От первого лица: предвыборный Брюссель и жизнь Европарламента

40 лет назад прошли первые в истории выборы в Европейский Парламент. Это был насыщенный путь: Парламент получил право вето и стал равным со-законодателем, полномочия ЕС расширились на невиданные ранее области, как монетарная и внешняя политика, а последние прошедшие выборы стали впервые пан-европейскими. В самый разгар этих выборов лауреаты нашего конкурса молодых европеистов Руслан Молдованов и Анастасия Русанова поехали в Брюссель и посетили европейскую легислатуру. Как выглядел Брюссель во время избирательной кампании, что думают советники депутатов о популизме, внешней политике ЕС и Брексите и почему спустя 40 лет снижающейся явки в этот раз избиратели решили голосовать — в статье наших коллег, магистрантов Ягеллонского университета. Еще больше комментариев экспертов, фотографий и впечатлений из сердца европейской политики в записках путешественников

Политическая реклама в Брюсселе сильно бросается в глаза. Десятки кандидатов висят на наспех собранных многометровых деревянных стендах. Хозяева овощных лавок и кофеен с игровыми автоматами заклеивают витрины агитацией от пола и до потолка. Лица политиков выглядывают из окон и с балконов — на втором, третьем и четвертых этажах.

В Бельгии выборы в Европарламент проходили в один день с федеральными и региональными. Кажется, что выписывать бельгийцам штрафы в 40, 80 и 200 евро за неприход на выборы — это излишняя мера. В столичном регионе горожане уже заряжены политикой на самом низовом уровне.

На фоне политически пестрого Брюсселя громадный постмодернистский комплекс зданий Espace Léopold, где заседают европейские парламентарии, выглядел удивительно спокойно. Депутаты и кандидаты разъехались, чтобы проводить кампании в родных странах. У главного входа больше рабочих, чем белых воротничков. На улице и внутри идут монтажные работы по установке сцены и специальных стендов к заключительной ночи выборов — единственная суматоха, которая напоминает о решающем дне. Парламент избирается на пять лет и будет задавать тон европейской политике вплоть до 2024 года.

Наша делегация пришла первой, позже стали подтягиваться другие группы. По-настоящему шумно стало после приезда школьников. Здание парламента без парламентариев напоминало скорей музей или галерею, куда туристов водят знакомить с самым успешным послевоенным политическим проектом в Европе. В холле среди прочих брошюр была информация о режиссере Олеге Сенцове, напротив висел плакат с благородными сырами на прилавке и призывом голосовать: «чтобы у меня был выбор».

СУДЬБА БРИТАНСКИХ ДЕПУТАТОВ

О том, как жители стран ЕС выбирают представителей нам рассказала профессиональный экскурсовод из Эстонии. Поток групп для ознакомительных туров по ее словам довольно интенсивный: чаще всего ей приходится работать с международными делегациями, но только эстонских групп она принимает около 50 в год.

Презентация начиналась с базовых вещей вроде количества мест, которые отведены каждой стране — как известно, пропорционально населению. Больше всего депутатов у Германии, Франции, Великобритании, Италии, Польши и Испании. Соединенное Королевство вообще не должно было участвовать в выборах, но из-за затянувшегося Брексита британским партиям пришлось провести экспресс-кампании всего за три недели.

Победившая Brexit Party привезет в Бельгию 29 депутатов-евроскептиков. Их задача — ускорить выход Британии из Европейского союза, а следовательно и конец своей карьеры в Брюсселе. Британия автоматически лишится всех мест после подписания окончательного соглашения о выходе, а депутаты своих кресел и щедрых зарплат — 6.825 евро в месяц.

Много времени ушло на обсуждение явки и разницы между Западной и Восточной Европой в плане интереса избирателей к общеевропейским выборам. В 2014 году на участки пришло только 13.05% словаков и лишь немногим больше чехов, хорватов и поляков. Контраст со Старой Европой был на лицо. После презентации мы поднялись на верхний этаж зала заседаний парламента. Внизу, между сидений и у сцены, шла работа по подготовке помещения к трансляции первых результатов с экзитполов.

ЭКСПЕРТЫ НА ГОРЯЧЕМ СТУЛЕ

Вторая часть визита предполагала встречу с экспертами. В Европарламенте работает большое количество комитетов, где специалисты помогают депутатам с бумажной работой. Подготавливают брифинги и помогают с резолюциями, дают советы и экспертные заключения — от рыбной ловли до цифровых технологий.

Марио Дан, эксперт политического департамента, начал разговор с поразительных результатов на выборах в его родных Нидерландах, где популисты неожиданно провалились на выборах.

После нескольких дней в коридорах европейских институтов и кабинетах местных мозговых центров про национал-популистов приходилось слышать много — от опасений до банального негатива.

