Юрий Воронин: ББД — это революционный подход к социальной защите

Мы уже публиковали основные выводы конференции «Базовый доход: пролог к социальной политике XXI века» и расшифровки выступлений ключевых спикеров. На очереди выступления дискутантов. Юрий Воронин, заведующий Центра правового обеспечения социально-экономических реформ Института законодательства и сравнительного правоведения, рассказал о истории возникновения безусловного дохода, почему его нельзя сравнивать с прожиточным минимумом и какие есть альтернативы системе обязательного социального страхования

Организовано очень своевременное обсуждение, и надо не запаздывать, ведь такого рода явления надо пытаться осмысливать на их самом подходе к России. Хотя понятно, что для нас это не вопрос ближайших лет. Тем не менее, мысль должна работать, идея должна появляться, обсуждение должно идти.

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ

Замысел введения безусловного базового дохода (далее — ББД) возник достаточно давно. Нечто похожее на нынешний ББД (выплата от государства в одинаковом для всех размере без каких-либо условий предоставления) предлагались Томасом Мором в XV веке, Джоном Локком в XVII веке, Николя де Кондорсе и Томасом Пейном в XVIII веке, Джоном Стюартом Миллем в XIX веке. Один из «отцов-основателей» США Томас Пейн в своей книге «Agrarian Justice» в 1795 г. писал о том, что гражданину страны должна принадлежать доля в национальном производстве, таким образом, чтобы каждый мог регулярно получать часть от общего государственного дохода. Прообразы ББД можно увидеть в научных трудах выдающихся экономистов Джеймса Мида, Милтона Фридмана и Фридриха Хайека.

В 1943 г. концепция фактического введения ББД была практически одобрена парламентом Великобритании, но в итоге победила система социального обеспечения, основанная на идеях Уильяма Бевериджа — привычные нам выплаты, размер которых зависит от стажа, зарплаты и т.д. В 1985 г. канадское либеральное правительство пыталось ввести ББД в виде так называемого отрицательного налога (negative income tax), но затея провалилась, поскольку консерваторы в парламенте посчитали, что государству она обойдётся слишком дорого.

Ни одна попытка каким-то образом реализовать идею ББД в масштабах государства пока не была осуществлена. Зато было проведено несколько интересных и показательных социальных экспериментов. В настоящее время наиболее активно продвигают и обосновывают концепцию ББД Николас Барр, Аллан Шиахен, Манфред Фюльзак, Даниэль Штрауб, Освальд Сигг, Энно Шмидт, Гётц Вернер, Скотт Сантенс.

В 1943 году в Великобритании выбор был сделан  в пользу системы социального обеспечения, основанной на идеях Уильяма Бевериджа — привычные нам выплаты, размер которых зависит от стажа, зарплаты и т.д. Источник

РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПОДХОД К СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ

Некоторые современные исследователи темы ББД, особенно отечественные, пытаются свести эту идею к роли, выполняемой в настоящее время в нашей стране прожиточным минимумом (только в модернизированной, улучшенной форме). Однако по замыслу его идеологов, ББД — это не новый, более современный прожиточный минимум и это, отнюдь, не адресное социальное обеспечение с учётом нуждаемости конкретных граждан (семей или домохозяйств), предлагаемое взамен всеобщего социального обеспечения. ББД — это принципиально новый, если хотите, революционный подход к социальной защите. И ключевое значение в понимании сущности ББД имеет слово «безусловный», то есть предоставляемый без предъявления к человеку условий, по крайней мере, ранее применявшихся при установлении тех или иных видов социальной защиты.

Мы привыкли к тому, что меры социальной защиты предоставляются не каждому члену общества (при нормальной ситуации человек трудится и своим трудом зарабатывает себе на жизнь), а только лишь тому, кто оказался в аномальной жизненной ситуации, обуславливающей необходимость в применении к нему той или иной меры социальной защиты (обеспечения, помощи или поддержки). Такие ситуации связаны с утратой источника средств к существованию, возникновению расходов чрезвычайного характера и т.п. Обычно причиной утраты трудового дохода, обеспечивающего жизнедеятельность человека и членов его семьи, является потеря им полностью или частично, постоянно, длительно или временно своей способности к труду (трудоспособности). Вот это и есть классическое понимание оснований для социальной защиты населения.

