Алена Хоффман: демократическое государство должно быть нейтрально к религии, но не к ценностям

В рамках проекта «Либеральная повестка 21 века», который реализуется Фондом Фридриха Науманна и Экспертной группой «Европейский диалог» был организован круглый стол, за которым собрались ученые, журналисты, европейские политики, богословы и священники, представляющие разные религии. Пастор немецкой евангелической общины Эммаус при посольстве Германии в Москве Алена Хоффман поделилась своими наблюдениями за ролью Евангелическо-Лютеранской церкви в Германии

Пастор Алена Хоффман прокомментировала основные вопросы взаимоотношений государства и церкви в Германии, подчеркнув, что делает свои комментарии исходя из позиции пастора Евангелическо-Лютеранской церкви в Германии.

Моё детство прошло в Германской Демократической Республике и нет необходимости слишком подробно рассказывать о том, какую роль играла церковь в ГДР. В целом Церковь рассматривалась в ней как что-то отсталое, неразумное и т.д. Но в Евангелическо-Лютеранской церкви где собралась группа людей, вера которых строилась на иных основаниях, чем у бОльшей части общества. Церковь выступала за свободу мнений, за свободу выборов, за права человека и гражданина, за свободу передвижения. В нашей дискуссии прозвучали слова о том, что трудно быть верующим и демократом одновременно. В условиях ГДР это было не так уж и трудно, потому что внешние условия, конечно, были сложные, но многие люди действительно были верующими демократами.

После объединения Германии и церквей ФРГ и ГДР, выяснилось, что большинство немцев принадлежит к той или иной конфессии. На фото — заключительная Ассамблея протестантского Кирхентага 1954 года в Лейпциге. Источник

Отношения между церковью и государством строились на антагонизме, их совместная работа во благо общества не приветствовалась и была практически невозможна. Но впоследствии объединение Германии произошло при активном участии Евангелическо-Лютеранской церкви. Здесь уже говорилось о том, что церковь призвана быть инструментом диалога, именно так и было в Германии — церковь оказалась единственным институтом в немецком обществе, который пользовался доверием и мог выстроить диалог и продвигать его. Представители церкви в ГДР активно участвовали в строительстве нового демократического общества и искренне стремились выстроить нечто новое. Хотя многие из представителей церкви и не стремились к быстрому объединению страны. Они хотели сперва провести реформы в ГДР и в церкви, но общие тенденции были другими, и объединение случилось довольно быстро. Произошло объединение двух германских государств и объединение Евангелическо-Лютеранских церквей Западной и Восточной Германии.

Мне было 19 лет, когда произошло объединение Германии. Я наблюдала все это, учась в школе. У меня с этим периодом связан негативный опыт, но взаимоотношения между государством и церковью вскоре радикально изменились. Для меня стало новым, потрясающим опытом — жить христианином демократическом в государстве. Как-то вдруг оказалось, что большинство немцев принадлежит к той или иной конфессии, как правило, к двум большим церквям: католической и протестантской. Да, многие представители Евангелическо-Лютеранской церкви опасались излишней близости между церковью и государством.

Были определенные опасения и у меня, когда я изучала теологию в университете. В частности, когда в государственных школах началось преподавание Закона Божьего, причем в зависимости от конфессии. Мы боялись, что это будет своего рода возвращение к ГДР, что возникнет принуждение, на этот раз к изучению религии. Конечно, родители вправе принимать решение, что будут изучать их дети, Закон Божий или светскую этику. И тем не менее также опасения были.

Возникали вопросы, связанные с деятельностью военных капелланов. И эти вопросы тоже активно обсуждались. Для многих христиан было совершенно неприемлемо, что церковь взаимодействует с немецкой армией и с НАТО. «Перекуем мечи на орала!» — это был наш девиз. Тогда многие христиане отказывались от службы в армии с оружием в руках. Связь церкви с армией воспринималась как поддержка церковью войны, что было неприемлемо.

