Владимир Трубин: никаких оснований для внедрения базового дохода в России нет

Мы уже публиковали основные выводы конференции «Базовый доход: пролог к социальной политике XXI века» и расшифровки выступлений ключевых спикеров. На очереди выступления дискутантов. Владимир Трубин из Аналитического центра при Правительстве России рассказал, что даже между существующими малочисленными кейсами внедрения базового дохода больше разного, чем общего: отличается все от источников финансирования до целей внедрения. О чем это нам говорит и можно ли переложить этот опыт на Россию — в тезисах спикера

По мере подготовки материала к конференции я понял, что вопрос, который стоит в конце наименования темы конференции, он вполне оправдан, потому что чем больше погружался в содержание базового дохода, тем больше понимал, что это нерешенная проблема. Достаточно сказать, что на сегодняшний день нет ни одной страны в мире, где базовый доход был бы реализован в национальных масштабах. Было два эксперимента: в Монголии в 2011-2012 году и в Ираке, где эти эксперименты проводились на национальном уровне, но были отменены по причине дороговизны и отсутствия бюджетных средств на их реализацию.

На сегодняшний день мы видим, что в двух государствах реально идут эксперименты: Финляндия и Канада. Это эксперименты, которые идут на государственном уровне. В Финляндии они проводятся среди безработного населения, в Канаде в провинции Онтарио проводятся среди малоимущего населения. В Швейцарии и в целом ряде других государств планируются локальные эксперименты, в том числе в Швейцарии в деревне Рейнау предполагают начать такой эксперимент. Такие эксперименты планируют проводить в Кении, в Соединенных Штатах в ряде провинций, и так далее. То есть на сегодняшний день речь идет о том, что мы не можем изучить практический опыт. У нас ограниченная информация даже по результатам пилотных экспериментов. И сделать вывод о том, является ли базовый доход прологом или не является, на сегодняшний день мы не можем.

ЧТО ОБЩЕГО ПРИ ВСЕХ РАЗЛИЧИЯХ

Я скажу, что общего у этой технологии или у этого механизма в различных странах.

Первое — это выплаты безадресные, которые основываются на принципе универсальности. Нет никакой оценки нуждаемости.

Второе — то, что это выплаты наличными без всяких трансфертов, без натуральной формы, без ваучеров и так далее.

Третье — это выплаты периодические, как правило, ежемесячные.

Четвертое — это выплаты, носящие индивидуальный характер, то есть физическим лицам, а не семьям, не домохозяйствам и так далее.

Все остальное различается, и очень серьезно. В первую очередь различается представление о назначении, целях базового дохода. Коллега из Всемирного банка показал обилие публикаций, которые существуют. Их на самом деле очень много. Но самое главное, что во всех этих работах отстаивается либо одна какая-то основная точка зрения, либо по крайней мере одна или две. Причем эти точки зрения различаются с позиции назначения базового дохода.

Первая точка зрения. Базовый доход — это способ согласования задачи преодоления бедности и обеспечения полной занятости.

Вторая точка зрения. Базовый доход — это способ обеспечения доступности социальной защиты, повышения ее экономичности, в том числе с позиции администрирования.

Третья точка зрения. Базовый доход — это способ увеличения свободы членов общества, предоставляющая возможность одним работать меньше и посвящать себя творческой деятельности, другим заниматься предпринимательством в том случае, если они хотят.

Четвертая точка зрения. Базовый доход — это способ воздействия на социальное и физиологическое благополучие населения через достойное питание, свободное время и так далее.

Наконец, пятая точка зрения. Базовый доход — это способ адаптации людей и бизнеса к условиям цифровизации, четвертой промышленной революции, изменению условий, форм занятости и так далее. Но нам это не грозит в ближайшее время, поэтому об этом говорить нечего.