Характеризуя ББД необходимо определить четыре позиции:
— цель обеспечения;
— круг обеспечиваемых лиц;
— размер обеспечения;
— источник финансирования.

Принципиальное отличие концепции ББД от других подходов состоит в том, что материальное содержание предоставляется любому человеку, отвечающему самым общим требованиям (например, являющимся гражданином конкретной страны), вне зависимости от его трудоспособности. Почему? Потому что у ББД совершенно иное целеполагание, чем у классической социальной защиты (далее — КСЗ). КСЗ призвана компенсировать объективные дефекты трудовых отношений — потеря трудоспособности вследствие различных жизненных обстоятельств (болезнь, инвалидность, старость и т.п.) или недостаточность обычного заработка для покрытия возникающих расходов на социальные нужды (необходимость оплаты лечения или постоянного постороннего ухода).

ББД же, по своему изначальному замыслу, призван компенсировать кардинальное изменение роли труда в жизни людей. Если в доиндустриальном и индустриальном обществе труд являлся источником жизнеобеспечения человека, то после четвёртой промышленной революции, в современном постиндустриальном обществе сфера труда не просто сужается под воздействием роботов, автоматов, искусственного интеллекта, нейронных сетей и прочих достижений научно-технического прогресса, вытесняющих человека из производства продукции, а перестаёт быть источником основного дохода для человека. Роботы всех типов и мастей медленно, но верно вытесняют человека, которому для полноценной жизнедеятельности необходимо чем-то заниматься, из сфер, где работа носит хорошо оплачиваемый характер, в общественные сферы, где занятия людей либо оплачиваются существенно ниже, либо вообще носят сугубо общественный (бесплатный в денежном отношении) характер (например, в волонтёрство).

Всё это формулирует перед современным обществом абсолютно новый вызов — создание условий к тому, чтобы труд перестал быть для человека средством существования, а превратился бы в род занятий (если хотите, в своего рода развлечение), который люди могли бы выбирать по влечению своей души, без оглядки на заработную плату. Фактически складывается ситуация, о которой так неистово и страстно мечтал известный американский юрист Боб Блэк в своей известной статье «Упразднение работы». И эта трансформация роли труда в жизни человека требует принципиально иной системы социальной защиты (обеспечения). В качестве прообраза такой новой системы социальной защиты мы и должны рассматривать идею ББД.

В своей статье «Упразднение работы» известный американский юрист Боб Блэк описал условия того, как труд мог бы перестать быть для человека средством существования, а превратиться в своего рода развлечение. Источник

ЧТО ИЗ СЕБЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ББД

Можно выделить три сущностных признака ББД:

— цель ББД не в предоставлении человеку источника средств к существованию (компенсации утраченного заработка), а в обеспечении ему свободы выбора занятий, поскольку человек, лишенный занятий (дел), деградирует в интеллектуальном и моральном отношениях, десоциализируется;

— материальное обеспечение предоставляется человеку вне зависимости от состояния его трудоспособности, а если его доход (источник средств к существованию) не соответствует установленному в обществе жизненному стандарту;

— материальное обеспечение не имеет дифференциации по своей величине, поскольку у него нет какой-либо связи с прошлым трудовым доходом человека (нечего компенсировать).

По своему субстантивному наполнению концепция ББД восходит к идеям К. Маркса о коммунистическом обществе, где каждый трудится согласно своим способностям, а от общества получает по своим потребностям, то есть, где нет прямого эквивалента между характером труда и получаемым материальным обеспечением.

Постепенно происходит изменение всей жизненной мотивации человека. Если сейчас принято считать, что уровень социальной защиты не должен быть значительным, чтобы не снижать мотивацию человека к труду (согласно п. 22 Рекомендации № 67 МОТ «Об обеспечении дохода» страховые пособия должны заменять утраченный заработок, с надлежащим учетом семейных обязанностей, до такого предела, который возможен без ослабления стремления возобновить работу, если это возобновление возможно, и без возложения на группы производителей такого тяжелого бремени расходов, которое мешало бы выпуску продукции и занятости), то идеология ББД принципиально иная — если высокооплачиваемый труд — это удел избранных, то остальным членам общества должна быть обеспечена возможность работать без оглядки на заработную плату либо не работать вообще, а заниматься, например, свободным творчеством для самореализации. Таким образом, материальное обеспечение в концепции ББД уже не является прямым конкурентом вознаграждению за труд.

