Зачем и как мы идём в Европу?

Евроинтеграция — понятие непростое и комплексное. Перспектива вступления в ЕС по-прежнему не имеет чётких очертаний. Поэтому для кого-то евроинтеграция — это возможность без препятствий посещать страны Евросоюза, для кого-то — свобода торговли, для кого-то — гарантия честных выборов и демократических практик… Некоторые украинские граждане (меньшинство) склонны видеть в евроинтеграции негатив и угрозы

Соглашение об ассоциации с ЕС, страсти вокруг которого вывели украинцев на Евромайдан в уже далёком 2013 году, это типовой международный договор. Евросоюз может подписывать его с той или иной страной либо для подготовки к её вступлению в ЕС (страны Центральной и Восточной Европы), либо для ведения свободной торговли (например, Япония, Южная Корея). Украина очень хотела получить соглашение, которое в будущем гарантировано привело бы её к членству в ЕС, но пока вынуждена довольствоваться промежуточным вариантом. По сути этот документ почти такой же, какой подписывала Польша в 1990-ые годы: он больше, чем просто торговое соглашение, но пока не предусматривает будущего членства в ЕС.

Формальное предложение ЕС подписать Соглашение об ассоциации поступило Украине, Молдове и Грузии в 2013 году, хотя переговоры об этом велись на протяжении нескольких предшествовавших лет. Украинский путь оказался наиболее тернистым. Сначала отказ Януковича и Евромайдан, затем подписание Соглашения по частям после победы Революции Достоинства, затем затянувшаяся ратификация европейскими странами.

Процесс ратификации соглашения о евроинтеграции Украины странами ЕС был непростым. Источник

Неожиданной подножкой стал консультативный референдум в Нидерландах весной 2016-го. Большинство из 32,28% голландских избирателей, принявших участие в референдуме, высказались против ратификации Соглашения. Их подлинные мотивы, вероятно, сводились к посылу протестного сигнала собственному правительству, однако результат голосования усложнил процесс ратификации. После долгих переговоров и фиксации и без того очевидного пункта, что Соглашение не даёт Украине права на членство в ЕС, документ полностью и окончательно вступил в силу только в январе 2017 года.

Как и Соглашения восточноевропейских стран, со временем вступивших в ЕС, украинский документ содержит огромный список обязательств полностью изменить свое законодательство и привести его в соответствие с европейским в таких направлениях, как торговля и секторальное сотрудничество. В этом списке стандарты пищевых продуктов (санитарные и фитосанитарные нормы), стандарты для промышленной продукции (техническое регулирование), стандарты экологические, транспортные, таможенные, финансовые, стандарты доверительных услуг, государственной помощи, общественного здоровья и т.д.

Украина должна выполнить эти обязательства до 2025 года. Впрочем, санкций за невыполнение их в срок Соглашение не содержит. Как не содержит и «награды» за выполнение — а такой наградой для украинцев могло бы стать членство в Евросоюзе. Тем не менее, приведение стандартов к европейским — это возможность для национальной экономики стать более конкурентоспособной. Стандарты ЕС считаются одними из лучших в мире и открывают доступ украинским компаниям на другие международные рынки.

Приближение законодательства — задача непростая и болезненная. С одной стороны, в ЕС государственные органы имеют более жёсткие полномочия по контролю бизнеса, с другой стороны, европейские стандарты требуют дополнительного вложения средств. Любой бизнес не любит смены правил, тем более, на постсоветском пространстве, где такие изменения воспринимаются скорее как новый вид коррупции, чем как установление прозрачных и единых для всех условий.

Президент Украины Петр Порошенко подписал экономическую часть соглашения об ассоциации с Евросоюзом на саммите ЕС в Брюсселе в июне 2014 года. Источник

Например, в законодательстве, регулирующем производство продуктов питания, Украина вводила прогрессивные европейские нормы, преодолевая отчаянное противодействие некоторых депутатов парламента, представляющих бизнес. Теперь предприятия проверяются без предупреждения: бизнес знает, сколько раз за год его будут проверять, но не знает, когда. Эта норма перевернула систему проверки с головы на ноги, ведь только при внезапной проверке на предприятии можно найти нарушения. Другая прогрессивная норма — возможность остановить производство на 10 дней без решения суда.

