Почему история начинается заново через 30 лет после своего конца

В Сахаровском центре прошел цикл дискуссий журналиста Андрея Колесникова «Конец истории-1989. Почему 30 лет спустя она началась заново?». В рамках нашего проекта «30 лет спустя» знакомим вас с основными тезисами и видеозаписями этих дискуссий

В 1989 Фукуяма выпустил статью, где предположил, что наступающий либеральный порядок завершит идеологическое развитие человечества. По его мнению, общества должны были двигаться к свободному рынку и демократии, но события последнего десятилетия разрушили веру в то, что прекрасный финал предопределен. Цель цикла — проанализировать события 30-ти летней давности и разобраться в причинах «конца конца» истории.

На первой дискуссии Андрей Колесников в компании со Львом Гудковым, Никитой Соколовым и Александром Рубцовым обсудили концепт. Андрей Колесников объяснил, что конец истории предсказывали еще с Гегеля, но всегда наступал конец конца. Современный «конец конца» возник в России в 2014-ом году, а на Западе с избранием Трампа, когда стремление стать первым среди равных опрокинуло либеральный порядок. Никита Солов настаивал, что конца истории не может быть, потому что у истории нет единой цели. Более того, такие концепции вредны для общества, так как для развития необходимо, чтобы люди выбирали разные пути. Лев Гудков убежден, что хотя как проекта конца истории уже нет, он остается важным механизмом осмысления и идентичности. При этом у людей появился кризис проекта будущего. Александр Рубцов, выступая в защиту концепта, призвал помнить, что речь идёт не только о политике, но о культурной и научно-технической модернизации. В этом смысле конец наступил, с этим трудно спорить.

 
Вторая дискуссия прошла при участии Валерия Дикевича, Сергея Васильева и Андрея Липского и была посвящена странам Восточной Европы. Эксперты обсудили, как происходил транзит в регионе. Васильев разделил социалистические страны на два типа: 1) где переход к социализму произошел изнутри; 2) куда социализм принесла советская армия. Различия этих режимов определили, как происходил переход к рыночной экономике. Дикевич выразил мнение, что реформы в Польше были для населения неоправданно болезненными. Это спровоцировало дебаты среди экспертов.

Вторая важная тема дискуссии — почему популисты набирают в силу в условиях растущей экономики. Липский считает, что есть три причины: 1) населению надоело, что им навязывают правила игры; 2) к ним относились, как к младшим братьям; 3) миграционный кризис. Эксперты разошлись в оценке серьезности ситуации: Липский не считает приход к власти популистов серьезной угрозой, а по мнению Васильева, демократия может это не пережить.

 
В заключительной дискуссии Олег Будницкий, Леонид Гозман и Дмитрий Травин взглянули на российский опыт. Эксперты сошлись во мнении, что, хотя многое пошло не так, нельзя сказать, что мы вернулись к отправной точке. Травин уверен, что Россия пока не делает ничего такого, чего не делают другие страны в период модернизации. Будницкий добавил, что в российской истории шаги назад одновременно шли с шагами вперед. Хотя общий тон кажется подчеркнуто оптимистичным, все эксперты признали, что ошибок было совершено много. Однако, как сказал Гозман, в этом нельзя винить целую страну, и считать, что она обречена. Человек может избавиться от ошибок прошлого. Это правило распространяется и на гражданскую нацию.

 
В оформлении публикации использовано фото с сайта «Сахаровского центра»


31 мая — 1 июня в Юрмале состоится семинар «Демонтаж коммунизма: чему учат а антикоммунистические революции в Центральной Европе и бывшем СССР». Ключевыми темами семинара станут «Демократизация сверху vs. демократизация снизу: вызовы и последствия» и «Антикоммунистические революции в Центральной Европе и бывшем СССР: общее и различное». Подробнее о цикле мероприятий, посвященных 30-летию постсоветского периода современной Европы читайте на нашем сайте