Евро-дайджест. Обзор публикаций о Европе за март

Группа «Европейский диалог» ежемесячно готовит дайджесты с обзором наиболее интересных исследований по проблемам внутриевропейской политики и отношений между Европой и Россией. Для тех, у кого нет времени читать большие тексты, мы рассказываем, в чем их суть и как можно применять их выводы на практике. Вы также можете познакомиться с предыдущими выпусками дайджеста

В знак солидарности с нашей новой рубрикой о выборах в Европейский Парламент, мы посвятили этот выпуск им. Тем более что экспертам было, о чем поговорить: Европейская народная партия приостановила членство Фидес, Альянс либералов решил играть по своим правилам и не выставлять единого кандидата на пост председателя Комиссии, а война между проевропейскими и евроскептическими силами набирает новые обороты

ПОЛИТИЧЕСКИЙ КУЛЬБИТ ЕВРОПЕЙСКОЙ НАРОДНОЙ ПАРТИИ

20 марта Европейская народная партия приостановила членство венгерской партии Фидес. Спусковым крючком в и без того напряжённых отношениях стала медийная кампания, демонизирующая коллегу по группе Жан-Клода Юнкера. Чтобы восстановить свои права, Виктору Орбану нужно будет выполнить ряд требований, в том числе и извиниться перед нынешним председателем Комиссии. Когда эксперты примут окончательное решение — неясно. До дня «икс» группа может держать дистанцию, а после решить не лишать себя дополнительных мест в парламенте. Такой политический манёвр вызвал громкие дебаты в СМИ.

Одним из условий сохранения членства Фидес стали извинения Виктора Орбана перед Жан-Клодом Юнкером. Источник

Бен Холл, редактор Financial Times по вопросам Европы, объяснил, что такая полумера обоснована желанием избежать раскола между либералами и проорбанскими консерваторами в группе накануне выборов. Изгнание Орбана могло бы спровоцировать политическую перестройку. Кроме того, так партия не толкнула Орбана в объятия других правых националистических партий, но и защитила европейские ценности. Знаменательно, что Фидес и Европейская народная партия приняли это решение совместно, другими словами, Орбану разрешили договориться о собственном наказании. Неудивительно, что он считает результат поражением его либеральных критиков. Учитывая то, что членство в партии не сдерживало венгерского премьера раньше, трудно предположить, будет ли он соблюдать предписанные условия. Однако теперь ему придётся либо отказаться от нападок на ЕС в предвыборной гонке, либо столкнуться с реальной перспективой исключения из группы.

Ги Верхофстадт, лидер Альянса либералов и демократов, заявил, что это решение «политическая уловка, которая позорит Европу», а Европейская партия «потеряла моральный авторитет, чтобы возглавлять Европу». Постоянный автор politico.eu Тим Кинг написал о том, что этому предшествовал долгий путь.

Премьер-министр Бельгии Вильфрид Мартенс занимал пост председателя Европейской народной партии с 1990 по 2013 год. Именно во время его руководства группа променяла идеологическую близость на численность. Мартенс привёл в группу партию «Вперёд, Италия» итальянского премьер-министра Сильвио Берлускони. Изначально они с бывшим канцлером Германии Гельмутом Колем были насторожены в отношении партии, так как Берлускони сформировал коалицию с «сепаратистами и постфашистами». Однако их отношение изменилось в 1997 году, когда выяснилось, что партия вела переговоры с неоголлистами во Франции о создании новой группы в Европарламенте. Мартенс пишет, что такая группа «создала бы серьёзную угрозу будущему существованию народной партии». После снижения планки группа поспешила заполучить консервативные, правоцентристские и экономически либеральные партии со всей Центральной и Восточной Европы в ожидании расширения. Среди них была и Фидес.

Теперь у Европейской народной партии нет чёткого представления о своих ценностях, и они слишком привязаны к преимуществам, которые даёт статус самого большого зверя. Пока группа всё ещё сохраняет лидирующие позиции, но, как показывают недавние события, не только цифры имеют значение. Внутри группы зреют множество расколов, и Веберу будет трудно сделать что-то, чтобы почва не разверзлась.

