«Швейцарский опыт внедрения базового дохода показал, что начинать надо со скромных запросов»

Конференция «Базовый доход: пролог к социальной политике XXI века» состоялась в ноябре прошлого года в НИУ ВШЭ при поддержке фонда Фридриха Эбберта и Экспертной группы «Европейский диалог». Основные выводы конференции мы уже публиковали, а теперь выкладываем расшифровки выступлений ключевых спикеров в рамках специального проекта нашей группы «Безусловный базовый доход». Швейцарских избирателей спросили, хотят ли они, чтобы их страна ввела базовый доход. Идея базового дохода была отвергнута большинством избирателей, однако в преддверии референдума развернулась широкая дискуссия по вопросу о базовом доходе, а также об адекватности существующих систем социальной защиты меняющемуся миру труда. О специфике швейцарского кейса рассказал профессор Университета Лозанны Джулиано Боноли

5 июня 2016 года в Швейцарии проводился референдум, где швейцарскому населению был задан вопрос о введении базового дохода. В голосовании приняло участие 46,9% населения. Это не очень высокие показатели: мы в Швейцарии часто проводим различные референдумы, так что это нормальная практика для нашей страны. 76,9% проголосовавших отвергло это предложение. Надо сказать, что ранее были уже дебаты по базовому доходу, и многие популисты, политики выступали с этим предложением. Затем мы попытались понять, почему в Швейцарии нам не удалось привлечь большинство.

Как проходило голосование? Решение о проведении голосования было принято не правительством. В Швейцарии есть система, так называемые элементы прямой демократии, по которой граждане имеют право выдвигать предложения на референдум, при условии, если они смогут представить 100 000 подписей правомочных членов населения. В данном случае, если такое предложение получает поддержку, то это отражается в Конституции, и таким образом строится наше законодательство. Поэтому этот инструмент достаточно часто используется различными политическими группами, лоббистскими группами, профсоюзы, для того, чтобы выдвинуть какие-либо вопросы, поставить их на повестку дня. Это существует с самого момента образования современного государства Швейцария, фактически с 1860 года. И очень часто действительно собиралось 100 000 подписей.

Сейчас гораздо проще собрать 100 000 подписей. Мы часто голосуем, по 4 раза в год на референдумах. И на следующей неделе у нас еще целая серия референдумов, где мы должны голосовать. На одном из них мы будем решать, позволять ли фермерам обрезать рога у коров, или нет. Темы, которые выносятся на народный суд, могут быть совершенно разнообразными. Но, что здесь важно, что это все происходит всерьез.

Слайд презентации Джулиано Боноли. Источник

Если референдум состоялся, и результаты успешные, то затем происходят реальные изменения. Но иногда референдумы кончаются отрицательно, появляются какие-то визионерские идеи, которые не добиваются успеха, но это все равно полезно, потому что позволяет маргинальным группам выносить свои вопросы в центр общественного внимания, и все начинают об этом говорить.

С понятием «базовый доход» произошло то же самое. Люди в Швейцарии знают, что такое базовый доход, они до сих пор иногда это обсуждают, и это произошло благодаря референдуму, который был организован швейцарским отделением CTBN (сеть, которая существует во многих странах, и в России, по-моему, тоже, которая как раз отстаивает идею базового дохода).

Статья о базовом доходе была бы внесена в швейцарскую конституцию, если бы референдум окончился победой его сторонников. Предлагаемая формулировка была довольно расплывчатой: «Федеральное правительство обеспечивает внедрение безусловного базового дохода. Этот базовый доход должен гарантировать всему населению достойный уровень жизни, и позволить участие в общественной жизни». Дальше вопросы, к кому это относится: граждане или иностранцы с правом жительства, или другие. Этот момент здесь не уточняется. Также не уточняются его размеры. Это было бы определено и уточнено законом. Третий пункт – то, что государство определит способы финансирования и сумму базового дохода. Именно об этом мы голосовали.

Хотя цифр в вопросе не было, сторонники идеи действительно предложили некоторые документы с цифрами.

О цифрах. Если бы сторонники введения базового дохода выиграли бы референдум, правительство не обязано было бы соблюдать эти цифры, потому что это не было включено в основной опрос, а фигурировало в дополнительном документе.

Слайд презентации Джулиано Боноли. Источник

Речь идет о ежемесячной выплате в швейцарских франках и в евро, которая составляет 2 170 евро в месяц для взрослого человека. Это довольно много даже для Швейцарии. Многие критиковали организаторов, говоря: «Вы спятили. У вас идеи-то умалишенные, а вы еще и такие высокие цифры пишете. Вы никак не сможете победить на референдуме». Но это то, о чем говорили все. Внизу цифра для ребенка. Группа собирала подписи, показывая именно эти цифры.

