Евродайджест. Обзор публикаций о России и ЕС за декабрь

Группа «Европейский диалог» ежемесячно готовит дайджесты с обзором наиболее интересных исследований по проблемам внутриевропейской политики и отношений между Европой и Россией. Для тех, у кого нет времени читать большие тексты, мы рассказываем, в чем их суть и как можно применять их выводы на практике. Вы также можете познакомиться с предыдущими выпусками дайджеста

Выход Британии из Европейского Союза как и в прошлом месяце остается в центре повестки европейских СМИ, даже несмотря на то, что кризисы в переговорах между Лондоном и Брюсселем наступают так часто, что удивляешься, скорее, позитивным новостям о переговорном процессе, чем очередным провалам. До официальной даты выхода Британии осталось меньше 100 дней и возникает справедливый вопрос о том, какие варианты существуют у Лондона и к чему приведет реализация любого из них.

Но декабрьская политическая жизнь ЕС полна и других событий. Разработанное на декабрьском саммите Глобальное соглашение о миграции ООН привело к политической нестабильности в Евросоюзе: министры подают в отставку, а шесть стран-членов и вовсе отказались его подписывать. В их числе и Австрия, чье председательство в ЕС подходит к концу и пора бы уже поговорить о его итогах.

  1. БРЕКСИТ. КАКИЕ ОСТАЛИСЬ ВАРИАНТЫ?

Для ответа на волнующий всю Европу вопрос редактор Politico Пол Тейлор (Paul Teylor) попытался использовать т.н. метод Шерлока Холмса: «Когда вы устранили невозможное, все, что остается, каким бы невероятным оно ни было, должно быть правдой». Премьер-министр Британии Тереза ​​Мэй свела выход из многолетней головоломки до трех возможных вариантов: «моя сделка, нет сделки или нет Брексита». Вероятность того, что Парламент одобрит соглашение Мэй, кажется минимальной. По мнению автора, Мэй не удастся убедить повстанцев из Консервативной партии проголосовать за соглашение, а значит сделка не пройдет (об условиях сделки можно почитать здесь). При этом большинство в Палате общин выступает против жесткого Брексита, опасаясь экономической катастрофы для Великобритании.

Однако, как прояснил в конце ноября ситуацию Европейский суд, Лондон имеет право не выходить из ЕС, причем принять это решение он может в одностороннем порядке, без дополнительной консультации или согласования с Брюсселем. Правда, похоже, для этого нужно провести референдум, на который уже нет времени. Поэтому единственная опция — снова нажать на паузу. Для этого нужно заручиться поддержкой всех стран ЕС. Несмотря на определенные трудности, которые создает продление договора, страны вероятно пойдут на это. Брексит ударил по имиджу ЕС, показав, что страна может не хотеть быть его членом и ситуация, когда беглянка не может найти способа уйти и просится обратно слишком соблазнительна, чтобы сказать нет.

Тереза Мэй покидает трибуну после выступления на пресс-конференции 14 декабря 2018 года в Брюсселе во второй день европейского саммита. Источник

  1. СНОВА ЛОНДОН-БРЮССЕЛЬ. РАСКОЛОТО ЛИ БРИТАНСКОЕ ОБЩЕСТВО?

Известная исследовательница общественного мнения и выборов Сара Хоболт на открытой лекции в Лондонской школе экономики опровергла высказанное другим спикером мнение, что британское общество уже устало жить в ситуации неопределенности после Брексита и подталкивает своих депутатов принять уже хоть какое-нибудь, не очень важно какое именно, решение.

Хоболт утверждает, что население не только по-прежнему испытывает сильные эмоции по вопросу выхода Британии из ЕС, но сейчас общественное мнение является даже более поляризованным чем два года назад — непосредственно во время исторического голосования. При этом раскол вокруг Брексита сильнее чем по классическим либеральным/консервативным вопросам, и это ожидаемо: смена консерваторов и лейбористов в Кабинете министров может произойти и пару раз за десять лет, а сделка определит судьбу Британии на гораздо более долгий срок.