«Альтернатива для Германии» может стать более идеологически близким союзником для Фидес, чем ЕНП. Источник

Пресс-секретарь крайне правой партии «Альтернатива для Германии» заявил, что Орбан и Фидес «намного лучше вписались бы в семью европейских партий, которые действительно выступают за консерватизм и свободу». Если Орбан и народная партия официально оформят развод, то Фидес будет искать новый дом среди таких, более идеологически близких, союзников. При этом Иван Крастев, председатель Центра либеральных исследований, пишет, что не нужно опасаться того, что нынешняя поляризация европейской политики пойдёт на пользу популистскому праву, и что Орбану удастся превратить эти выборы в референдум о неспособности Брюсселя бороться с миграцией. Во-первых, проевропейские партии могут показать хорошие результаты в Словакии, Польши и Румынии. Во-вторых, ни одна крупная политическая партия сейчас не выступает за политику открытых границ. В-третьих, антимиграционная тревога связана не столько с иммигрантами, сколько с эмигрантами. Стареющее общество в Центральной Европе боится, что последние молодые доктора и медсёстры заберут свои чемоданы и уйдут. Депопуляция и демографический упадок являются настоящей трагедией Центральной Европы, но это не та проблема, о которой говорят правые популисты.

ВЕБЕР В ЗАЩИТУ СИСТЕМЫ ЕДИНОГО КАНДИДАТА

Альянс либералов и демократов решил играть по своим правилам. В конце марта группа вместо одного кандидата на роль председателя Комиссии выставила «команду Европы» из 7 лидеров. Этот жест — протест против системы единого кандидата. В защиту системы выступил ее главный сторонник, кандидат от Европейской народной партии, Манфред Вебер в интервью для Der Tagesspiegel.

Кандидат на пост председателя Еврокомиссии Манфред Вебер выступил в защиту системы единого кандидата, против которой ополчился Альянс либералов и демократов. Источник

Маргрет Вестагер — одна из членов команды либералов, которую поддерживает Макрон. На вопрос издания, имеет ли она шанс стать Президентом Комиссии, Вебер ответил, что был бы рад участвовать с ней в гонке, но Альянс не выбрал одного кандидата. В их пути нет ясности. Евродепутат заявил, что если Европейская народная партия наберет наибольшее количество голосов, то ее претензии на лидерство на континенте будут демократически оправданными. Не следует забывать, что большинство европейских партий и многие главы государств поддержали принцип единого кандидата. Если они вдруг забудут об этом и выберут Президента Комиссии как-то иначе, это станет огромным шагом назад для демократии в Европе. Это приведет к конфликту между Европейским парламентом и Советом, а обострения отношений никто не хочет.

В своем турне по Европе Вебер увидел, что люди рады послушать кандидата от европейской группы и волнует их примерно одно и тоже: как на Кипре, так и в Ирландии жалуются на непроходимую бюрократию на пути к получению фондов ЕС.  Больше других избирателей волнуют две темы: миграция и экономический рост. В предвыборной гонке Вебер делает ставку на четкую программу. К примеру, он хочет закончить переговоры о вступлении Турции в ЕС.

Вебер заявил, что ЕС нужно больше демократии и прозрачности. Лучшая гарантия для этого — парламентаризация Европы. Он хочет быть Председателем Комиссии Парламента. Именно в Парламент граждане вовлечены больше всего, поэтому нужно наградить его соответственными полномочиями.

БУДЕТ ЛИ СЛЕДУЮЩАЯ КОМИССИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ?

Выборы в Европарламент влекут за собой смену состава в остальных институтах ЕС, в том числе и Комиссии.

