Испытание выборами: победители и проигравшие

Электоральный майдан. Так охарактеризовал президентские выборы в Украине известный социолог Евгений Головаха. Большинство избирателей выразили своё недовольство политикой действующего президента, шагнув в неизвестность. Сможет ли Владимир Зеленский стать сильным политическим лидером и удовлетворить хотя бы часть ожиданий? Ответа по-прежнему нет. Как у противников нового главы государства, так и у его сторонников

ОШИБКА ПРЕЗИДЕНТА

7 апреля 2019 года ЦИК официально объявила результаты первого тура выборов. За Владимира Зеленского проголосовали 30,24% украинцев, за Петра Порошенко — почти вдвое меньше (15,95%). Юлия Тимошенко, которая ещё осенью лидировала в президентских рейтингах, получила 13,4% поддержки.

На четвёртом месте — основатель «Оппозиционной платформы — За жизнь» Юрий Бойко с 11,67%, на пятом — экс-министр обороны, лидер партии «Гражданская позиция» Анатолий Гриценко с 6,91% голосов, на шестом — экс-начальник Главного управления разведки Минобороны, бывший глава СБУ Игорь Смешко с 6,04%. Старожил украинской политики, лидер «Радикальной партии» Олег Ляшко смог набрать только 5,48%.

Динамика поддержки кандидатов в президенты Украины и результаты 1-го тура. Источник

В штабе Петра Порошенко до последнего не были уверены в том, что он выйдет во второй тур (основания для таких опасений подтверждает небольшой итоговый разрыв с Тимошенко). Тактически против президента сыграла не очень высокая явка (63,5%) и, главное, недостаточная активность электората Западной Украины, на который, в первую очередь, и делалась ставка. Кроме того, военнослужащие из зоны ООС дали практически столько же голосов «комику» Зеленскому, сколько и Верховному главнокомандующему Порошенко, который сделал возрождение армии одним из ключевых тезисов своей кампании.

Между двумя турами голосования у команды президента не оставалось ни времени, ни желания хотя бы отчасти пересмотреть содержание публичной коммуникации. Поэтому провал был, в общем-то, предрешён.

Пётр Порошенко начинал кампанию с рекордным антирейтингом и, как показывали многочисленные социологические исследования, поигрывал во втором туре всем более-менее рейтинговым оппонентам. Однако ни сам президент, ни его соратники не проявили достаточной решимости, чтобы показательно «покарать» коррупционеров из ближайшего окружения главы государства.

Впрочем, даже такие меры вряд ли смогли бы изменить ситуацию радикальным образом. Команда президента ошиблась задолго до старта, спроектировав правоконсервативную кампанию. «Армия, язык, вера» оказались слишком нишевыми темами, которые по строго идеологическим соображениям поддерживали около 5-6% избирателей.

По словам львовского политолога Игоря Танчина, чёткое идеологическое позиционирование помогло Петру Порошенко преодолеть существенное отставание от популистки Юлии Тимошенко и опередить её, но ко второму туру президент «исчерпал свою нишу до дна».

На этих выборах электорат разделился не по линии «правые-левые» или «Европа-Россия», а по линии «новые-старые». Возможно, президенту стоило подхватить тезис о «смене элит» и попытаться реализовать его хотя бы в собственной партии с прицелом на парламентские выборы. Однако, как утверждал в кулуарах ближайший соратник Порошенко Игорь Кононенко, для победы во втором туре считалось достаточным предпринимать то же, что делалось перед первым.

Штаб продолжил разделять электорат и играть на его страхах. Отсюда — провальные билборды «Порошенко или Путин», грубая полемика сторонников президента в социальных сетях, нагнетание апокалиптических настроений в дружественных СМИ, очернение Владимира Зеленского и многое другое.

Колеблющиеся, но в целом лояльные к Петру Порошенко украинцы ждали совсем других сигналов: честного разговора о будущем, признания прошлых ошибок, готовности объединять страну. И, не дождавшись, либо «ушли» к Зеленскому, либо вообще проигнорировали выборы.

Во втором туре Владимир Зеленский выиграл у действующего президента с разгромным счётом: 73,22% против 24,45%. С таким результатом в истории независимой Украины не побеждал ещё никто. При этом, как утверждают эксперты, большинство проголосовавших за Зеленского, на самом деле, не его избиратели. Это «антиизбиратели» Порошенко.