Встреча представителей Евангелической церкви Восточной Германии и руководителя ГДР Эрика Хонеккера, 1980. Источник

Следующий острый вопрос — церковный налог. Церковный налог собирается финансовым ведомством ФРГ и финансовое ведомство получает 2-4% от этих налоговых поступлений. Это также выглядит как слишком тесная связь между церковью и государством. Но со временем критические голоса от восточно-германской церкви становились всё тише. Надо сказать, что и ситуация развивалась в положительном ключе, то есть иначе, чем мы опасались. В конституции Германии говорится, что государственной церкви не существует. Но правомерно задаться вопросом: а действительно ли не существует государственной церкви? Да, церкви и религиозные общины отделены в Германии от государства, но при этом они имеют определенные взаимоотношения и это порой подвергается критике. Эти отношения урегулированы как Основным Законом, так и отдельными договоренностями.

Если раньше я была среди тех, кто требовал четкого разделения церкви и государства, то сейчас я с такими требованиями не выступаю, потому что преимущества сотрудничества очевидны. Ведь целевая группа — это одно и то же общество, одни и те же люди. Сосуществование в рамках демократического государства требует этого. Значит ли это, что церковь должна уйти куда-то в свою нишу? Не думаю, ведь будет противоречить принципу религии.

Религия, конечно, свободный выбор каждого, но это не частное дело. Религия — это часть общества, часть государства. Религия — это определенное представление о жизни общества. Таким образом, религия носит общественный характер. И государство, и церковь работают с одним и тем же человеком. И они хотят, чтобы их сосуществование было организовано наилучшим образом. Как и другие общественные институты, религиозные сообщества стараются внести свой вклад в общественное благо. И государство это поддерживает. У нас действует принцип субсидиарности. Это значит, что государство прямо осуществляет деятельность в социальной и культурной сфере только в том случае, если нет других организаций или сообществ, которые готовы взять эту деятельность на себя. Таким образом, многообразие социальной деятельности церкви поддерживается государством и используются ее компетенции. Многообразие здесь противопоставляется уравниванию.

Таким образом, церковь вносит вклад в развитие открытого общества в Германии. Государство поддерживает участие церкви в общественной жизни. Я думаю, что государству нужны церкви, потому что церкви наводят мосты. Есть возможность работы людей на общественных началах или в качестве их основной деятельности в этих проектах. В 2015 году мы это пережили, когда был большой приток беженцев и многие христиане были готовы предоставлять им жилье, давать уроки немецкого языка и всячески помогать.

Обряд крещения в ГДР в 1968 был заменен принятием в пионерскую организацию, что вызвало массу критики. Источник

И последний тезис. Говоря о сотрудничестве государства и церкви, тем не менее стоит помнить, что они в обществе противопоставлены друг другу. Церковь воспринимается как совесть государства. Наша церковь вмешивается и в повседневную политическую жизнь, и в правовую систему. Главный критерий такого вмешательства — те случаи, когда опасность угрожает нашим базовым христианским ценностям и принципам. В таких случаях звучат высказывания и со стороны католической, и со стороны евангелической церкви: пишутся меморандумы, делаются заявления по вопросам социальной справедливости и социальной политики. С другой стороны, и со стороны государства есть также право удостовериться, что сотрудники церкви и церковные структуры соответствуют государственным законам и действуют согласно им.

И наконец, демократическое государство конечно нейтрально к религии, но отнюдь не нейтрально по отношению к ценностям. С моей точки зрения, государство естественно допускает существование различных мнений. И это касается не только двух больших церквей. Таким образом государство может получить информацию о мнениях в обществе по спорным вопросам до того, как будут приняты окончательные решения. Представители евангелической церкви и католической церкви, а также других общественных институтов работают в этическом совете, работают в наблюдательных советах теле- и радиокомпаний, их приглашают на заседания комитетов германского Бундестага для того, чтобы они смогли там высказать своё мнение.

Абсолютно правильно и важно, чтобы государство призывало разные силы в обществе, брать на себя ответственность за благо в обществе в форме социальных проектов. Я думаю, что также важно и правильно, чтобы церковь по собственной инициативе брала слово и высказывала свою позицию по различным вопросам: в отношении максимизации прибыли, экономического роста и другим. Церковь призвана продвигать такие ценности как любовь к ближнему, поддержка слабых или тех, кто не может позаботиться о себе сам, поддерживать ценность жизни. Я думаю, что у нас в Германии это удается очень неплохо и мы вносим свой вклад в гуманизацию общества.


Выступления других участников круглого стола можно найти по ссылке. Круглый стол состоялся в рамках проекта «Либеральная повестка 21 века», который реализуется Фондом Фридриха Науманна и Экспертной группой «Европейский диалог».