Как устроены выборы в Европарламент, и кто от этого выигрывает

Причудливым образом выборы в Европейский парламент остаются национальными, что позволяет популистам и евроскептикам их эксплуатировать. Попытки реформировать систему блокируют ее бенефициары, но для глубинных изменений нужно нечто большее, чем их согласие

ХОД ГОНКИ

Для большинства партий ситуация за месяц практически не изменилась: Европейской народной партии по-прежнему предсказывают 177 мест, Альянсу либералов и демократов 66, Европейским консерваторам 62, Европе наций и свобод 59, а движению Макрона 22. А вот социалисты и демократы улучшили свои позиции: с начала марта они продвинулись на 5 мест т.е. в сумме у них 137. Однако в контексте общей гонки такой прирост — это скорее утешительный приз, ведь они все равно потеряют больше, чем какая-либо другая группа в Европарламенте.

Структура выборов в Европарламент причудлива, потому что это наднациональный институт, но выборы по своей сути остаются национальными. Граждане стран-членов голосуют у себя в стране за национальные партии, которые в Европарламенте объединяются в политические группы. Каждой стране в зависимости от размера положено разное количество депутатов, поэтому на то, каким окажется новый созыв, больше влияния оказывает Германия с 96 местами или Франция с 74, чем Словения с 8 или Мальта с 6.

Выборы в Европейский парламент непохожи на единые общеевропейские выборы, скорее это 27 (или 28) разных выборов, проходящих в один момент. Избирательный порог, система голосования, виды бюллетеней, количество округов, минимальный возраст депутатов и даже день выборов могут отличаться. ЕС устанавливает общие принципы, но пространство для маневров остается значительным.

Количество депутатов и система голосования. Источник

Непохожи они на единые общеевропейские выборы и из-за избирательной кампании. Обычно партии не обсуждают политические курсы ЕС, на которые потом могли бы влиять в Европарламенте, но включают в предвыборную программу вопросы национального масштаба. В этот раз настоящие дебаты о реформах подменили споры о том, кто главный злодей: еврофедералисты или евроскептики. Из-за этого избиратели не видят, как выборы повлияют на их жизнь и почему важно проголосовать.

Так как выборы кажутся избирателям второсортными, они могут голосовать, не думая, есть ли у этой партии шанс выиграть выборы, и что произойдет, если она победит. Иногда стимулы избирателей не имеют ничего общего с самими выборами: они просто хотят показать собственному правительству, что недовольны им. Это способствует маленьким и оппозиционным партиям, как и пропорциональная система, низкий избирательный порог или вовсе его отсутствие, поэтому хотя евроскептики сражаются и не на своем поле, правила игры работают на них.

Явка избирателей падает с момента первых выборов в Европарламент. Источник

ПОПЫТКА РЕФОРМЫ

Перед грядущими выборами предпринималась попытка изменить систему, однако после всех правок реформа перестала много значить. В июле прошлого года евродепутаты одобрили интернет-голосование, позволили голосовать из не принадлежащих к ЕС стран и установили штраф для тех, кто голосует дважды. Германия и Испания, которые не имеют избирательного порога на выборах в Европарламент, смогут ввести порог от 2 до 2,5%. Они также согласились размещать лейблы политических групп Европарламента рядом с лейблами национальных партий на бюллетенях, если партии этого желают. Места Британии в Европарламенте отдали другим странам, которые недостаточно представлены, в частности Франция и Испания получат по 5 мест, а Нидерланды и Италия по 3. Однако из-за новой отсрочки дополнительные места могут быть заморожены, если Великобритания не покинет ЕС к 22 мая.

Для двух лет переговоров это — скромный результат. Лейблы еврогрупп на бюллетенях немного способствуют европеизации партийной системы, а интернет-голосование и порог помогут набрать больше голосов мейнстримным партиям: из-за размера избирательный порог им не угрожает, а их избиратели в основном довольны статусом кво и не готовы идти на участки в дождь или когда по телевизору идет игра престолов. Поэтому реформа может повлиять на явку и расклад сил, но кардинально изменить ход выборов эти косметические поправки не способны. Самые амбициозные предложения были отвергнуты. Речь идет прежде всего об официальном утверждении системы единого кандидата и введении транснациональных списков.

Участие Великобритании в европейских выборах должно восприниматься «серьезно», заявил президент Европейского совета Дональд Туск парламенту. Источник

ПРОВАЛ СИСТЕМЫ ЕДИНОГО КАНДИДАТА

Система единого кандидата работает следующим образом: европейские политические группы выбирают кандидата, который становится лицом избирательной гонки. Кандидат победившей на выборах группы должен стать новым председателем Комиссии. Впервые систему единого кандидата опробовали в прошлом году. До этого кандидатуру председателя Комиссии номинировал Совет, то есть главы государств, а парламент только утверждал предложенную кандидатуру. Однако в Лиссабонском договоре, вступившtм в силу в 2009 году, появился новый пункт о том, что Совет должен «брать во внимание выборы в Европейский парламент». Евродепутаты воспользовались расплывчатостью формулировок и придумали систему единого кандидата.

