Рост экономики: нужна смена модели

Экономические итоги 2018 года вызывают смешанные чувства. С одной стороны, ускорение прироста ВВП с 2,5% в 2017-ом до 3,3% может быть основанием для оптимистических оценок. С другой стороны, такие темпы роста явно недостаточны даже для того, чтобы быстро преодолеть последствия кризиса 2014-2016 гг., не говоря уже об обеспечении значительного повышения благосостояния страны. Ключевым вопросом остаётся качество роста: от него зависит, станет ли экономика более динамичной или «зависнет» в полустагнирующем режиме

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ УСКОРЯЕТСЯ, НО ЕГО МОДЕЛЬ ИСЧЕРПАНА

Наиболее показательным драйвером роста 2018 года стало значительное ускорение динамики агросектора. После спада на 2,3% в 2017 г. добавленная стоимость в сельском, лесном и рыбном хозяйстве выросла на 7,8%. Прежде всего — за счёт рекордной за весь период истории современной Украины урожайности зерновых, достигшей 47,4 ц/га. Объём реализации зерновых в натуральном измерении вырос на 11% (в первую очередь, за счёт кукурузы), на те же 11% увеличился экспорт зерновых (в действующих ценах). Такой результат был предопределён не только благоприятными погодными условиями, но и значительными инвестициями в агросектор в последние годы: в 2016 г. капиталовложения выросли в 1,5 раза, в 2017 — на 31%, в 2018 — на 8%.

Ситуация в аграрном секторе Украины. Источник

Промышленность, напротив, продемонстрировала снижение динамики. Хотя добывающие отрасли показали рост на 2,4% — впервые после 2013-го за год увеличилась добыча угля, нефти, газа и металлических руд — перерабатывающая промышленность после роста на 4,9% в 2017-ом нарастила добавленную стоимость лишь на 0,6%. Если в целом объём реализованной продукции перерабатывающей промышленности вырос на 1,1%, в ряде отраслей зафиксировано сокращение производства. В частности, пищевая промышленность уменьшила производство на 1,5%, текстильная — на 3,2%. Драйвером роста стала химическая промышленность, нарастившая производство на 17,4%, в основном, за счёт продукции органической химии. На 1,6% увеличилась реализация продукции машиностроения (в т.ч., транспортного — на 9,8%, машин и оборудования — на 3,3%). Металлургия сохранила производство практически на прошлогоднем уровне, прирост составил всего 0,6%.

Весьма неприятным результатом стало резкое снижение темпов роста в строительстве. Если прежде отрасль характеризовалась лидирующими темпами роста (25,6% в 2017 г.), теперь её прирост снизился до 7,2%. Замедление в строительстве не вполне коррелирует с динамикой в инвестиционной сфере: прирост капитальных инвестиций уменьшился всего лишь с 22% до 16%. В структуре строительной продукции произошло резкое сокращение прироста в жилищном строительстве: до 0,9% роста по сравнению с 16,3% годом ранее, а рост в отрасли обеспечен, прежде всего, строительством инженерных сооружений (объектов инфраструктуры и производственных помещений).

Одним из наиболее статистически влиятельных факторов ускорения экономического роста 2018 года стало резкое снижение темпов прироста импорта в сопоставимых ценах. Если в 2017 г. он увеличился на 12,6%, в 2018-ом — всего на 3,2 %. Поскольку этот показатель вычитается из совокупного ВВП, такое снижение позволило с избытком компенсировать потерю в экспорте, сократившемся в сопоставимых ценах на 1,6% после прироста в 3,8% в 2017 г. Невысокий показатель роста импорта в значительной степени обеспечен устойчивостью курса украинской валюты: в фактических ценах импорт увеличился на 15,2%. При этом более трети прироста импорта обеспечено продукцией машино— и приборостроения.

Источник

Из всего этого можно сделать вывод, что прошедший год показал исчерпанность модели экономического роста, которая обеспечивала положительную динамику с 2016-го. Фактическое исключение банковского сектора из финансирования экономического роста (банки профинансировали всего 6,7% капитальных инвестиций) препятствует межсекторальному перераспределению ресурсов, из-за чего лидерами роста оказываются экспортоориентированные и связанные с ними отрасли.

Политика жёстких монетарных ограничений способствовала стабилизации валютного курса и снижению инфляции до 10,9% (год к году), что является минимальным показателем с 2014 г., но начала ощутимо ограничивать динамику потребления, снижая его стимулирующую роль для экономики. Очевидной становится необходимость «перезапуска» экономической модели с мобилизацией всего доступного инструментария ускорения роста.

НОВАЯ МОНЕТАРНАЯ ПОЛИТИКА КАК ТРЕБОВАНИЕ ВРЕМЕНИ

Ускорение экономического роста, в свою очередь, критически зависит от стратегической функциональности денежно-кредитной системы. Если такая функциональность недостаточна, любые попытки увеличения денежного предложения — причём не только в результате эмиссии, но и вследствие развития производных финансовых инструментов — порождают, в основном, инфляцию. Как следствие, стремление ограничить инфляцию начинает доминировать среди целей экономической политики, тогда как задачи экономического роста отходят на второй план.

