От первого лица. Церковь, протесты и песнопения в Польше

В дополнение к интервью с послом Польши в России Влодзимежем Марчиняком, мы продолжаем разбираться как устроена жизнь в этой стране. В новом материале мы поговорили с Русланом Молдовановым, студентом магистратуры Ягеллонского университета, которые уже несколько лет живет в Кракове, а также много путешествует по другим городам и регионам Республики

Руслан, ты полтора года живешь в Кракове, которые часто называют культурной столицей Польши. Ощущаешь ли ты его особую «культурность»? В чем она может выражаться?

Я часто слышу от самих поляков, что Краков считается культурной или музейной столицей, как у нас в России Санкт-Петербург. Даже варшавяне любят свой город, но признают, что Краков более университетский, музейный, архитектурный, и я бы сказал, более аутентичный. В отличие от других крупных польских городов — Варшава была разгромлена, Вроцлав входил в состав Германии и тоже сильно пострадал во время Второй Мировой, Краков — сохранившийся остаток Австро-Венгерской Польши. Это была немного автономная часть Польши, которая не входила ни в Пруссию, ни в Россию, часть, которая была во многом предоставлена самой себе.

Польские земли в составе Российской, Германской и Австро-Венгерской империй в 1915 году. Источник

Из скольких частей, которые можно четко разделить, состоит современная Польша?

Это три части: Австро-Венгерская, немецкая и российская. Австро-Венгерская самая маленькая — Краков и Галиция, при том, что сейчас большая часть Галиции принадлежит Украине. Интересно, что по этим трем линиям знаменитого раздела 1795 года и сейчас проходят все политические карты. Они достаточно четко прослеживаются, на последних выборах местного самоуправления, например, видно линии границ между российской и прусской частями.

Если три части достаточно четко делятся между тремя империями, где во всем этом «польскость»?

Она, по сути, есть везде. К примеру, даже когда после Второй Мировой войны в Польше были «этнические чистки» немцев — их, по сути, выгнали из Вроцлава и Познани, а потом эти города заселили поляками из Восточной (советской) части страны, поэтому в них тоже, можно сказать, много «польского». Хотя краковчане точно скажут, что главная «польскость» Республики — в Кракове. Русские очень сильно пытались «орусофилить» свою часть, а немцы пытались «онемечить» свою, теперь немецкие города вроде Вроцлава или Щецина находятся в странном статусе: некоторые поляки чувствуют какую-то непричастность к заселенным ими после немцев городам. Но Краков — всегда оставался польским.

Кроме того, у Кракова есть большой козырь в виде Вавельского замка, где похоронены почти все польские короли, вся монархия, все, кто связан с прошлым наследием. И это даже используется в современной политической ситуации, например, Ярослав Качиньский добивался возможности похоронить брата Леха Качиньского именно здесь, чтобы выстоять эту преемственность.

Вавельский замок в Кракове. Источник

Если не вдаваться в стереотипы, что сами поляки считают польским?

Есть изречение «поляк — значит католик» — эта страна религиозная, церковь здесь значима как институт, который занимается бизнесом и имеет много активов. Например, владельцы кафе в старом городе платят какую-то ренту церкви, если здание сопряжено с монастырем, и монастырь владеет территорий. Таких зданий примерно треть, и, кстати, поэтому церковь неплохо зарабатывает на туристах в Кракове.

Это нормально воспринимается в обществе? Если в России церковь начинает пытаться заниматься бизнесом, то у всех это вызывает вопросы.

Нет, это не вызывает похожей реакции. Так сложилось традиционно. В Польше не было того передела власти и реституции со стороны церкви, как в России. Здесь было нечто похожее из-за Польской Народной Республики, но это воспринимается как оккупация, внутренний процесс, в течение которого церковь что-то потеряла, а потом это и вернула — подобные факты никто не ставит под вопрос

У тебя есть друзья поляки, который ходят в церковь и соблюдают католические обряды?

