Общее будущее Европы и России: попытка тематизации

16 апреля в информационном агентстве «Росбалт» состоялась дискуссия экспертной группы «Европейский диалог» в Санкт-Петербурге

Открыл дискуссию профессор НИУ ВШЭ Григорий Тульчинский с вопроса о совместном прошлом.

У стран Европы и России в истории было много общего: культурные заимствования и экономическое сотрудничество, политические союзы и общие победы, общие биографии ученых, художников, инженеров, предпринимателей, «простых» людей. И сейчас эти связи и контакты испытывают серьезные вызовы: взаимные санкции, ограничения, противостояния, информационные войны… И степень этих напряжений возрастает.

По мнению Тульчинского, такое развитие событий не может не беспокоить, но оно же и стимулирует поиск возможных решений.

Обсуждение не только актуальных проблем, но и общих перспектив открывает важные возможности. Среди таких общих проблем проблемы экологии, изменений климата, проблемы демографии и иммиграции, включая увеличение доли мусульманского населения.

Культурные различия, межпоколенческие разрывы смысловых картин мира усугубляют ситуацию. Они закрепляются современными средствами коммуникации как в Европе, так и в России. Между тем представления о будущем — проблема всего современного общества.

Общество массового потребления, похоже, боится потерять настоящее. Не случайно в искусстве, традиционном поставщике образов будущего, доминируют антиутопии, общий катастрофизм.

Писатель и аналитик Андрей Столяров подчеркнул, что будущее влияет на настоящее как аттрактор развития и оно всегда разрушительно для настоящего.

Проблема в выработке «фазового оператора» изменений. При выходе из Древнего мира таким оператором выступило христианство, при переходе к Модернупротестантизм, после II Мировой войны — идеи либерализма и социализма. В настоящее время такой оператор отсутствует, разве что — перспектива цифрового трансгуманизма.

Столяров выделил четыре существующих проекта:

В мире реализуются американский и исламский проекты, претендующие на общечеловеческую универсальность, охранительный европейский проект, и, претендующий на эксклюзивность, китайский. Россия не в состоянии предложить человечеству альтернативу.

По мнению спикера, у Европы и России нет общего будущего. Если в «перестройку» были представления об «общем доме», отсутствии врагов, то расширение НАТО в 1999 и в 2004 года лишило эти надежды шанса на реализацию.

Как полагает социолог Мария Мацкевич из Института социологии РАН, противостояние СССР и Западного мира определялось идеологиями, тогда как после «перестройки» на первый план вышли различия в культуре, конфессиях, этничности.

Люди в советское время, при всех идеологических и политических различиях, отождествляли себя с «прогрессивным человечеством». Для граждан современной России стало шоком, что европейцы не считают русских европейцами. Для современной цивилизации в целом характерна возрастающая дивергенция, «огораживание» по широкому спектру социальных групп.

В дискуссии также приняли участие политолог Александр Сунгуров (РАПН, НИУ ВШЭ), генеральный консул Франции в Санкт-Петербурге Уго де Шаваньяк и психолог Алексей Шустов. Выступающие подчеркивали, что модели будущего в странах Европы и России различаются. Однако это означает только то, что необходимо широкое обсуждение этих вопросов, что предполагает желание и умение слушать друг друга, а главное — взаимное доверие.

Также можно познакомиться с полной видеоверсией дискуссии:


Первое мероприятие Экспертной группы «Европейский диалог» в Санкт-Петербурге — открытая дискуссия «Цивилизационная политика идентичности и "русский европеец" на грани миров» — репортаж и видеоверсия