Украинский национализм и становление нации

23 апреля на сайте радиокомпании Český rozhlas Plus вышла авторская колонка обозревателя Яна Фингерланда о Владимире Зеленском и его победе на президентских выборах. Текст был озаглавлен «Еврей во главе украинских фашистов» и вызвал протест посольства Украины в Чехии. Руководство чешского медиа пояснило дипломатам, что название имеет ироничный характер, очевидный для читателей: в самом деле, о каком фашизме может идти речь в стране, три четверти которой избирают своим руководителем еврея

Под нескончаемый с 2014 года аккомпанемент рассказов с востока о том, что Украиной правят национал-радикалы в их едва ли не фашистском изводе, украинские националисты последовательно утрачивают свои и до того не слишком сильные политические позиции. Впрочем, утрачивают не бесследно: некоторые их символы, идеи, лозунги перекочёвывают в политический мейнстрим. При этом не утихают дискуссии, что же такое украинская нация, сложилась ли она за годы независимости как нация политическая и какое будущее её ждёт.

Первый и единственный раз, когда националисты организованно попали в Верховую Раду, был в 2012 году. Тогда на волне противостояния авторитарной власти Виктора Януковича партия «Свобода» получила 10,44% голосов (что обеспечило ей 25 мест в парламенте), и 12 членов партии прошли по мажоритарным округам. 37 из 450 депутатов Верховной Рады — это исторический максимум украинских националистов.

Марш на улице Тернополя против Виктора Януковича в марте 2013 года. В центре лидер партии «Свобода» Олег Тягнибок. Справа от него будущий премьер украинского правительства Арсений Яценюк. Источник

Уже в 2016 году при анализе внутренних документов Партии регионов, спасённых от уничтожения, были найдены свидетельства финансирования «Свободы» командой Януковича. О том, что националисты и партия власти, опиравшаяся на русскоязычные регионы, образуют взаимовыгодный симбиоз, подогревая страхи каждый своего электората, говорилось давно, но вот обнаружились и доказательства.

Очевидно, что гешефты руководства с идеологическими врагами не были известны партийной массе, которую составляли и составляют люди последовательный позиции. Члены низовых организаций «Свободы» принимали самое активное участие в событиях зимы 2013-2014 гг., восемь «свободовцев» сложили головы в последние дни противостояния, войдя в «Небесную сотню». Расчёт неорганичных избирателей «Свободы», поддержавших партию в 2012-ом в надежде, что та будет жёстко противостоять «регионалам», в общем, оправдался, хотя и трагическим образом.

События Революции Достоинства серьёзным образом повлияли на коллективное сознание граждан Украины. Всё более явный пророссийский крен Януковича вызвал гражданское сопротивление и принятие на массовом уровне символических составляющих национальной идентификации украинцев, которые раньше ассоциировались с носителями националистической идеологии. На баррикадах широко использовался чёрно-красный флаг ОУН-УПА. Среди протестующих укоренилось старое повстанческое приветствие «Слава Україні!» с ответом «Героям слава!», его продолжение ещё более радикально: «Слава нації!» — «Смерть ворогам!». Это вполне объяснимо: националисты единственные имели наработанный язык сопротивления, который нёс все присущие ему национально-освободительные коннотации.

Стихийная декоммунизация сменилась системной государственной политикой по переименованию крупнейших городов. Источник

Последовавшая российская агрессия привела к закреплению новой нормы и на официальном уровне. В рамках борьбы с «имперским прошлым», ностальгия по которому стала идеологической основой политики Кремля, в Украине ширились акции по декоммунизации: от стихийных сносов памятников Ленину к системной государственной политике, включающей переименование административных единиц, улиц и площадей. Взамен следов советского прошлого в топонимике увеличилось количество упоминаний героев национального сопротивления, негативно маркированных в советской идеологической традиции. В 2018 году в украинской армии утвердили приветствие «Слава Україні!» — «Героям слава!» и убрали советское обращение «товарищ», заменив его на «пан».

Парадоксальным образом Владимир Путин внёс колоссальный вклад в становление современной украинской нации. Ещё во время Евромайдана шутили, что монумент российскому президенту по этой самой причине должен сменить статую Ленина в центре столицы, снесённую во время протестов. А аннексия Крыма и война поставили крест на перспективах реинтеграции Украины — идее, которая до этого, по словам Збигнева Бжезинского, оставалась догматом веры российской элиты.