Безусловно, ББД — это минимум (стандарт жизнеобеспечения), но принципиально (качественно) иной. ББД должен обеспечить человеку не возможность физического выживания, а полноценную, достойную жизнь. Поэтому понятно, что ББД это удел развитых стран по своему экономическому положению, где уровень налогов позволяет профинансировать государству соответствующие выплаты из бюджета.

Хотя профессор Лондонской школы экономики Николас Барр в своей статье «Shifting Tides» (Finance & Development, December 2018, Vol. 55, № 4) справедливо обращает внимание на то существенное обстоятельство, что ББД, искажая распределение в сторону снижения доходов, поскольку получатели универсального обеспечения будут превосходить численность оплачивающих это обеспечение налогоплательщиков, что неизбежно увеличит фискальное бремя на общество, тем не менее, содержит в себе и механизм балансировки этой финансовой нагрузки. Если машины, управляемые искусственным интеллектом, повышают темпы роста и, следовательно, расширяют налоговую базу, то фискальные ограничения реализации проекта ББД могут значительно ослабнуть.

Николас Барр обращает внимание, что если машины, управляемые искусственным интеллектом, повысят темпы роста и, следовательно, расширят налоговую базу, то фискальные ограничения реализации проекта ББД могут значительно ослабнуть. Источник

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ИДЕЯ ББД НОВЫМ НАПРАВЛЕНИЕМ В РАЗВИТИИ ПЕНСИОННЫХ СИСТЕМ

В очень отдалённой перспективе ББД может заменить собой пенсии для значительной части людей, но не для всех. Люди, занятые высокооплачиваемым трудом, очевидно, предпочтут пенсию, компенсирующую утраченный ими заработок, а не одинаковый для всех ББД.  Мы не можем знать наверняка, заменит или не заменит ББД собой пенсии, но в любом случае идти к этому будущему нам придётся очень долгим эволюционным путём, развивая существующие сегодня модели пенсионного обеспечения. Иначе говоря, ББД не даст нам ответа на вопрос: что же нам сегодня или завтра делать с пенсионными системами?

КСЗ — это система, основанная преимущественно на механизме обязательного социального страхования (далее — ОСС). Возможные, более эффективные, альтернативы системе ОСС ищут в мире давно. В 80-х годах прошлого века на какое-то время показалось, что такой альтернативой может стать переход на индивидуально-накопительную систему (взамен солидарно-распределительной системы ОСС), но практика выявила существенные уязвимости накопительного механизма финансирования пенсий, которые позволили Томасу Пикетти в своём фундаментальном исследовании «Капитал в XXI веке» обоснованно заявить, что при всей привлекательности пенсионных накоплений, связанных с более высоким ростом доходности на финансовых рынках по сравнению с темпами роста заработной платы в странах мира, неустранимые конструкционные изъяны данной системы не позволяют отказаться от системы ОСС.

Сейчас в качестве альтернативы ОСС некоторые экономисты выдвигают систему государственного социального обеспечения с учётом нуждаемости (далее — ГСО). Однако в этом подходе нет ничего нового — таким путём еще с конца XIX века пошёл ряд англо-саксонских государств (Великобритания, Австралия, Новая Зеландия и др.), которые формировали свои пенсионные системы параллельно со странами континентальной Европы, воспринявшими идеологию Бисмарка об ответственности за социальное обеспечение работника не стороны государства и не со стороны самого работника, а со стороны предпринимателей (через систему ОСС), использующих для своего бизнеса рабочую силу. Практика показала, что главным изъяном англо-саксонской модели пенсионного обеспечения является высокий процент бедности среди пенсионеров, который образуют низкооплачиваемые работники (по сравнению со странами, применяющими модель ОСС).