Система единого кандидата должна была укрепить демократическую легитимность ЕС, сделать избирательную кампанию более интересной, похожей на нормальную, отделить европейские выборы от национальных, создать видимую связь между выборами в Европарламент и политикой ЕС. Выборы 2014 не оправдали эти надежды: только 5 процентов пришли на участки, чтобы выбрать председателя Комиссии, и явка осталась низкой.

Текущее соревнование между едиными кандидатами также выглядит вялым, оно не привлекает внимания к общеевропейским темам и не станет причиной роста явки. Выборы кандидата от самой большой партии, т.е. с самыми высокими шансами на победу, проходили на удивление спокойно. Александр Стубб и Манфред Вебер избегали разногласий и критики в адрес друг друга, что странно для соперников в избирательной гонке. Социал-демократы вообще выбрали Франса Тиммерманса на безальтернативной основе.

Вебер и Тиммерманс представители двух крупнейших групп в Европарламенте, а значит они главные конкуренты. Однако согласно расписанию, встретиться лицом к лицу на общеевропейских дебатах они собираются лишь раз. Для сравнения: на прошлых выборах представители этих же двух групп, Жан-Клод Юнкер и Мартин Шульц, встречались на дебатах 9 раз, в том числе 4 раза для общеевропейской аудитории. То, что общеевропейских дебатов на английском языке практически нет, еще один симптом приближающейся смерти системы единого кандидата от ощущения собственной бесполезности.

Хотя Вебер призывает оставаться верными системе, ее будущее не определено. Лидеры стран не хотят отдавать такие полномочия парламенту. Они заявили, что единый кандидат от группы может стать председателем Комиссии, такой статус даже повышает шансы на избрание, но Совет ничего не обязывает. Европейский парламент в резолюции заявил, что не поддержит выдвинутую Советом кандидатуру, если это будет не единый кандидат. Однако этот жест просто символ, он даже не значит, что депутаты действительно будут так яро отстаивать систему: ходят слухи, что вместо Вебера могут выбрать Мишель Барнье в качестве компромисса с социалистами и либералами.

Социал-демократы выбрали Франса Тиммерманса на безальтернативной основе. Источник

КАК ОЖИВИТЬ СИСТЕМУ

Главный сторонник системы единого кандидата — это Европейская народная партия, которая из-за размера является основным бенефициаром такой процедуры назначения председателя Комиссии. Противостоят системе прежде всего Альянс либералов и демократов при моральной поддержке Макрона.

Либералы только третьи по размеру в Европарламенте и система, где по правилам игры место председателя автоматом получает наибольшая группа, им, конечно, не нравится. Либералы популярны в маленьких странах ЕС, как Дания, Люксембург и Эстония, тогда как Европейская народная партия популярна в Германии, поэтому им трудно переломить ситуацию. При этом они хорошо проявили себя на национальных выборах и скоро получат столько же мест в Совете, сколько есть и у представителей Европейской Народной Партии. В знак протеста вместо одного кандидата либералы номинировали «команду Европы» из 7 человек, куда входит Европейский комиссар по вопросам конкуренции Маргрете Вестагер и лидер группы, бывший премьер министр Бельгии, Ги Верхофстадт.

Ги Верхофстадт уверен, что отказавшись от транснациональных списков, группы не сделали выборы интереснее и значимее для избирателей, а лишь обернули подковерные игры в другую упаковку. Источник

По мнению либералов, путь к оживлению выборов — транснациональные списки. Макрон пытался ввести транснациональные списки, чтобы его партия могла участвовать в выборах по всей Европе, но Европейская Народная Партия вместе с евроскептиками заблокировали это предложение. Причина тому стратегический расчет. Транснациональные списки разрушат привязку евровыборов к национальной системе, так как избиратели смогут сразу голосовать за общеевропейские политические группы. Евроскептикам не нравится дальнейшая федерализация Европы, плюс они выигрывают от протестного голосования по национальной повестке, что будет сложно использовать в по-настоящему общеевропейских выборах. Европейская народная партия тоже потеряет в голосах от таких перемен.

Ги Верхофстадт уверен, что отказавшись от транснациональных списков, группы убили и систему единого кандидата. Они не сделали выборы интереснее и значимее для избирателей, а лишь обернули подковерные игры в другую упаковку. Изменить систему с помощью оптических иллюзий не получится, нужны настоящие реформы. Однако это потребует не только бенефициаров отказаться от своих преимуществ, но и принять курс на большую интеграцию. Это не просто выбор мер, а выбор того, каким страны хотят видеть ЕС: единым наднациональным объединением с сильным парламентом, или союзом отдельных стран, где политическое не живет за пределами национальных границ. Отказ Совета официально принять систему единого кандидата говорит о том, что шансы пока не в пользу первого сценария.

Бонус: В следующем созыве будет не меньше 250 евроскептиков, а Маттео Сальвини уже ищет единомышленников среди популистов и радикально правых для новой коалиции. Нужно ли бояться, что эта волна сокрушит Европарламент — в следующей статье. Пока вы ждете, можно подписаться на самые влиятельные твитеры о Европе по версии euractiv и быть первым в курсе всех шуток про Брексит.

На заглавном фото публикации Александр Стубб и Манфред Вебер. Фото Markku Ulander/AFP via Getty Images. Источник


Вся аналитика по грядущим выборам в Европарламент — на нашем сайте