Динамика поддержки кандидатов 2-го тура и итоговые результаты. Источник

НИЖЕ ПЛАНКИ ВТОРОГО ТУРА

Третье место Юлии Тимошенко (на президентских выборах 2010 и 2014 гг. она занимала второе) стало поводом для разговоров о том, что она теряет статус одного из самых влиятельных украинских политиков. Впрочем, из большой политики Юлию Владимировну «исключали» неоднократно. И каждый раз — преждевременно.

На этот раз Тимошенко начала кампанию загодя — стартом стал первый форум, посвящённый её «Новому курсу», который прошёл в июне 2018 года. Активность не спадала всё лето, и уже к октябрю за лидера «Батькивщины» готовы были проголосовать до 20% украинцев. Технологи делали ставку на расширение электорального поля за счёт молодежи и «среднего класса», которых невозможно увлечь привычными для Тимошенко речами о «тарифном геноциде». Однако они просчитались. «Новый курс» размыл старое электоральное ядро, а голоса молодёжи и условных либералов перетекли к Владимиру Зеленскому.

Так же, как у Порошенко, в штабе Юлии Владимировны не смогли оперативно перестроить кампанию с учётом смены лидера предвыборной гонки — практически до самого конца Тимошенко оппонировала президенту и действующей власти.

Теперь она вполне ожидаемо делает ставку на парламентские выборы, о чём заявила сразу после первого тура: «Наша борьба не закончена… У нас остаётся возможность воплотить новый курс — это следующие парламентские выборы». При этом слухи, что Юлия Владимировна «договорилась» то ли с Зеленским, то ли с Игорем Коломойским о своём будущем премьерстве, пока не находят никакого подтверждения.

В штабе Юлии Тимошенко не смогли оперативно перестроить кампанию с учётом смены лидера предвыборной гонки. Источник

Своего рода сенсацией (которая, впрочем, меркнет на фоне «феномена Зеленского») оказался достойный результат Игоря Смешко. Бывший руководитель СБУ (2003-2005 гг.) никогда не входил в обойму публичных политиков, кампанию начал поздно, значительными ресурсами не располагал и на наружную рекламу их не тратил. Парадоксальным образом всё это сыграло в плюс — образ шестидесятичетырёхлетнего кандидата вписался в антиэлитный тренд и запрос на «новые лица». Старшее поколение увидело в нём «сильную руку», более убедительную, чем бывший министр обороны Анатолию Гриценко. Кроме того, Смешко публично поддержали известные телеведущие Дмитрий Гордон и Евгений Комаровский (доктор Комаровский), располагающие небольшими армиями собственных поклонников.

Что касается условно пророссийского лагеря, Юрий Бойко (кандидат от группы Фирташа-Лёвочкина) почти в три раза обошёл Александра Вилкула (ставленника Ахметова): 11,63% против 4,17%. Оба они явно недосчитались голосов из-за Владимира Зеленского — как и эпатажный демонстративно проукраинский Олег Ляшко, которого тоже финансировал Ринат Ахметов. Поскольку и Вилкул, и Ляшко показали результаты ниже ожидавшихся, олигарху, вероятно, придётся задуматься о модернизации своей тактики в преддверии парламентских выборов.

WHO IS MR. ZELENSKY?

Известный украинский блогер и журналист Павел Казарин сравнил Владимира Зеленского с детской книжкой-раскраской, которую каждый раскрашивает в свои цвета. У кандидата, победившего на выборах президента, так и не сложился классический ядерный электорат. Среди его избирателей есть сторонники НАТО и противники Альянса; защитники государственного языка и поборники официального статуса для русского; люди, относительно лояльные к России, и её непримиримые враги.

То, что объединяет электорат Зеленского, продемонстрировали данные «закрытого» социологического исследования Центра им. Разумкова (5-9 апреля 2019 года). Мотивы поддержки кандидата таковы: «представитель молодого поколения» (42,6%), «разочарование в профессиональных политиках» (39,6%), «против Порошенко» (37,5%).