Этих новшеств украинский бизнес боялся, ведь много лет та же ветеринарная служба работала как коррупционная надстройка, нацеленная исключительно на получение взятки. Соответственно, предприниматели опасались, что контролирующий орган — Государственная служба по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты прав потребителей — будет злоупотреблять новыми полномочиями. Чтобы этого не происходило в действительности, параллельно были введены антикоррупционные правила. Теперь ветеринарный инспектор, когда приходит на проверку, задаёт только стандартные вопросы, которые опубликованы на сайте Министерства аграрной политики. Процесс проверки можно снимать на камеру.

Эти и многие другие правила только начинают работать на практике, и пока больших нареканий от бизнеса нет. А вот потребитель благодаря европейским нормам становится более защищённым.

Инфографика «ЕС и защита прав украинских потребителей». Источник

Сложившиеся в Украине демократические практики порой существенно усложняют принятие неудобных для кого-то норм. Для прохождения закона через парламент нужно найти консенсус почти со всеми группами интересов. Менять правила удаётся только с позиции положительной мотивации, когда группы интересов чётко понимают, чем будет полезно им то или иное изменение. В наиболее динамичной в последние годы аграрной сфере правила меняются быстро и системно только потому, что крупнейшие владельцы аграрного бизнеса осознают выгоду от внедрения европейских стандартов: это открывает им дорогу на аграрный рынок ЕС и другие рынки мира, где такие стандарты признают.

В других секторах Соглашения об ассоциации такой положительной мотивации зачастую нет. Многие компании не понимают, для чего им придерживаться новых европейских экологических требований, и срывают голосования за экологические требования.

Во всех странах, которые меняли законодательство в сопоставимом объёме, основной мотивацией было предстоящее членство в Евросоюзе. Только долгожданная перспектива членства может стимулировать различные группы интересов не сопротивляться изменению законодательства. И если аграрии чётко видят свою выгоду от торговли с ЕС, бизнесменам в других секторах найти такую выгоду труднее. Сложно убедить транспортные предприятия, которые используют старые небезопасные маршрутки, что им нужно закупить специальное оборудование для ограничения скорости. Также сложно их убедить в том, что для безопасности пассажиров на длинных маршрутах в автобусе должно быть двое водителей. Эти компании вряд ли будут работать на рынке ЕС и становиться лучше они не очень хотят. Именно поэтому уже пять лет украинская сторона так умело саботирует внедрение европейских стандартов в сфере автомобильных коммерческих перевозок.

Аналогичная история и с таможней, где уровень коррупции до сих пор отпугивает импортёров, а также создаёт проблемы для украинских экспортных компаний. Похожие проблемы в социальной сфере, ведь в Украине до сих пор действует слегка перелицованный Трудовой кодекс ещё советских времён. И подобных примеров можно привести много.

Если же сухо подводить итоги по части адаптации законодательства, можно уверенно сказать: Украина успешно проводит работу по адаптации в аграрной сфере, в сферах технического регулирования (стандарты для промышленных товаров), государственных закупок, энергетики (остро стоит вопрос энергетической независимости от России), цифрового рынка (электронные коммерческие услуги), трансплантации. Во всех остальных сферах работа ведётся, но не так системно и не так успешно.

При этом постепенно европейская интеграция проникает во все сферы жизни. Бюрократическая машина волей-неволей работает в направлении выполнения Соглашения об ассоциации. Каждую сессионную неделю парламент рассматривает хотя бы один законопроект, направленный на выполнение Соглашения. Конечно, этот процесс должен быть намного быстрее. По нашим подсчётам, необходимо принимать около 50 соответствующих законодательных актов в год, а Украина пока принимает не более 15.