Есть, я бы не назвал их «идеальными» католиками, но все стандартные традиции они соблюдают и это скорее культурная религиозность. Но я все равно чувствую, что религия здесь значима больше, чем в России. Когда я учился в Ростове-на-Дону, возле института была построена церковь, но людей туда добровольно-принудительно сгоняли по значимым датам. Студенты Ягеллонского университета в основном посещают две церкви — одна более консервативная, другая более либеральная, но и там, и там много студентов. Даже в день открытия учебного года в университете все начинается с праздничной службы в Костёле Святой Анны, а затем идет секулярная церемония.

Ягеллонский университет в Кракове. Источник

Закон об ограничении права на аборты не прошел в Польше и вызвал многотысячные митинги жителей, благодаря этой религиозности? Ты застал этот период?

Да, этот период все еще продолжается. По идеи этого закона должны были отменить смягчающие обстоятельства, по которым аборт допускался — это изнасилование и угроза смерти матери. Была инициатива запретить аборты совсем, что большинством, конечно, не принимается. То есть я бы сказал, аргументы выступавших против поправок были скорее не религиозные, а общечеловеческие, гуманистические.

Сейчас в Польше происходят политические протесты. В европейских СМИ пишут, что они не носят массовый характер, хотя авторитарный откат в стране на лицо, особенно после введения ограничений для судей в Польше. Насколько сейчас ощущаются оппозиционные настроения в стране?

Массовых протестов действительно нет. В академическом сообществе большинство придерживается либеральных взглядов, поэтому все, конечно, жалуются на правящую партию «Право и Справедливость» (ПиС), но также, как и на Брексит, Трампа и прочее. В то же время за пределами академии я не замечал особой резкой реакции на эти процессы. Большинство жителей принимает рост авторитаризма в Польше или равнодушно, или нормально: кто-то просто не обращают внимания на политику, видя преимущества в экономическом росте — он остается рекордным — росте зарплат, а кто-то не хочет, чтобы во власть пришли либералы, поэтому голосует за ПиС. Еще есть серьезная группа людей, которые не хотят немецкого влияния на Польшу, в том числе видя его в том, что Германия скупает местные компании. Например, у Польши был «PolskiBus» — компания, которая очень хорошо развивалась и зарабатывала перевозками по Польше и остальной Европе. У них была очень крупная сеть и все знали, что с «PolskiBus» можно дешево путешествовать по Европе, но сейчас пришел «FlixBus» и все это выкупил, перекрасил автобусы в свой фирменный зеленый цвет, поставил свои цены и свои стандарты.

А как вообще в Польше относятся к ЕС и Брюсселю? Ощущается ли их присутствие в обычной жизни?

Почти на всех новых зданиях, музеях, университетах, есть табличка «Помощь ЕС». Если ты идешь по Кракову и видишь какое-то новое здание, — там будет табличка, что это было построено при помощи фондов ЕС, люди это знают. Есть ощущение, что принятие в ЕС — это хорошо, открытые границы — тоже хорошо, а насчет фондов поддержки — наоборот, что страна сильно от них зависима, потому, если их помощь будет меньше, может быть, это даже и на пользу.

Или, например, в Польше теперь, как и в Западной Европе, запрещено торговать по воскресеньям. Сейчас это только 2 воскресенья в месяц, но потом будет все 4, примерно к 2020 году. И сейчас люди воспринимают это как «наконец-то мы стали такой Европой, которая может себе позволить на выходные отдыхать».

А жители знают, что с 2020 года значимая часть помощи от ЕС будет сокращена? Это как-то обсуждается, чувствуется?

Нет, это почти не ощущается и мало обсуждается, Я думаю, потому что есть в обществе некая самоуверенность, мол, «мы уже встали с колен», и все сами отлично без Европы сможем.

Как реагируют люди в Польше, когда ты им говоришь, что приехал из России?