Принципиальное нежелание команды Зеленского «привязывать» его образ к каким бы то ни было «большим идеологиям» позволило мобилизовать представителей локальных и внесистемных сообществ. Идеологию успешно заменила технология нового, постмодернистского типа.

«Сдача анализов» — не только мем выборов-2019, но и кейс, который будет изучаться политтехнологами. Источник

Владимир Зеленский последовательно избегал прямого общения с прессой, выдавая яркий контент в социальных сетях. Ставка была сделана не на привычные борды, «именные» газеты и встречи с избирателями в регионах, а на некий симулякр прямой горизонтальной коммуникации. Штаб не жалел средств на создание и прокачку месседжей в Facebook, Instagram и YouTube. Вместо «многих букв» в ход шли профессионально срежиссированные видеоролики. Более консервативную аудиторию «обрабатывал» телевизионный канал «1+1» (там накануне второго тура вышел в эфир третий сезон сериала «Слуга народа»).

Зеленскому удалось навязать Петру Порошенко удобные для себя правила состязания. «Сдача анализов» и «дебаты на стадионе» — не только мемы выборов-2019, но и довольно интересные кейсы, которые будут изучаться политтехнологами.

Тем не менее, дефицит содержания в кампании Владимира Зеленского давал и обратный эффект. Подобно тому как сторонники «проецировали» на кандидата свои надежды, оппоненты видели в нём того, кто пойдёт на уступки России и обеспечит реванш бывшим «регионалам». Второй момент, вызывающий опасения у думающих граждан, — отсутствие у Зеленского сильной команды. Правда, перед вторым туром кандидат её как бы представил, назвав общественности ряд фамилий, однако ни новой, ни реформаторской, ни, тем более, политически сильной эту «команду» назвать нельзя.

Среди публичных персон — Иван Апаршин (бывший помощник премьера Павла Лазаренко и соратник министра обороны Анатолия Гриценко), Сергей Бабак из «Украинского института будущего» (один из основателей организации — соратник министра внутренних дел Арсена Авакова Антон Геращенко), советник того же Геращенко Денис Монастырский, экс-министр финансов в правительстве Гройсмана Александр Данилюк, всё тот же доктор Комаровский и др.

Главным политтехнологом и, по совместительству, спикером Зеленского стал Дмитрий Разумков, который успел побывать членом Партии регионов (2006-2010), а сейчас является управляющим партнёром «Ukrainian Politconsulting Group».

Расследование журналистов Bihus.Info выявило наличие у Зеленского теневого штаба, состоящего из нескольких групп влияния (эту же информацию подтверждают источники в окружении избранного президента). Одна из этих групп представляет интересы Игоря Коломойского, её неформально возглавляет юрист олигарха Андрей Богдан. Под его контролем находится медиа-офис с автономным управлением, бюджетом и полномочиями. Вторая группа — сотрудники компании Hillmont Partners во главе с юристом Сергеем Нижним, который в ходе предвыборной гонки был «связным» с Арсеном Аваковым. Третья — во главе с бывшим помощником депутата от Компартии Игоря Калетника Ильей Павлюком — курирует региональных представителей. Четвёртая группа — партнёры Зеленского по «Кварталу 95»: в частности, Сергей Шефир отвечает за финансовые вопросы.

ЧТО ВЫИГРАЛ КОЛОМОЙСКИЙ?

Зависимость Владимира Зеленского от Игоря Коломойского — пожалуй, главное обвинение, которое предъявляют новому президенту. В самой грубой форме оно звучит так: Коломойский решил свести счёты с Порошенко и вернуть свои активы с помощью полностью подконтрольного Зеленского. Прежде всего, речь идёт о «ПриватБанке», который был национализирован в декабре 2016 года — как считалось, с добровольного согласия прежних собственников. Банк находился в сложном финансовом положении и потребовал колоссальной докапитализации.

18 апреля 2019 года Окружной административный суд Киева удовлетворил иск Игоря Коломойского и признал национализацию незаконной. Накануне бизнесмен дал интервью, в котором заявил, что не претендует на возвращение банка, но настаивает на «компенсации» в размере 2 млрд. долларов. По словам Коломойского, Пётр Порошенко вместе с тогдашней главой Нацбанка Украины Валерией Гонтаревой «целились» не столько в сам «Приват», сколько хотели завладеть блокирующим пакетом акций телеканала «1+1», который якобы был в залоге, но просчитались.