Может быть кто-то из вас, из тех, кто интересуется базовым доходом, знает бельгийского философа Филиппа Ван Парейса. Он не участвовал в дебатах, но его много раз приглашали в Швейцарию, и он сказал, что эти цифры слишком высоки. Хотя он выступает за социальное вспомоществование, но в размере, не превышающем половины указанной выше суммы. Тем не менее, это те цифры, которые фигурировали в этих документах.

И потом федеральное правительство оценило, сколько будет стоить этот проект. Общая стоимость программы порядка 200 миллиардов швейцарских франков, то есть примерно 33% нашего ВВП.

Далее очень грубо был подготовлен бюджет. Экономия на существующих социальных программах составила 55 миллиардов швейцарских франков. Дальше самая большая часть поступила бы от дохода от работы. То есть было принято допущение, что доход от заработной платы выше, чем то, на что они имели бы право по базовому доходу. То есть, другими словами, если они бы стали платить доход, равный базовому доходу, осталось бы все то же самое. В общем, все это было основано на очень сильных допущениях, что поведение людей на рынке труда не изменится даже после введения базового дохода. Как мы говорили сегодня, на самом деле никто не знает, что произойдет с рынком труда в случае принятия базового дохода. Это допущение, которое никем никогда не было и не могло быть проверено.

Дальше вопросы финансирования – 25 миллиардов швейцарских франков, это НДС 8%. В Швейцарии довольно низкий НДС, он составляет 8%. То есть было бы 16%.

Слайд презентации Джулиано Боноли. Источник

Вот такие расчеты. Надо было бы повышать НДС до 16%. Не такая уж большая жертва вроде бы. Но все основано на предположении, что все будут вести себя на рынке труда точно так же, как до сих пор.

Дальше начались дебаты. Я вам говорил, что мы голосуем на референдумах очень часто, и внимание общественности к политике не всегда высокое, но в данном случае состоялись очень качественные дискуссии в течение нескольких месяцев по всей стране. Там обсуждались темы, которые мы обсуждали сегодня утром: необходимость переосмыслить систему социального обеспечения из-за изменения меры труда, цифровизации, роботизации и так далее, желание упростить сложные системы соцобеспечения, которые никто толком не может понять. И те, кто выступали за эту идею, говорили о новой социальной революции, об изменении общества. Это были люди-визионеры, которые считали, что это возможно. С другой стороны, были люди, которые были против этих идей, которые говорили, что это стигматизация лени, это поощрит людей меньше работать, подорвет трудовую дисциплину и так далее. Вот темы, которые поднимались в ходе дебатов.

Слайд презентации Джулиано Боноли. Источник

Вот две фотографии. Кампания очень широко освещалась в прессе, многие СМИ об этом говорили.

Первое, что вы видите, – это сторонники базового дохода, которые организовали высыпание денег из самосвала. Вот основное здание Правительства в Берне. Это монетки по 5 центов. Кажется, что это бешеные деньги, а на самом деле не очень много, потому что это мелкие монеты – пятицентовики. Они вывалили эту кучу, чтобы привлечь внимание СМИ. Привлекли.

А это фотография, которую мы видели чаще всего со стороны оппонентов этой идеи. Тут показан человек, который пьет пиво, курит сигареты с короной на голове. Царь лентяев, так его прозвали. Это лишь некоторые из многих изображений. Мы таких изображений видели очень много. Дебаты были гораздо масштабнее, чем обычно бывает на таких референдумах.

Каждый раз перед тем, как проводится референдум, граждане получают рекомендации по голосованию от разных организаций. Федеральное правительство всегда в оппозиции. Это было известно. Федеральный парламент – также был против. Вот результаты политических партий. Да, мало. Тут самые важные политические участники. Партия зеленых – единственная партия, которая открыто выступала «за», а все остальные были против. Кроме того, были мелкие группы, которые выступали за базовый доход, а на этом слайде перечислены самые главные, которые могли оказать повлиять на мнение избирателей. Внизу это федерация работодателей, и последнее – профсоюзы. При такой начальной ситуации невозможно, чтобы предложение было поддержано на референдуме. Можно получить «да», если голоса от этих сторон делятся пополам. Но не в такой ситуации.

Вот результаты. Перед вами карта Швейцарии. Надеюсь, вы знакомы с формой нашей страны. Она разделена на много кантонов. Вы знаете, что мы многоязычная страна. Восток страны – это немецкоязычное население, это здесь живут франкоязычные гарждане, а тут итальяноговорящие, откуда я родом.

Слайд презентации Джулиано Боноли. Источник

Цвета показывают вам интенсивность голосования. В немецкоязычной части «нет» было самым решительным. В сельских кантонах, в горах люди были резко против. А тут выделены кантоны, где «да» получило чуть больше голосов, чем в среднем по стране.

Это город Базель, 36% «да». Юра и Женева. Базель и Юра – это немецкий язык, Женева – французский. Это, как правило, были прогрессивные кантоны в области социальной политики. Например, они были против повышения возраста выхода на пенсию, они хотели усиления социальной политики, и так далее. Но нигде, тем не менее, ни в одном кантоне «да» не преобладало, то есть ни в одном кантоне сторонники не выиграли.