Нынешний председатель Комиссии Жан-Клод Юнкер хотел сделать ее политической, чтобы избавиться от негативного образа дистанцированного и неподотчётного института. Два главных элемента этой стратегии: 1) расставление приоритетов; 2) подход «сверху-вниз» в принятии решений. Юнкер считал важным не просто следовать решениям институтов, а выстраивать больший политический контекст. Для этого нужно, как гласит слоган, «being big on big things, small on small things». Подход «сверху-вниз» вниз вырос из убеждения, что политики, а не бюрократы, должны отвечать за принятие решений. Он перестроил Комиссию так, чтобы дать ей политический импульс: 1) объединил портфели комиссаров и создал проектные команды; 2) усилил роль вице-президентов; 3) стимулировал дискуссии на ранних этапах разработки решений.

Жан-Клод Юнкер хотел сделать Еврокомиссию политической, чтобы избавиться от негативного образа дистанцированного и неподотчётного института. Источник

Не все согласны с тем, что Комиссия должна быть политической. Это может привести к нарушению порядка из-за произвольного применения правил. К примеру, эта Комиссия проявляла большую гибкость, оценивая национальные бюджеты в рамках пакта о стабильности и росте. Также Комиссию ругают за то, что она слишком близко приблизилась к партийной политике. Прочные институциональные связи между Европарламентом и Комиссией влекут за собой определённую «политизацию» процесса, что может подорвать роль независимого хранителя договоров.

Концепция «политической» комиссии не нова. Она постепенно развивалась со времён постмаастрихтской эпохи. При этом роль Комиссии завит от того, чем является ЕС. Если ЕС становится Объединёнными Штатами Европы с сильным парламентом, то правительство, в роли которого выступает Комиссия, может быть политизировано. Однако в межправительственном подходе национальные лидеры сохраняют за собой право назначать правительство, и оно должно оставаться преимущественно технократическим. Напряжение вокруг системы единого кандидата демонстрирует конфликт этих парадигм. Сейчас набирает силу межправительственный подход, а значит текущая ситуация не самая плодотворная для того, чтобы комиссия была политической.

ПРЕДВЫБОРНАЯ КАМПАНИЯ ВРЕДИТ БУДУЩЕМУ НАДНАЦИОНАЛЬНОЙ ДЕМОКРАТИИ

Луиза Хун из брюссельской фабрики мыслей Эгмонт опубликовала работу о выборах в Европейский Парламент в контексте будущего Европы.

Хун утверждает, что выборы повлияют на судьбу наднациональной демократии. Жизнеспособность этой модели зависит от того, смогут ли партии вдохновить граждан транснациональными дебатами. К сожалению, сейчас партии спорят не о статьях бюджета ЕС, не о миграционной реформе или о том, как стимулировать экономику, а о том, плохой или хороший Брюссель. Поляризация растет, и партии все громче отстаивают свои позиции касательно ЕС: в синем углу ринга евроскептики, в красном — Макрон. Европа нуждается в настоящих, конкурентных, транснациональных выборах, а элиты так напуганы падением популярности, что отчаянно пытаются убедить граждан в ценности ЕС, вместо того чтобы устранять демократический дефицит.

Поляризация ЕС растет, и партии все громче отстаивают свои позиции касательно ЕС: в синем углу ринга евроскептики, в красном — Макрон. Источник

В этом ключе важен и ряд фактов о выборах в ЕП: 1) они привлекают избирателей с уже четким отношением к ЕС, а не колеблющихся; 2) отношение к европейской интеграции имеет большее значение на выборах в ЕП, чем на национальных выборах; 3) радикальные партии здесь успешнее, чем на домашней арене.

Хун утверждает, что разрыв между ЕС и его гражданами на руку евроскептикам и что Европа нуждается в настоящей транснациональной демократии. Провал процедуры избрания единого кандидата демонстрирует, что европейская демократия не может быть достигнута с помощью оптических иллюзий. Она требует реальной политической конкуренции и разделения властей на европейском уровне. Для граждан и элит политика остается национальной до тех пор, пока такими остаются выборы и их влияние на политику.

Юнкер назвал ЕС кораблем, а сегодняшнюю ситуацию штормом. Хун говорит, он сможет сохранить свой курс только в том случае, если граждане будут на борту и смогут определять направление.


Все наши Евро-дайджесты доступны по ссылке. Также мы запустили новую рубрику Евровыборы