Жёсткая установка «Прочь от Москвы!», бывшая долгое время фирменным знаком националистического движения, превратилась в общеукраинский патриотический тренд после того как Россия заставила заподозрить в себе врага Украины, а затем и подтвердила эти подозрения, развязав войну. Исконные носители этой установки оказались обезоружены: их цель, казавшаяся недостижимой, вдруг стала явью.

Уже осенью 2014-го на досрочных парламентских выборах «Свобода» не смогла преодолеть пятипроцентный барьер. Ставший знаменитым во время Майдана и превратившийся в жупел российской пропаганды запрещённый в России «Правый сектор» во главе с Дмитрием Ярошем и вовсе набрал всего 1,8%. Националисты лишились и того небольшого политического представительства в центральных органах власти, которое было у них при всевластии «регионалов».

«Идеальный националист» (бывший парламентарий, активный участник Майдана и ветеран боевых действий на Донбассе) Руслан Кошулинский смог собрать на президентских выборах 2019 года чуть больше 300 тысяч голосов украинцев. Источник

С тех пор националисты не стали популярнее. На недавние президентские выборы та же «Свобода» выдвинула бывшего вице-спикера, активного участника Майдана и ветерана боевых действий на Донбассе Руслана Кошулинского, которого в партии резонно сочли более популярной фигурой, чем Олег Тягнибок. Политик с репутацией порядочного человека, «идеальный националист» Кошулинский смог собрать чуть больше 300 тысяч голосов — 1,62%, основная часть которых оказались локализованы в трёх областях Галичины: Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской.

Конечно, в ходе предвыборной гонки повестку националистов отчасти перехватил президент Порошенко. Центральный лозунг его кампании «Армия. Язык. Вера» казался бы естественным для любого радикального патриота. А окончательный итог голосования наглядно продемонстрировал, в том числе, уровень принятия обществом начавшей складываться государственной идеологии, в которой сильны нотки этноязыкового национализма. Впрочем, необходимо добавить, что национализм уходящего президента Украины имеет неорганичный, индуцированный характер, и карьерный прагматик Порошенко смотрится в качестве идейного лидера украинского национального возрождения не слишком убедительно.

В условиях жёсткого противостояния с Россией в 2014-2015 годах удержать и мобилизовать Украину смогли лишь принципы гражданского патриотизма. Агрессия на востоке страны не была бы остановлена без огромных усилий и жертв русскоязычных граждан из прифронтовых областей и других регионов Украины. В то же время для украинских националистов этнического толка война с Россией (или с российскими ставленниками) стала кульминацией их идеологического пути, кровная вражда с «москалями» перестала быть абстрактным символом.

В ходе предвыборной гонки повестку националистов отчасти перехватил Петр Порошенко. Источник

Для власти же поддержка некоторых националистических постулатов в пропагандистской борьбе оказалась самым простым и доступным способом отстроиться от России. Но, как показали результаты президентских выборов, эта простота оказалась обманчивой. Украина голосами избирателей требует учёта всей сложности ситуации, в которой оказалась страна, решившаяся на побег из постсоветского болота и столкнувшаяся с жестокой местью Кремля за это.

Общегражданская патриотическая мобилизация в самые тяжёлые месяцы войны сопровождалась всплеском добровольной украинизации. Многие люди осознанно принимали решение сменить язык повседневного общения с русского на украинский. С тех пор представление о том, что украинский язык должен иметь более высокий статус, укрепилось. Согласно данным опроса, проведённого в январе 2019 года Социологической группой «Рейтинг», 64% граждан считают, что украинский язык должен быть единственным государственным языком, 15% респондентов высказались за предоставление русскому языку статуса официального в отдельных регионах, а еще 15% — за двуязычие на государственном уровне. В то же время, в перечне проблем, волнующих граждан, статус русского языка занимает не очень важное место. В ходе опроса Киевского международного института социологии во второй половине 2018 года лишь 2,4% респондентов отметили, что это их беспокоит.

