформы внутри страны практически исчерпан.

Подводя промежуточный итог работы Кабинета Владимира Гройсмана, следует отметить, что премьер не продемонстрировал управленческих чудес, но и не провалился. Зато отношения между Гройсманом и Порошенко заметно охладели. Премьер-министру нет резона жёстко привязывать свою политическую судьбу ко всё более туманным перспективам действующего президента, и он демонстрирует, порой подчёркнуто, свою независимость. А вот глава государства лишился возможности технологично снять главу правительства, чтобы в очередной раз сбросить накопленный негатив: голосов под другую кандидатуру в Верховной Раде набрать не удастся…

Отношения между Гройсманом и Порошенко заметно охладели, но голосов под другую кандидатуру в Верховной Раде набрать не удастся. Источник

В СУХОМ ОСТАТКЕ

Революционное пятилетие принесло Украине противоречивые результаты. Страна выстояла в тяжёлом «гибридном» противостоянии с восточным соседом, в короткие сроки воссоздав собственные Вооружённые силы. Украина заручилась мощной международной поддержкой. Экономика не только не свалилась в пропасть — она демонстрирует довольно уверенный рост. Проводятся реформы местного самоуправления, судебной системы, образования, здравоохранения. В то же время радикального качественного изменения системы управления так и не произошло, как не произошло и смены политических поколений. В предвыборный 2019 год Украина входит с претендентами на лидерство, которые уже полтора-два десятилетия определяют её политическое лицо. А нарастившее свою субъектность в ходе Революции Достоинства и последующих событий общество требует решительных перемен.

Преодоление противоречия между старыми практиками и новым гражданским самосознанием, очевидно, и составит содержание нового периода истории Украины.

На нашем сайте вы можете скачать или прямо на этой странице прочесть книгу, подготовленную под редакцией украинского политолога Георгия Чижова:

ПЕРЕЛОМНЫЕ ГОДЫ. СТРАНИЦЫ УКРАИНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ (1)

Рекомендуем познакомиться с публикациями пятого выпуска бюллетеня «Украина сегодня»