ФИНАНСОВЫЙ ВОПРОС

Чем же еще различаются эти схемы базовых доходов? Разными источниками финансирования — это может быть государственный бюджет, как, например, в Монголии или Ираке, это может быть региональный бюджет, как в Канаде. Причем я сразу скажу, что если в Финляндии эксперимент завершается в те сроки, в которые он должен был завершиться, то в Канаде только что пришедшее к власти региональное правительство заявило, что прекращает этот эксперимент как абсолютно бесполезный. Слова, которые использовала министр труда провинции Онтарио для характеристики итогов эксперимента, мягко говоря, не очень прилично воспроизводить. В общем, плохо сказала.

В качестве источников финансирования базового дохода помимо регионального бюджета используют также средства бизнеса, как например в двух пилотных проектах в Соединенных Штатах, и средства некоммерческих организаций. Какова цена вопроса? Всемирный банк действительно опубликовал обзор 2019 года. Согласно результатам их моделирования, дополнительные затраты внедрения базового дохода значительно варьируются. От 13,8% ВВП в Финляндии до 10,1% во Франции, 8,9% в Великобритании, 3,3% в Италии. Я не буду останавливаться на технологиях и методике прогнозов, но цифры такие.

ЧТО ПОЛУЧАЮТ УЧАСТНИКИ ПРОЕКТОВ

Здесь тоже достаточно большие различия. В Финляндии цифра была названа, причем общим является то, что все системы базового дохода рассчитаны только на население до пенсионного возраста. Пенсионерам базовый доход не предоставляется ни при одном режиме. Участники — безработные в возрасте 25-58 лет. Размер базового дохода — это минимальное пособие по безработице, что составляет 25% по сравнению валовым среднедушевым располагаемым доходом семьи.

В Канаде две категории получателей: малообеспеченные одинокие и малообеспеченные семейные пары. Если посмотреть отношение суммы базового дохода к среднедушевым доходам семьи, для одиночек это 38,7%, для семейной пары — 54,8%. В Соединенных Штатах то, что планируется в рамках экспериментов — это не моделирование, — от 25% до 12% среднедушевых доходов.

Если использовать эти цифры для России, то 25% валового среднедушевого дохода — это 7 900 рублей. При этом прожиточный минимум у нас 10 088 рублей, МРОТ — 7 500 рублей, а максимальное пособие по безработице — 4 900 рублей. Я беру данные за 2017 год. Берем 50% величину базового дохода от среднедушевой. Это тогда будет 15 900 рублей. Тогда понятно соотношение с МРОТ, с этим и этим. В результате, расходы на внедрение базового дохода в России оказываются намного больше, чем нынешние.

Опрос пользователей соцсети Вконтакте от ResearchMe для Rusbase. Ноябрь 2018. Источник

ПЕРСПЕКТИВЫ ВНЕДРЕНИЯ В РОССИИ

Что никаких оснований для внедрения, даже начала внедрения, базового дохода в России нет. Я бы хотел всех предостеречь от того, что надо бежать срочно в Правительство и призывать, что «Давайте мы будем хотя бы пилот проводить». Никаких оснований и аргументов для этого нет.

Очень интересно, как в Америке к финансированию базового дохода пришел бизнес. Крупные фирмы профинансировали проекты по финансированию базового дохода. На самом деле, они лучше всех представляют себе последствия технологических, технических изменений, и масштабы бедствия. Поэтому, на самом деле, нужно подумать о том, кто должен оплачивать базовый доход. Это один из вопросов, который до сих пор не решен. Государство или бизнес?

Наверное, на сегодняшний день для России можно говорить не о пилотах с базовым доходом, а о проведении очень глубоких исследований и о разработке прогнозов тех процессов, которые ожидают Россию в случае, если когда-нибудь у нас начнется реальная информатизация, реальная промышленная революция и так далее. Потому что на сегодняшний день все это будет на уровне разговоров.

Фото к публикации: Фото: Александра Мудрац / ТАСС. Источник


Все тексты по итогам конференции «Безусловный базовый доход» — на нашем сайте