Игорю Коломойскому не нужен возврат проблемных активов, но важна компенсация за них. Источник

Вокруг нынешней ситуации с «ПриватБанком» практически сразу возникло несколько конспирологических версий. Самая оригинальная из них: окружной суд принял решение в пользу олигарха под давлением… Порошенко, который решил тем самым «подставить» Зеленского. Чуть менее экстравагантно звучит предположение о том, что Порошенко и Коломойский «договорились».

По свидетельству источников из близкого окружения соратника Коломойского — Геннадия Корбана, олигарх не планирует в ближайшее время начинать глобальный передел собственности: ни руками Порошенко, ни руками Зеленского. В частности, ему не нужен достаточно проблемный «Приват», а вот компенсация — да. Игорь Коломойский хорошо знает свои «красные линии», в частности, опасается объединения остальных олигархов против него. «Спецоперация», завершившаяся избранием Зеленского президентом, чётко продемонстрировала: бизнесмен умеет играть вдолгую и теперь готов всеми возможными средствами увеличить своё влияние на парламент, а через него — и на исполнительную власть.

СУДЬБА ПАРЛАМЕНТА

Чтобы оправдать ожидания своего электората, Владимиру Зеленскому желательно уже в первые сто дней президентства предъявить хоть какой-нибудь результат. Однако «на пути» стоит старый состав парламента, а распустить его — проблематично с точки зрения закона.

Досрочные выборы были бы выгодны не только Зеленскому, но и Порошенко, поскольку президентская гонка всегда «подтягивает» партийные рейтинги. Формальным поводом для роспуска Верховной Рады могло бы стать фактическое отсутствие коалиции большинства с 2017 года — говорят, что команда Порошенко загодя подготовила такой указ. Впрочем, успеть нужно до 27 мая, поскольку менее чем за полгода до окончания полномочий действующего парламента распустить его уже невозможно.

Сценарий-лайт — создание новой коалиции под угрозой роспуска. Пока депутатское объединение «За Зеленского» насчитывает только одного депутата — близкого к Коломойскому Виталия Куприя. Переговоры ведутся с частью «Народного фронта» и некоторыми депутатами из «Блока Петра Порошенко» (БПП), группами «Возрождение» и «Воля народа». Однако и при самом идеальном раскладе «штыков» для нового большинства пока всё-таки недостаточно. К тому же, в преддверии осенних выборов почти всем политическим силам выгоднее демонстрировать самостоятельность, нежели «ложиться» под Зеленского.

Пока депутатское объединение «За Зеленского» насчитывает только одного депутата — близкого к Коломойскому Виталия Куприя. Источник

Единственным институциональным способом воздействия на неподконтрольный парламент может стать для нового президента своего рода шантаж: Зеленский откажется подписывать принятые законы, и тогда депутатам придётся преодолевать вето двумя третями голосов. Однако в условиях, когда у главы государства нет команды, «укомплектованной» партии и надёжных политических союзников, такой путь выглядит очень рискованным.

Впрочем, позиции проигравшего Петра Порошенко тоже будут ослабляться. Триумфальное возвращение во власть благодаря реформированию партии БПП вряд ли состоится (хотя БПП, весьма вероятно, вновь сможет создать фракцию в парламенте). Уходит в самостоятельное плавание премьер Владимир Гройсман, который анонсировал создание некоей партии из «достойных людей» и пытается примерить маску «нового политика» — молодого, но, в отличие от Зеленского, уже опытного. В гипотетическую «партию премьера» могут войти некоторые представители «Народного фронта».

Многое будут решать не только электоральные рейтинги, но и личные договорённости. К примеру, тот же Арсен Аваков может сохранить пост главы МВД и после переизбрания парламента. Якобы он не только был «на связи» с Владимиром Зеленским в ходе всей президентской кампании, но и заручился поддержкой Игоря Коломойского.

На фото публикации — Владимир Зеленский во время пресс-подхода после встречи с представителями парламентских фракций в Верховной Раде. Источник


С другими публикациями о ситуации в Украине вы можете познакомиться в нашей рубрике «Украинский транзит»