Возник вопрос. Популисты представляют 15-20% европейского населения, но в Брюсселе их нет. Бюрократы и эксперты воспринимают их исключительно как угрозу. Значит есть непонимание почему избиратель так голосует. Может стоит нормализовать новую силу хотя бы на уровне дискурса? Вопрос адресовали британцу Мартину Расселу из European Parliamentary Research Service. Тем утром уже было известно об успехах новой партии Найджела Фаража.

«В Брюсселе я не встречал никого, кто бы поддержал идею выхода Британии из ЕС. Такая же ситуация и со всеми моими знакомыми на родине: они все единогласно хотели бы остаться частью союза», — ответил Рассел.

Британским гражданам, работающим в Брюсселе, выгодно, чтобы Британия оставалась членом ЕС — это позволяет спокойно жить и работать в другой стране. Таким образом, среди британцев, работающих в европейских институтах, сохраняется консенсус нелюбви к популистам — евроскептицизм бьет персонально по их карьере и интересам.

Другая ситуация будет в парламенте, где большое количество британских представителей наоборот выступают за Брексит. Суть в том, что эти самые представители избираются гражданами на не особо популярных в Британии выборах в Европарламент. Единственные люди, которые на них ходят, это те, кто недоволен положением вещей. Они как раз и голосуют за евроскептиков. Так и образуются враждующие лагеря.

«Тем не менее, я уверен, что Брексит просто не будет завершен, потому что практически невозможно достичь компромисса, который бы удовлетворил обе стороны, затронутые в процессе развода. Единственным выходом из этой ситуации будет просто остаться», — вполне уверенно подытожил Рассел.

Вопрос о перспективе Европейского союза занять постоянное место в Совете Безопасности ООН адресовали Петру Бойлею, эксперту по отношениям ЕС и НАТО. Бойлей пояснил, что для получения статуса перманентного члена Совета Безопасности ООН, Европейскому союзу нужно единогласное согласие стран-родоначальников проекта. А они в свою очередь не спешат наделить Европейский союз полномочиями. Но не стоит недооценивать непосредственное влияние ЕС на решения, принимаемые в ООН. Треть постоянных членов совбеза состоит из стран Европейского союза, а внешняя политика каждого члена ЕС должна быть оговорена с остальными 27 представителями. Отсутствие конкретного представителя ЕС не делает присутствие организации менее ощутимым. Вопрос о том, что же такое Европейский союз на мировой арене еще неоднократно поднимался в ходе дискуссии. Йоанна Коминска, специалист по политике ЕС в отношении России и Украины, определила ЕС как глобального актора, который действует с позиции мягкой силы и гуманитарной помощи.

Уже после встречи мы вспомнили, что в прошлом году от корки до корки прочитали работу Коминской по трансформации польской дипломатии во времена присоединения к Европейскому союзу. Тогда, готовясь к экзаменам в Ягеллонском университете, мы балансировали ее конструктивистский подход к ЕС с книгами Яна Жиленки. Для него ЕС — это скорей неосредневековая империя, децентрализованная и очень гибкая.

В ЭТОТ РАЗ Я ГОЛОСУЮ

В честь выборов в коридорах парламента раскидали скромный мерч: шарики и значки «в этот раз я голосую» на языках стран-членов союза. На столах лежали почтовые открытки с видом на зал заседаний. Их можно было подписать и бесплатно отправить в любую страну — в Краков карточка пришла за две недели, до Ростова-на-Дону пока не дошла.

Рядом стояли стенды, куда любой желающий мог прикрепить листок и указать, почему голосует на этих выборах. Много европейцев воспользовались возможностью, чтобы поделиться мнением и эмоциями — бумажки лепили уже друг на друга. Кто-то нецензурно выразился о глупости Брексита, кто-то о преодолении капитализма и конце власти богатых. Были таблички с дежурными идеями: о равенстве, правах человека и социальной справедливости. Кто-то поставил в приоритет будущее Польши, а кто-то — безопасность всей Европы.

Европарламент во время выборов выглядел спокойно и скромно. Европейский союз довольно непритязательная организация для общеевропейского, а уж тем более мирового масштаба. Весь бюджет на 2019 год — 165.8 млрд евро. Это почти в 30 раз меньше, чем у федерального правительства США. Но европейцы все больше осознают ценность общих наднациональных институтов. В воскресенье 26 мая больше половины жителей Европейского союза пришло на участки. Явка выросла с 42,61% в 2014 до нынешних 50,95% — это лучшие показатели за последние 20 лет. На последних европейских выборах впервые было ощущение, что технократия начинает уступать демократии.

Фото, использованные в оформлении материала, предоставлены авторами


Все публикации о конкурсе молодых европеистов «Россия, Европа, мир» — на нашем сайте