Основные экономические показатели Украины в 2014 - 2018 гг. Источник

Политика инфляционного таргетирования в Украине в последние годы приводит к снижению показателей инфляции. Более того, это сопровождается даже ускорением экономического роста и опережающей динамикой инвестиций, что укрепляет руководство Нацбанка в уверенности по поводу правильности избранной политики. Вместе с тем, успехи в борьбе с инфляцией сопровождаются отрицательными трендами:

— тормозится повышение, в первую очередь, эластичных цен, тогда как товары первой необходимости дорожают опережающими темпами, поскольку растущие доходы повышают давление на рынок, предложение на котором не увеличивается. За 2018 год (декабрь к декабрю) цены на хлеб выросли на 21,5%, макаронные изделия — 14,7%, овощи — 27,8%;

— в банковской сфере опережающими темпами растёт потребительское кредитование. Кредиты физлицам увеличились за 2018 год на 15,1%, тогда как корпоративному сектору — всего на 6,3%, в т.ч., гривневые — на 2%;

— доля банков в финансировании капитальных инвестиций, как уже говорилось выше, составила всего 6,7%;

— активизировался приток спекулятивных инвестиций — игрокам рынка выгодно покупать облигации внутреннего госзайма с высоким процентом.

Налицо существенные провалы в функционировании банковской системы, которые при успешной политике инфляционного таргетирования ведут к накоплению скрытых рисков макроэкономической дестабилизации. К тому же, достижение антиинфляционных целей требует значительно более мощных рестрикционных инструментов, приводящих к торможению экономического роста.

Дело в том, что на данный момент в Украине не соблюдается ряд важных условий действенности режима инфляционного таргетирования:

— отсутствие фискального доминирования. На самом деле, украинская банковская система активно кредитует дефицит бюджета. За год объём ОВГЗ, приобретённых банками, увеличился с 352 до 411 млрд. грн.;

— предсказуемость и доверие к монетарной политике НБУ. По данным опросов, доверие бизнеса к Нацбанку остаётся весьма низким: например, Центр Разумкова сообщает, что баланс доверия-недоверия к НБУ составляет минус 47%;

— активное развитие финансового сектора для обеспечения механизма монетарной трансмиссии (т.е. достижения прямой взаимосвязи между уровнем процентной ставки и объёмом денежного предложения). В действительности, динамика кредитования коммерческими банками весьма слабо коррелирует с уровнем процентной ставки, а главными факторами, влияющими на кредитование, являются состоятельность заёмщиков и уровень институциональных рисков в стране.

Не стоит также сбрасывать со счетов действие ряда инфляционных факторов, находящихся за пределами влияния НБУ. Среди них — курс гривны, на который влияют состояние внешней торговли и потоки инвестиций; расходы бюджета, динамика мировых цен, спекулятивные риски и всплески ажиотажного спроса.

По всей видимости, отказ от проведения политики инфляционного таргетирования в Украине невозможен, невзирая на всю вероятную масштабность грядущих политических перемен. Однако усиление действенности инструментов, задействованных в инфляционном таргетировании, крайне необходимо. Тем не менее, пока политика НБУ продолжает строиться, исходя из предположения, что эффективная денежно-кредитная система в Украине уже существует. Об этом свидетельствуют принятые не так давно Основные принципы денежно-кредитной политики на 2019 год и среднесрочную перспективу.

Для возвращения банковской системы в состав инструментов стратегической экономической политики, ориентированной на ускорение роста, необходимо изменение приоритетов монетарной политики.

В частности, целесообразно переосмыслить понятие независимости НБУ. Не отрицая самого принципа независимости, следует отказаться от трактовки его как индифферентности Нацбанка по отношению к стратегическим приоритетам государства. НБУ мог бы выступать в роли квалифицированного арбитра, модерирующего развитие национальной экономики, исходя из задач обеспечения ценовой стабильности в долгосрочной перспективе. К примеру, в монетарной политике развитых стран используется практика координации монетарной и макропруденционной политики. Если пруденционные требования (условия состоятельности заёмщиков и устойчивости банков) существенно тормозят кредитование, они могут сочетаться со смягчением монетарной политики.

Ряд шагов требуется сделать для повышения функциональности учётной ставки как основного монетарного инструмента НБУ. Во-первых, требует совершенствования регуляторная политика Нацбанка по отношению к коммерческим банкам для достижения возможности влиять на срочную и функциональную структуру кредитов. Во-вторых, необходимо обеспечить целевой характер предоставляемых заимствований, что в мировой практике достигается за счёт формирования соответствующих кредитных институтов и применения по отношению к ним специфических регуляторных требований. Речь, в частности, о создании сети специализированных банков, которые оптимизируют направление кредитных ресурсов, в т.ч., дают возможность территориальной локализации ресурсов через муниципальные банки.