Хоболт также утверждает, что несмотря все же на небольшое преимущество «римэйнеров» над сторонниками выхода (как в форме сделки с ЕС, так и «жесткого» выхода) в последних опросах, результаты второго референдума, если бы он проводился в оставшиеся месяцы — совсем не очевидны. Избиратели могут голосовать стратегически, выбирая меньшее из зол. Но кроме того, второй референдум угрожает еще больше разделить британское общество и это проблема, потому что даже если Великобритания выйдет из ЕС, ЕС никуда из английской политической повестки не уйдет.

Профессор Сара Хоболт. Источник

  1. ВМЕСТЕ — МЫ СИЛА? ПРОТИВНИКИ И СТОРОННИКИ ИНТЕГРАЦИИ В ЕВРОПЕ

Европейский Совет по Международным Отношениям (ECFR) провел новое крупное исследование коалиций в ЕС. Результаты проделанной работы впечатляют: больше 1000 страниц текста с понятной инфографикой: от рейтинга влияния стран и коалиций до предпочтений государств по всем отраслям политики.

Не претендуя на обзор всей полноты проведенного исследования, «Европейский диалог» хотел бы осветить два важных для будущей политики Европы аспекта. Первый — это влияние и партнеры Румынии, поскольку именно она с января возглавит Совет ЕС, взамен уходящей после полугодия Австрии. Второй посвящен тому, на каком уровне страны хотят решать важнейшие вопросы сегодняшней европейской повестки: миграция, безопасность, правосудие и внутренняя политика.

Согласно полученным результатам анализа, современной Румынии серьезно не хватает партнеров в ЕС. Единственная страна, которая будет готова обратится к Румынии для решения общеевропейских вопросов — это Болгария, но даже она ставит соседа только на 4-ое место в этом списке.

Какие страны ЕС чаще всего контактируют с Румынией по общеевропейским вопросам. Источник

Причины этого в том, что у Бухареста слабо развита сеть взаимодействия с другими странами-членами даже по сравнению с маленькими государствами ЕС. Более того, с выходом Великобритании — сеть Румынии еще сократится. При этом потенциально сеть стран, чьи интересы могут совпадать с интересами Румынии, шире, а это значит, что возможности для наращивания партнерства и собственного веса в Союзе есть. Для этого нужно сосредоточить усилия в регионе Центральной, Восточной и Южной Европы, а также работать более плотно с тяжеловесами типа Германии и Франции. Председательство в Совете ЕС — отличный шанс для Румынии воспользоваться ситуацией и повысить свое влияние в Евросоюзе. И шанс этот упускать нельзя.

Согласно оценкам экспертов ECFR, несмотря на публичный раскол, приверженность общеевропейской политике в вопросах миграции и предоставления убежища среди стран-членов ЕС все же довольно высока. Больше всего в общие решения верят Кипр, Испания, Швеция, Греция и Болгария, хотя последняя не подписала глобальное соглашение ООН о миграции. Среди тех, кто настаивает на исключительно национальном уровне решения проблемы предсказуемо оказались Венгрия, Польша, Чехия, Великобритания и Словакия т.е. как раз те 4 из тех 6 стран ЕС, что не подписали соглашение ООН.

Население каких стран ЕС больше всего верит в общие решения проблемы миграции. Источник

Готовность решать вопросы правосудия и внутренней политики вместе с коллегами по Евросоюзу заметно ниже согласия по миграции. Тройка лидеров здесь — Кипр, Греция и Люксембург, а вот Польша и Венгрия, на которых часто сыпется критика со стороны Брюсселя из-за недемократических реформ политической системы, предсказуемо сильно против. С ними в одной «команде» оказались Дания и Словакия.

Результаты в сфере общей международной политики и политики безопасности отражают идею многоскоростной Европы. Среди тех, кто считает, что эти вопросы должны решаться всеми членами ЕС в основном маленькие страны, такие как Кипр и Эстония. «Большие» лидеры мнений, к примеру Франция, предпочитают союзы с отдельными странами. Великобритания, что неудивительно, выбирает неформальные соглашения.

Население каких стран ЕС больше всего верит в общие решения проблем правосудия и внутренней политики. Источник

  1. ГЛОБАЛЬНОЕ СОГЛАШЕНИЕ О МИГРАЦИИ ООН. КТО И ПОЧЕМУ ИЗ «ЕВРОПЕЙЦЕВ» ПОШЕЛ В ОТКАЗ?