Динамика экспорта и импорта Украины с 2009 по 2017 годы. Источник

Ещё одной важной целью, зафиксированной в Соглашении об ассоциации, является расширение торговли с ЕС. В конце 2014 года, после того как Россия оккупировала часть украинской территории и закрыла свой рынок для экспорта большинства украинских товаров, экспорт страны упал почти в 2 раза: с 63 млрд. до 38 млрд. долларов США. Это была значительная потеря для экономики. Однако уже в 2017 году экспорт начал постепенно расти. Закрытие российского рынка, будучи очень болезненной ситуацией для Украины, фактически заставило нас переходить на европейские стандарты и искать новые рынки. К сегодняшнему дню структура украинского экспорта сильно изменилась. В 2013 году почти половина экспорта приходилась на Россию и страны СНГ. По состоянию на начало 2019-го более 40% украинского экспорта поступают в страны ЕС, в Россию идут лишь около 10%, остальное приходится на другие страны.

Экспорт в ЕС постоянно растёт. Украинские компании успешно зашли на европейский рынок и постепенно там закрепляются. По отдельным товарам страна начала входить в топ-5 европейских экспортёров. Например, в 2018 году Украина заняла третье место в ЕС по экспорту сливочного масла, потеснив на рынке многолетнего лидера Новую Зеландию.

Основные торговые партнеры Украины. Источник

Упрощение торговли с ЕС открыло новый феномен: украинский бизнес перестал бояться европейского рынка, начал активно искать партнёров в ЕС и способы попасть на полки европейских магазинов. Сегодня это уже не является чем-то сложным и недостижимым, сегодня это реальность для нашего бизнеса.

Часто приходится слышать, что Соглашение об ассоциации невыгодно для Украины именно в сфере торговли. Напомню, в соответствии с Соглашением, европейский рынок для украинских компаний открылся сразу, а вот украинский рынок для европейских компаний откроется полностью через 10 лет. Это выглядит как неплохое средство защиты для Украины, но успеет ли страна за десятилетие подтянуться до европейского уровня и выдержать свободную конкуренцию, пока непонятно. Автор этих строк особой угрозы здесь не видит. Грузия и Молдова, подписывая аналогичные Соглашения с Евросоюзом, не защитили свой рынок от европейских товаров — они открылись для европейцев сразу.

В контексте Соглашения об ассоциации нужно учитывать те процессы, которые происходят в ЕС. Украине нужно включаться в дискуссию о будущем Европы. Если сейчас нам не предлагают членства, Украине следует выделить приоритетные секторы для углубления интеграции, и мы это уже делаем. Выделены четыре сектора: энергетика; цифровой рынок; таможня; юстиция, свобода и безопасность. И сам факт выделения таможни как отдельного направления для углубления интеграции с ЕС способствовал тому, что таможенный комитет парламента наконец-то начал рассматривать евроинтеграционные законопроекты и вносить их на рассмотрение в сессионный зал.

Соглашение об ассоциации стимулирует украинское правительство и парламент создавать условия для повышения конкурентоспособности нашей экономики. Гораздо легче было бы работать на российском рынке, где не требовали высоких стандартов. Но в таком случае мог бы никогда не состояться переход от советских к европейским стандартам. Советские стандарты — это прошлое, которое не даст нам возможности быть конкурентными. Зайти на европейский рынок и закрепиться на нём очень сложно. Но только в этом видится экономическое, да и гуманитарное будущее нашей страны.

Украина медленно, но уверенно движется по пути в ЕС. Правда, пока это напоминает движение по тёмному туннелю: мы не видим впереди света, не понимаем, насколько далека конечная цель. Сколько лет (или десятилетий) предстоит Украине ждать статуса страны-кандидата? Пока этого никто не может спрогнозировать. Зато однозначно положительным явлением следует считать начало болезненного, но важного перехода на европейские стандарты.

Накануне недавних президентских выборов уходящий глава государства выставил ряд евроинтеграционных предохранителей: от фиксации европейского выбора в Конституции до различных процедур в министерствах, которые максимально глубоко укореняют европейские стандарты в повседневной жизни. Новоизбранный президент также подчёркивает, что сотрудничество с ЕС останется в приоритете его деятельности. Вектор движения не меняется. Вопрос лишь в темпах и в деталях.

Фото к публикации ITAR-TASS/Vitaly Grabar. Источник


С другими публикациями о ситуации в Украине вы можете познакомиться в нашей рубрике «Украинский транзит»