Можно узнать чуть подробнее, кто как голосовал, потому что после каждого подобного референдума проводятся послереферендумные обследования. Через неделю после референдума людей спрашивают: как вы голосовали в прошлое воскресенье? И задают прочие вопросы относительно их политических мнений, мотивации и так далее.

Здесь важно, наверное, отметить, что бывают всяческие смещения, потому что есть люди, которые соглашаются голосовать, потом они соглашаются ответить на вопросы, потом они отказываются. Поэтому результаты голосования после обследования после голосования не всегда совпадают. 23% набрало «да» на референдуме, а на опросе – 26,6%. По крайней мере это подтверждает, что данные референдума были достаточно надежными. Ошибка была, какая-то всегда есть, но небольшая.

Еще интересно, что можно увидеть из данных – какие факторы определили «за» или «против». Сперва мы решили взглянуть на размер дохода. Вдруг это важный фактор. Потому что богатым бы пришлось оплачивать, а бедные выиграли от базового дохода. Из этого графика видно, что никакого влияния на ответ, на результат голосования размер дохода не оказал.

Мы можем показать еще один мультивариативный анализ. У нас есть данные, в которых прослеживается кое-какое влияние, но очень слабое. То есть уровень дохода не оказал влияния на результаты референдума.

Слайд презентации Джулиано Боноли. Источник

Какие другие факторы? Скорее всего, идеологические. Люди считали, что это хорошая идея, или считали, что это плохая идея.

По партийной принадлежности и партийной симпатии самый большой разброс. Дело в идеологии, и в гораздо меньшей степени зависело от материальных интересов. Политические партии, которые были против: социалисты, христианские демократы, либеральные и популисты. Но зеленые – единственная партия, которая официально выпустила рекомендацию голосовать «за», и за ними последовало большинство сторонников зеленой партии. Меньше всего прислушались к социалистической партии, они были против, но многие, тем не менее, проголосовали «за». 50% не достигли, но больше чем в среднем проголосовали. Наверное, потому что Швейцарская социалистическая партия, как многие другие социалистические и социал-демократические партии, имеют, как часто бывает, два крыла: одно – это профсоюзы, а они были резко против. Для профсоюзов работа – очень важная вещь. Они очень ценят и уважают. А во втором крыле, в так называемом новом либертарианском крыле, было гораздо больше тех, кто был «за».

Слайд презентации Джулиано Боноли. Источник

Теперь посмотрим по возрасту. Этот фактор имел сильное значение. Этот график показывает, что те, у кого уже есть доступ к базовому доходу – пенсионеры, – были в основном против. Среди молодых было больше тех, кто был «за».

Это мультивариативная модель, которая фактически говорит о том же самом. Тут нет никакого другого вывода. Можно играть с контрольными переменными, но все равно можно выявить очень слабый эффект влияния уровня дохода. Он очень слабый и линейный. Поэтому мало что можно узнать из этого с помощью этой модели.

Слайд презентации Джулиано Боноли. Источник

И последнее. Во время обследования задавались разные вопросы о базовом доходе, и один из них, который был весьма показательным, касался того, чего люди боятся, опасаются – дело касалось, прежде всего, стимула к работе. Большинство людей согласились, что базовый доход подорвет все стимулы работать.

Слайд презентации Джулиано Боноли. Источник

Какие выводы можем сделать из швейцарского опыта? Мне кажется, существуют огромные проблемы с политической приемлемостью этой идеи. Вопрос, почему эта идея была так решительно отвергнута в то время, когда эта идея популярная, популистская, и многие использовали ее для выигрыша в выборах. Например, в Италии, где эту идею выдвинула популистская партия, у которой не было шансов выиграть в одиночку. Иногда популисты продают мечты, а здесь это все было всерьез, потому что если бы избиратели отдали бы за нее свои голоса, то это превратилось бы в реальность, и всем пришлось бы иметь с этим дело.

Трудовые ценности тоже оказались сильной защитой от этой идеи. Ими воспользовались противники этой идеи. Фотография с царем лентяев – это был один из самых главных эффективных доводов со стороны противников. Они противопоставляли трудовые ценности, говорили, что базовый доход подорвет их.

Названные цифры были слишком важные – это тоже важный вывод. Можно сказать, что, если и есть какой-то способ реализовать базовый доход, думаю, что эта дорога должна начинаться с гораздо более скромных запросов.

С этим невозможно экспериментировать. В эксперименте нельзя воспроизвести все. Поэтому все это придется начинать с очень низкого уровня, а может быть, потом уже стараться его увеличить. Швейцарский опыт показывает, что попытка начать сразу по-крупному, обеспечивая очень достойный или даже более чем достойный уровень жизни, оказалась политически нежизнеспособной.


Все тексты по итогам конференции «Безусловный базовый доход» — на нашем сайте