Не менее важно бюджетное стимулирование кредитов развития через создание Государственного банка развития — подобная практика функционирования Национальных промоционных банков широко применяется в Европе. Всё это позволит минимизировать риск «эффекта вытеснения» частных инвестиций государственными расходами в условиях фискального доминирования или даже перейти к описанному многими исследователями «эффекту привлечения», когда государственные расходы стимулируют частные инвестиции, если повышают совокупный спрос на продукцию частного сектора и создают инфраструктурные условия для снижения его издержек.

По всей видимости, поиск подобных путей активизации денежно-кредитных инструментов стимулирования экономического роста составит действенную альтернативу попыткам прямого воздействия на Нацбанк в рамках политической перезагрузки в Украине. Поэтому он имеет шансы на поддержку как специалистами самого Нацбанка, так и международными финансовыми структурами.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИСПОЛНЕНИЯ БЮДЖЕТА И ВЫЗОВ ДЛЯ НОВОЙ МОДЕЛИ РОСТА

Устойчивая динамика экономического роста способствовала выполнению планов поступлений в государственный бюджет Украины. По данным Госказначейства, выполнение плана доходов (с учётом изменений, вносившихся в течение года) составило 98,0%. При этом план налоговых поступлений выполнен на 99,2%.

Структура налоговых поступлений весьма показательно характеризует особенности модели экономического роста, которая установилась в Украине в 2018 году. Так, при общем годовом приросте налоговых поступлений в госбюджет на 17,0% наибольшую динамику продемонстрировали поступления от налога на прибыль — 44,8%. В условиях, когда прибыль средних и крупных предприятий за 9 месяцев года выросла всего на 2,7%, это может свидетельствовать о повышении фискальной нагрузки на бизнес. На практике это часто обеспечивается путём постановки конкретных ориентиров отчисления налога на прибыль для подконтрольных предприятий, прежде всего — находящихся в государственной собственности. Сохраняется роль импорта в обеспечении налоговых поступлений: доходы бюджета от акциза на импортные товары увеличились на 13,6%, НДС на импорт — на 17,9%. В целом эти два налога обеспечили 37% всех доходов госбюджета в 2018 году.

Главные экономические показатели Украины на момент избрания В. Зеленского президентом. Источник

Из-за замедления динамики экспорта замедлился и прирост возмещения НДС — его прирост по отношению к уровню 2017 года составил 9,7% (товарный экспорт за год увеличился на 9,4%). В результате сальдо НДС на произведённые в Украине товары увеличилось на 24,7%. Однако «внутренний» НДС по значимости для бюджета продолжает существенно уступать «импортному»: если доля первого составляет 8,5%, второго — 31,8%. В целом доля доходов бюджета от непрямых налогов, которые обеспечивает внутреннее производство, составили всего 16,2%.

Расходная часть госбюджета выполнена в 2018 году на 95,3%. Расходы сводного бюджета по сравнению с 2017 годом выросли на 18,3%, в том числе, на здравоохранение — на 13,1%, на образование — на 18,0%, на ЖКХ — на 11,6%, на социальную защиту и соцобеспечение — на 8,3%. Особенности внутриполитической ситуации в стране и внешние риски обусловили повышение внимания к силовым структурам: расходы на оборону увеличились на 30,5%, на общественный порядок, безопасность и судебную власть — на 33,4%.  На 35,4% повысились расходы на осуществление общегосударственных функций (без обслуживания госдолга). Вместе с тем, на 36,8% выросли расходы, направленные центральным и местными бюджетами на экономическую деятельность, что способствовало стимулированию экономического роста и инвестирования. По данным статистики, за счёт бюджетных ресурсов профинансировано 12,7% капитальных инвестиций 2018 года.

Следует отметить, что для прошедшего года характерным стало заметное уменьшение объёмов заимствования. Прямой внутренний долг увеличился за год всего на 7,7 млрд. грн. (1,0%), внешний — на 1,2 млрд. долларов (3,1%). На фоне активного накопления долгов в предыдущие годы это свидетельствует о приближении Украины к состоянию фискальной сбалансированности и может означать прекращение тренда наращивания давления госдолга.

Основные параметры украинского государственного бюджета-2019. Источник

Важная особенность бюджета 2018 года — его реализация в условиях снижения значимости «инфляционного налога» и существенного «недовыполнения» показателя девальвации. Достижение в таких условиях выполнения плановых показателей доходной и расходной частей подтверждает высокую эффективность фискального блока исполнительной власти.

На этом фоне, впрочем, привлекает внимание значительное недовыполнение плана расходов по ряду существенных направлений. Так, план расходов госбюджета на экономическую деятельность выполнен всего на 85%, на столько же — на охрану окружающей среды, на ЖКХ — на 72%, на образование — на 88%. В значительной степени такое недовыполнение связано с отсутствием управленческих механизмов, которые обеспечивали бы разработку адекватных проектов для бюджетного финансирования и их практическую реализацию в рамках деятельности бюджетных организаций.

Для сбалансированной реализации государственной политики уровень управленческой эффективности, достигнутый в фискальной сфере, нужно распространить и на другие сферы ответственности исполнительной власти. И это составляет важный вызов для формирования новой, адекватной современным условиям модели экономического роста в Украине.


С другими публикациями о ситуации в Украине вы можете познакомиться в нашей рубрике «Украинский транзит»