ГСО, построенное на принципах адресной помощи и оценки нуждаемости, имеет и другие существенные недостатки. К ним относятся: неэластичность порогов отсечения от обеспечения, высокие административные издержки на функционирование подобной системы, большая сложность установления критериев для предоставления адресной помощи, которые были бы объективными и прозрачными.

Направленность социального обеспечения исключительно или преимущественно на бедных изолирует другие незащищенные домашние хозяйства и может привести к негативным последствиям для их развития. Кроме того, избирательный подход к социальному обеспечению не соответствует Уставу ООН, Декларации тысячелетия, Всеобщей декларации прав человека, в соответствии с которыми все люди имеют равное право на минимальный уровень жизни, включая питание, жилище, одежду, образование и социальное обеспечение.

Во время финансово-экономического кризиса важно расширять, а не сужать социальные инвестиции, а адресная социальная защита фактически представляет собой сокращение охвата населения социальными трансфертами. Жизненная необходимость поддержки домашних хозяйств в трудные времена и повышения доходов людей с целью стимулирования социально-экономического восстановления требует использования не избирательного, а, напротив, всеобщего подхода к организации социального обеспечения и расширения универсальных выплат (прежде всего, для семей с детьми, пожилых лиц, лиц с ограниченными возможностями и других категорий граждан).

Не случайно, что МОТ очень настороженно относится к адресности. Одно дело, когда в той или иной стране никогда не существовало КСЗ и эта страна впервые вводит какую-то систему социального обеспечения, пусть для начала и только адресную. И совсем другое дело, когда страна в целях экономии бюджета переходит с универсальной (всеобщей) системы социального обеспечения на адресную (избирательную). МОТ считает, что такой подход неизбежно снижает уровень социальной обеспеченности людей.

Томас Пикетти заявляет, что при всей привлекательности пенсионных накоплений, связанных с более высоким ростом доходности на финансовых рынках по сравнению с темпами роста заработной платы в странах мира, неустранимые конструкционные изъяны данной системы не позволяют отказаться от системы обязательного социального страхования. Источник

ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ ОСС

Вопреки распространённому мнению, уязвимость солидарно-распределительного финансового механизма заключается не в старении населения, а в снижении прежних темпов роста заработной платы, которые на протяжении всего XX века позволяли успешно купировать демографические перепады.

Снижение темпов роста фонда оплаты труда (далее — ФОТ) можно временно компенсировать повышением пенсионного возраста, но это не решает проблему, не устраняет причины кризисных явлений. Повышение пенсионного возраста не сможет заменить поиска дополнительного, но обязательно самостоятельного, источника формирования пенсионных фондов. По моему мнению, таким источником может стать часть прибыли предприятий, поскольку от снижения ФОТ или от отсутствия его надлежащего роста выигрывает предприниматель, увеличивая свою прибыль. В этой связи целесообразно установить прямую зависимость: если ФОТ на конкретном предприятии не вырос за календарный год на определённый процент, требующийся для нормального развития пенсионной системы, тогда предприниматель обязан компенсировать отсутствие такого роста из своей прибыли.

Высказанную идею можно реализовать, если, конечно, общество готово сохранить ответственность предпринимателей (работодателей) за материальное обеспечение своих наёмных работников. А если оно не согласно, тогда в порядке выработки нового общественного договора придётся решать, на кого данную ответственность перекладывать: на государство, на самого работника или на них солидарно. Вот в этом и будет состоять вектор дальнейшего развития КСЗ.

Повышение пенсионного возраста, которое производится повсеместно в мире, ставит перед нами задачу переосмысления содержания страхового случая в пенсионном страховании. До настоящего времени страны, применяющие модель ОСС, признают (по крайней мере, формально) в качестве страхового случая потерю работником своей трудоспособности вследствие старости или инвалидности. Однако повышение пенсионного возраста, осуществляемое исходя из роста периода получения пенсии, а не оценки объективного возраста утраты работником трудоспособности, как это следовало бы из признанного страхового случая, кардинально его искажает. Современные пенсионные системы, повышающие пенсионный возраст под воздействием финансового фактора, фактически переходят в отношении пенсии по старости от страхования утраты трудоспособности к страхованию жизни (дожитию до определённого возраста).