Хорошо относятся. Тут, скорее, к украинцам есть дискриминация и стереотипы. Например, в Варшаве на Марше, когда я сказал, что я из России, мне ответили: «Россия — это круто, а вот украинцев мы не любим».

Какой-то бытовой русофобии тоже не чувствуется? Потому что в польских госмедиа ее довольно много.

У старых националистов или консерваторов такая русофобия есть. У правого крыла «ПиС» — тоже есть жуткая русофобия. Остальным этот нарратив не очень нравится. Уличные националисты, это, к примеру, футбольные фанаты, переориентировались на Россию или стали ближе к ней, стали ей симпатизировать. Если на марше Националистов в 2013 году закидывали русское посольство и кричали: «Руска курва!», то сейчас, когда поляки приезжали в Россию, они кричали: «Россия!».

Польские болельщики на Чемпионате мира в России. Источник

Никого не волнует, что Россия перестала покупать польские яблоки?

Это было так давно, в 2014 году, я тогда был в Варшаве. В тот момент была какая-то акция «Укуси яблоко Путину назло», магазины бесплатно эти яблоки раздавали, и рынок сидра очень взорвался. Но, сейчас это полностью забылось.

Еще один известный стереотип про польскую культуру, что поляки любят вкусно поесть. И что польская кухня богата мясными, калорийными блюдами. У тебя есть любимое местное блюдо?

Так как я вегетарианец мне трудно ответить на этот вопрос. Это типичная восточноевропейская кухня, она мало чем отличается от кухонь других стран Центральной и Восточной Европы, начиная от Восточных регионов Германии и заканчивая Россией. Но на фоне сосисок на гриле, солений и блюд с капустой больше всего выделяются pierogi-пероги — это и вправду национальное достояние. По сути это те же самые вареники, но здесь их едят гораздо чаще и с кучей разных начинок — картофель-сыр, капуста-грибы, мясо, шпинат, гречка, моцарелла с вялеными томатами и даже версия по-мексикански. Они довольно универсальны и подаются как фаст-фуд, так и на праздники.

Польские pierogi. Источник

А крафтовое пивоварение в Польше развивается?

Да. И оно здесь намного лучше, чем в Австрии, Германии или Чехии. Например, в Праге очень сложно найти хорошее крафтовое пиво: ты постоянно будешь натыкаться на международные бренды, а не на собственное производство. А в центре Кракова полно крафтовых баров и практически каждое заведение старается добавить пару кранов крафта. Даже в любом ларьке есть пиво от местных пивоварен.

Если я спрошу тебя, в чем три отличительные черты типичного поляка от жителей других стран, что ты скажешь?

Первое, что приходит в голову — поляки много поют. В России я не сталкивался с тем, что люди внезапно начинают петь, не в караоке-баре, а просто вдруг взялись петь какие-то «полународные» песни. Еще они очень любят вечеринки. Конечно, я живу в таком районе, где много квартир снимают студенты, но это и вне его пределов чувствуется.

Из-за близкого менталитета я воспринимаю поляков как европеизированных русских, если можно так выразиться, только более аккуратных.

А в чем эта «большая аккуратность» проявляется?

В благоустройстве городской среды: люди чаще высаживают цветы перед своим домом, тщательно следят за своими площадками.

Как и русские поляки любят выпить и поговорить на кухне — с американцами такое сложней представить. Но в плане быта они другие: чаще извиняются, когда задели, в целом в разговоре слышно больше вежливых фраз. Например, в России вообще отсутствует какое-то вежливое обращение, когда ты хочешь сказать, чтобы девушка уступила дорогу. Бывает трудно подобрать слово: «женщина» или «девушка», а здесь есть «пан»  или «пани» — с ними удобнее обращаться, в России не хватает какого-то такого слова.


Рекомендуем также познакомиться с нашей инфографикой, с помощью которой мы постарались разобраться с экономикой, государственным управлением и политической жизнью Польши

Метки: