Что выборы в Европарламент значат для России?

Прошли выборы в Европарламент, объявлены итоги гонки, а Европе поставлены диагнозы, но что это значит для отношений России и ЕС? Об этом мы поговорили со Стефано Брагироли (Stefano Braghiroli), руководителем программы исследований ЕС и России Тартуского Университета. Какое место заняла Россия в избирательной кампании, что определит позицию крайне правых по отношению к России в новом созыве и что будет, если поменять Федерику Могерини на болгарского политика, – в нашем интервью.

Тема России возникла за пару дней до выборов в контексте коррупционного скандала, когда было опубликовано видео встречи лидера крайне правой «Партии свободы» Хайнца-Кристиана Штрахе с девушкой, назвавшей себя племянницей российского олигарха. Как скандал отразился на результатах правых партий и какое место заняла Россия в избирательной кампании?

Скандал определенно имел серьезные последствия в Австрии: он привел к развалу правящей коалиции и отставке правительства. Однако к эффекту домино по всей Европе это не привело и на результаты других крайне правых не повлияло. Нужно сказать, что фигура «русского олигарха» в этой ситуации имеет особое значение. Конечно, если бы Россия не была вовлечена в этот скандал, то он все равно бы привел к серьезным последствиям, так как это предательство интересов собственной страны. Однако поскольку крайне правые партии обвиняют в связях с российским правительством, такая ситуация выглядит для них особенно плохо, что снова сделало тему роли России частью повестки на время.

В целом Россия не была среди главных тем кампании. Ее упоминали лишь косвенно, преимущественно в качестве прокси. К примеру, Франс Тиммерманс, кандидат от социалистов и демократов, говоря о роли Орбана, Марин Ле Пен и Сальвини в противостоянии Европейскому проекту, назвал их «полезными кремлевскими идиотами». Проевропейские силы обращались к российской теме, преимущественно чтобы стигматизировать своих националистических, популистских или евроскептических противников.

Виктор Орбан и Маттео Сальвини. Marco Bertorello / AFP. Источник

Евроскептических партий стало в Европарламенте больше. Можно ли ожидать, что они будут продвигать российскую повестку или в свете австрийского скандала они, наоборот, предпочтут дистанцироваться от России?

Если мы посмотрим, как эти партии голосуют в Европарламенте, то заметно, что они действительно лоббируют пророссийскую позицию. Для «Европы наций и свобод» это была четкая схема голосования. Хорошим показателем того, как они будут вести себя в парламенте сейчас, станет момент формирования новой крайне правой группы «Европейский альянс народов и наций» под руководством Сальвини. Сейчас в нее входят самые разные партии, и если есть что-то, что их объединяет, то это позитивное отношение к России (несмотря на незначительные исключения в лице «Консервативной народной партии Эстонии»). В какой-то момент Сальвини и Ле Пен придется выбирать, хотят ли они объединить ультраправый и националистический фронт в одну зонтичную группу и в этом случае «замести под ковер» свою прокремлевскую повестку дня и дистанцироваться от Москвы, или продолжать продвигать прокремлевскую повестку дня, но ценой потенциальных ценных союзников из Центральной и Восточной Европы, стран Балтии и стран Северной Европы, встревоженных таким образом группы.

Может ли новый состав Европарламента изменить отношения ЕС с Россией?

Политическое ядро в Европарламенте состоит из «Европейской народной партии», «Прогрессивного альянса социалистов и демократов», «Альянса либералов и демократов за Европу» и зеленых. Все эти группы, по крайней мере в своем большинстве, не симпатизируют Кремлю. Социалисты и демократы сейчас четко заявляют о том, каким они видят российский режим, как минимум своим выбором Единого кандидата на пост председателя Комиссии. Либералы и зеленые вообще никогда не были слишком мягкими по отношению к России. Свою роль может сыграть то, что народная партия и социалисты больше не составляют большинство в Европарламенте и должны каким-то образом находить баланс между 3+ группами. Это может повлиять на общую сплоченность групп относительно России, так как партии должны будут учитывать все больше и больше нюансов. Но пока политическое ядро Европарламента определено этими 4-мя группами, я не думаю, что произойдут какие-то радикальные изменения.