Страхование жизни осуществляется вне рамок ОСС, поскольку не имеет связи с трудом, не носит социального характера. Страхование своей жизни должен осуществлять сам работник (а не его работодатель), тариф должен быть тогда дифференцирован в зависимости от степени вероятности дожития каждого конкретного человека до установленного государством возраста, базой для страхования жизни должна быть не только заработная плата человека, но и все виды его доходов. Но этот путь — это тоже путь отказа от ОСС и замены его на личное коммерческое инвестиционное страхование жизни. Это тоже возможный вектор развития современных пенсионных систем, который надо тщательно обсуждать.

С конца XIX века ряд англо-саксонских государств (Великобритания, Австралия, Новая Зеландия и др.), формировал свои пенсионные системы параллельно со странами континентальной Европы, воспринявшими идеологию Бисмарка об ответственности за социальное обеспечение работника не стороны государства и не со стороны самого работника, а со стороны предпринимателей. Источник

КАКИЕ ЕСТЬ ЕЩЁ ВАРИАНТЫ

Во-первых, можно сохранить и реализовать на практике презюмируемое установление пенсионного возраста, как типичного возраста утраты трудоспособности. Для этого требуется проведение серьёзных научных исследований по определению репрезентативного (типичного) возраста утраты трудоспособности большинством работников. При применении такого подхода система ОСС сохраняется. По крайней мере, для наёмных работников, для которых по-прежнему актуально обеспечение со стороны работодателя и солидарно-распределительный механизм финансирования, позволяющий осуществлять социальное выравнивание доходов бедных и богатых работников.

Во-вторых, можно вернуться к индивидуальному определению (доказыванию) утраты трудоспособности каждым конкретным работником, превратив пенсию по старости в пенсию по инвалидности. Такой вариант увеличит транзакционные издержки пенсионной системы, но сохранит ОСС.

В-третьих, можно попытаться развести ОСС и страхование жизни, оставив в ОСС только пенсии по инвалидности, которые бы назначались застрахованным лицам по мере их обращения и признания их утратившими трудоспособность (независимо от причин такой утраты). Что касается пенсий по старости, то для новых назначений их можно было бы преобразовать в пенсии по возрасту, право на которые приобреталось бы гражданами по их желанию через заключение договоров страхования жизни или через механизм пенсионных накоплений. Такой подход допускает возможность одновременного получения и пенсии по инвалидности, и пенсии по возрасту, поскольку они устанавливаются за разные страховые случаи. Это позволило бы в перспективе перейти к формированию комплексного социального страхования по инвалидности, которое бы защищало не только от утраты дохода, но и от социальных расходов, вызванных всеми ограничениями жизнедеятельности, связанными с инвалидностью (прежде всего, в связи с нуждаемостью в постоянном постороннем уходе). Для реализации этого проекта потребует вычленение тарифа на социальное страхование на инвалидность и по случаю потери кормильца. При этом общий (суммарный) тариф на ОСС может быть сокращён или перераспределён на иные цели.

Кстати, возможно рассмотреть и крайне актуальный вопрос об одновременной выплате с пенсиями по инвалидности и по возрасту ещё и пенсии по случаю потери, назначаемой в связи со смертью супруга, в целях компенсации утраченного общего дохода семейной пары. Это также страховой случай для супружеского коммерческого страхования. В системе ООС одновременная выплата нескольких пенсий не представляется возможной, поскольку их сумма может превысить утраченный работником трудовой доход, что противоречит смыслу социального страхования.

Все эти возможные варианты вытекают из логики развития пенсионной системы с учетом применения различных целеполаганий. Их, безусловно, необходимо обсуждать с оценкой возможных социальных последствий. Прежде всего, с позиций влияния возможных преобразований на преодоление бедности в нашей стране, являющейся одним из основных приоритетов текущего президентского цикла.

В оформлении публикации использовано фото Юрия Воронина, сделанное для журнала «Эксперт»


Все тексты по итогам конференции «Безусловный базовый доход» — на нашем сайте