Попытки же власти возглавить процесс украинизации и искусственно его ускорить приводят к негативной реакции. Причины поражения Петра Порошенко комплексны и требуют подробного анализа, но в регионах со значительной долей русскоязычного населения президент оказался прямо-таки разгромлен. В Луганской, Донецкой, Днепропетровской, Херсонской, Харьковской, Одесской, Запорожской, Николаевской, Сумской областях Владимир Зеленский набрал больше 80% голосов.

Можно предположить, что на новом витке развития украинского общества усилился запрос на общегражданские ценности. Вышедшая в борьбе с агрессором на первый план этнокультурная составляющая гражданской идентичности будет так или иначе скорректирована, хотя в своей существенной части останется сохранена и защищена.

При этом роль России как «значимого другого» для Украины остаётся критически важна. Отстраивание от Москвы и общего прошлого продолжится, тем более что никаких видимых перспектив качественного изменения российской политики не просматривается. Внешняя политика Кремля и внутрироссийские практики указывают Украине путь развития и едва не силком подталкивают на него: больше международного взаимодействия, больше демократии, самоуправления и гражданской инициативы, больше закона и общественного контроля, больше свободы и толерантности. Необходимость эффективного противостояния опасному соседу ставит естественные пределы идее «Украины для украинцев» и стимулирует дальнейший процесс становления политической нации на общегражданских основах.

«Проблема украинских националистов — в фактическом противоречии их идеологии евроинтеграционным устремлениям Украины». Источник

С одной стороны, укрепление базовых основ идентичности Украины — непременное условие становления политической нации, а декоммунизация — важный элемент разрыва с травматическим прошлым. С другой, в исполнении украинского политического класса и бюрократии эти процессы имели преимущественно демонстрационный, поверхностный характер, не задевающий глубинные практики власти, и напоминали перевешивание портретов. Официальные государственные органы перехватили символы и лозунги традиционных националистов, так-сяк попользовали их и, тем самым, частично дискредитировали.

Проблема же украинских националистов — в фактическом противоречии их идеологии евроинтеграционным устремлениям Украины, закреплённым с недавних пор в её Конституции. Изоляционистский и исключающий характер этноязыкового национализма слабо согласуется с необходимостью, причем жизненно важной, включения страны в наднациональные структуры Европы, а сугубый консерватизм не позволяет принять современные европейские ценности и тамошнюю широкую толерантность. При этом императивы противостояния России, сущностные для украинского национализма, не оставляют Украине выбора: только под общий европейский зонтик.

Перспективы украинских националистов кажутся далеко не радужными. Но есть одно обстоятельство, способное на какое-то время вновь вдохнуть жизнь в их проекты. На парламентских выборах 2019 года пророссийские силы предпримут отчаянную попытку отыграться и вернуть украинскую власть если не под контроль, то под решающее влияние. «Оппозиционная платформа — За жизнь» под фактическим руководством Виктора Медведчука и номинальным лидерством Юрия Бойко, лишь обозначившая борьбу на президентской кампании, к осени постарается развернуться в полную силу, и всесторонняя поддержка со стороны России ей гарантирована. Это может усилить политические позиции украинских национал-радикалов — вплоть до их прохождения в Верховную Раду в том или ином виде. Как это уже было в случае с «регионалами», российские «ястребы» с их союзниками в Украине и украинские националисты подпитываются друг другом.

В среднесрочной перспективе влияние и тех, и других может вновь синхронно снизиться. А вот нащупывание украинской гражданской идентичности будет продолжаться в спорах разной степени интенсивности, потребует больших усилий и времени, и, как водится, спродуцирует множество глупостей и ошибок. Минувшие после 2014 года пять лет, а до этого — десять лет после «оранжевой революции» стали яркой демонстраций сложности задачи. Лишь наличие постоянного гражданского диалога является единственным механизмом и хоть какой-то гарантией выработки некого социального консенсуса. Впрочем, и этот консенсус никогда не станет окончательным. Выходя за рамки контекста украино-российского конфликта, национальная идентичность в условиях глобализации и тотальной диджитализации обречена постоянно находится под знаком вопроса. Кажется, «под знаком вопроса» — это и есть модус вивенди наступающей эпохи. Время однозначных ответов заканчивается.


С другими публикациями о ситуации в Украине вы можете познакомиться в нашей рубрике «Украинский транзит»