В средней перспективе может повлиять то, что все больше евродепутатов и представителей европейской элиты устают от этого постоянного напряжения между Россией и ЕС. Это значит, что все больше голосов призывают вернуться хотя бы к определенному статус-кво, хотя существует ряд факторов, которые не позволяют сейчас это сделать. Однако это выходит за рамки политики в Европарламенте, здесь все же больших перемен ждать не стоит.

«Те, кто занимают ключевые посты, могут напрямую и косвенно влиять на политические курсы ЕС, включая отношения ЕС и России, и кто будут эти люди решится в ближайшие 5 месяцев». Дональд Туск, Жан-Клод Юнкер и Федерика Могерини. Zucchi Enzo Council of the European Union. Источник

Общая усталость от напряженных отношений между Россией и ЕС стала причиной, почему Россия не была такой горячей темой в этот раз во время избирательной кампании?

И да, и нет. Я бы сказала, что это является одной из причин. Другая причина в том, что поскольку внимание было сконцентрировано вокруг миграции, экономики и вектора развития ЕС, когда кандидаты добирались до внешней политики, избиратель уже выключал телевизор. Я думаю, что это просто вопрос потенциальной отдачи от темы, в которую партии вкладываются. Если посмотреть на проблемы, которые, по мнению европейцев, нужно срочно решить, то, конечно, на первом месте миграция, за ней экономическое развитие, перемены в ЕС, и климат. Все эти вопросы не оставили много времени, чтобы дебатировать отдельно о роли России. Особенно учитывая то, что интерес к украинскому конфликту, к сожалению, упал.

Верите ли вы, что Европейские институты, как Комиссия и Европарламент, вообще могут влиять на взаимоотношения России и ЕС? К примеру, если место Федерики Могерини, Верховного представителя Европейского союза по иностранным делам и политики безопасности, займет болгарский политик, симпатизирующий России, изменится ли что-то?

Если мы говорим о Европейских институтах, в особенности о Совете, Комиссии и Верховных представителях, то да, они имеют потенциал действительно повлиять на отношения с Россией. Конечно, это зависит от ряда обстоятельств, которые на данный момент слишком сложно предсказать. Чтобы выбрать этих людей, необходимо согласие квалифицированного большинства в Совете, и определенные кандидатуры могут быть исключены, но из-за формата это будет сложная пакетная сделка.

Тут есть ряд значимых факторов, которые могут повлиять на баланс в отношении России. Во-первых, географический баланс. К примеру, важно, увеличится ли роль Центрально-Восточной Европы или этот регион не станет главным местом для найма. Имеет значение и политический баланс. «Европейская народная партия» остается самой крупной группой, но она стала слабее, что открывает возможности для других групп, в частности либералов. Также я бы обратил внимание на то, кто сейчас стоит во главе национальных правительств, так как они играют особую роль в формировании Комиссии. Италия на данный момент единственная страна с националистическим правительством. Италия предложит своего кандидата на пост в Комиссии, и этого кандидата обязаны рассмотреть, что в итоге может спровоцировать конфликты и подорвать общую сплоченность Комиссии и институтов ЕС в целом. Хотя сейчас слишком рано о таком говорить.

Если вместо Могерини будет кто-то другой, может быть, из другой политической семьи или другого геополитического контекста, это, конечно, будет иметь значение для отношений с Россией. Так же, как и замена Дональда Туска, председателя Европейского Совета. Те, кто занимают ключевые посты, могут напрямую и косвенно влиять на политические курсы ЕС, включая отношения ЕС и России, и кто будут эти люди решится в ближайшие 5 месяцев.


О перипетиях выборов в Европейский парламент читайте в нашем спецпроекте Евровыборы