Ряд стран ЕС, а именно Австрия, Болгария, Венгрия, Польша, Чехия и Словакия, отказались подписать соглашение ООН о безопасной, упорядоченной и регулируемой миграции. Центр Изучения Европейской Политики (CEPS) проанализировал, что означает договор для государств-членов ЕС, и на основе этого анализа можно многое сказать о мотивах «отказников».

Избегая подписания соглашения страны, как правило, апеллируют к аргументам о суверенитете и приоритете национальных интересов над глобальными. Но слушая эту позицию, необходимо иметь в виду, что соглашение ООН не имеет юридической силы и не создает никаких новых обязательств для стран, а просто еще раз озвучивает идею о том, что необходимо наращивать сотрудничество в рамках существующих международных инструментов. Более того, соглашение не нацелено на лишение суверенитета, что специально было впрямую в нем прописано: «Договор подтверждает суверенное право государств определять свою национальную миграционную политику и свою прерогативу управлять миграцией».

Другое направление критики соглашения — утверждение, что принятие договора создает особый свод «прав человека для мигрантов», тем самым накладывая на страны нежелательные обязательства. Однако, это тоже только риторика. Соглашение не создает новых прав, но все государства-члены ЕС уже обязаны защищать и поддерживать стандарты в области прав человека для всех мигрантов и беженцев, независимо от их статуса. Кроме того, хотя популисты утверждают, что они руководствуются интересами граждан своей страны, нет договору означает отказ в защите и своих граждан, в ситуациях, когда они путешествуют, живут или работают за пределами ЕС. Авторы аналитической записки напротив утверждают, что не подписать документ, значит лишиться части суверенитета, а не сохранить его.

В декабре 2018 года в Марракеше в ходе международной конференции ООН был принят «Всемирный пакт о безопасной, упорядоченной и регулируемой миграции». Источник

Так почему же тогда шесть стран-членов ЕС все же отказались подписать соглашение? На этот вопрос ответили эксперты для подкаста от Европейского Совета по Международным Отношениям (ECFR). Марк Леонард в своей передачи «Мир в 30 минутах» поговорил с Шошаной Файн (Shoshana Fine), Томом Наттолл (Tom Nuttall), Хосе Игнасио Торребланка (Jose Ignacio Torreblanca), и Патрицией Сасналь (Patrycja Sasnal). Эксперты уверены, что спор, возникший между странами, на самом, деле не о договоре.

Соглашение предлагает управление (management) миграцией, которая отличается от парадигмы, через которую видят проблему названные страны — парадигмы устранения (solving) миграции. Согласно договору, больше путей для легальной миграции должно привести к уменьшению нелегальной миграции, а сам феномен миграции должен меньше быть проблематизирован через дискурс безопасности (securitization). Такие идеи не только не совпадают с риторикой националистических партий, но и выглядят опасными с их позиции. Хотя договор не обязывает страны претворять все его положения в жизнь, на лицо культурный конфликт. Для отказавшихся стран это имиджевый вопрос, и тут кроется проблема, почему не понимают отказ стран, если соглашение ни к чему не обязывает: подход ООН технократический, а ответ на него популистский и мыслить нужно в этих категориях. Кроме того, очевидно, что перечисленные страны не хотят закрепления норм, пусть даже на неформальном уровне, поскольку Всеобщая декларация прав человека тоже не является законом, но однозначно повлияла на проводимую в любой стране мира политику.

Другой важный аспект — неразрешенные конфликты в ЕС. Кажется, что соглашение затрагивает больную тему политики в области миграции, где согласия между многими странами нет. Но, по мнению экспертов, в случае ЕС токсичной является не сама миграция, а проводимые курсы миграционной политики. Отказ подписать соглашение — это сигнал, что страны не хотят, чтобы вопрос миграции решался на уровне ЕС. Это снова подчеркивает раскол в Союзе, а значит предвыборный 2019 год обещает быть трудным.


Рекомендуем также познакомиться с другими выпусками нашего Евродайджеста, который мы готовим ежемесячно с обзором наиболее интересных исследований по проблемам внутриевропейской политики и отношений между Европой и Россией. Для тех, у кого нет времени читать большие тексты, мы рассказываем, в чем их суть и как можно применять их выводы на практике