Западные эксперты о кризисе либерализма

На волне от нашумевшего интервью Владимира Путина западные эксперты заговорили о том, есть ли у либерализма будущее. Мы пересказываем самые интересные статьи западных коллег

Владимир Путин в интервью газете Financial Times объявил о конце эпохи либерализма:

Потом есть современная так называемая либеральная идея, она, по‑моему, себя просто изжила окончательно. <...> Но эта либеральная идея предполагает, что вообще ничего не надо делать. Убивай, грабь, насилуй — тебе ничего, потому что ты мигрант, надо защищать твои права. Какие права? Нарушил — получи наказание за это. Поэтому сама эта идея себя изжила, и она вступила в противоречие с интересами подавляющего большинства населения.

Интервью спровоцировало возмущенные комментарии и российской общественности, и западных политиков. К примеру, председатель Европейского Совета Дональд Туск парировал, что «тот, кто говорит, что либеральная демократия устарела, также утверждает, что устарели свободы, устарело верховенство права и устарели права человека». Хотя такие комментарии обоснованы, правда и то, что либеральные демократии переживают не лучшие времена: Брексит, Дональд Трамп, рост правых популистских партий, нелиберальная демократия Виктора Орбана — все это реальные вызовы устоявшемуся порядку. На волне от нашумевшего интервью западные эксперты заговорили о том, есть ли у либерализма будущее. Мы собрали самые интересные статьи западных коллег.

ПРАВ ЛИ ПУТИН

Журналист BBC Хелиер Чунг (Helier Cheung) проанализировала результаты опросов и поговорила с экспертами, чтобы выяснить, прав ли Путин.

Исследование Pew Research Center. Полная версия по клику. Источник

На самом деле, европейцы относятся к миграции гораздо позитивнее, чем это представляет Владимир Путин. Исследование Pew Research Center показывает, что большинство людей в странах, принимающих большинство мигрантов, рассматривает иммигрантов как силу, а не бремя. Хотя отношение разнится от страны к стране, и население действительно недовольно некоторыми практическими аспектами миграции. Успех правых популистов тоже преувеличен, и пока нельзя сказать, что либерализм однозначно проигрывает на этом поле. Электоральная поддержка популистов растет в Испании, Италии, Австрии и Венгрии, но в других странах, включая Словакию, тенденция была нарушена. Скандинавия также, похоже, пошла по другому пути: Дания, Швеция и Финляндия в прошлом году избрали левые правительства.

При этом Майкл Кокс из Лондонской Школы Экономики признает, что тот либеральный порядок, который существовал до 2008 года, находится в беде. Финансовый спад в 2008 году стал главным поворотным моментом, а глобализация и тот факт, что рынкам было разрешено определять все, привели к более серьезным проблемам идентичности, когда люди чувствуют, что их страна больше не является их собственной. По его мнению, мы все еще живем в либеральной мировой экономике, и большинство стран в мире являются либеральными демократиями, но либерализму необходимо работать над решением таких проблем, как стагнация заработной платы и потеря чувства общности.

ЛИБЕРАЛИЗМ В КРИЗИСЕ, НО НЕ В ТОМ

Писатель Кенан Малик (Kenan Malik) тоже признает кризис либерализм, но считает, что Путин ошибается на счет его природы. В статье для The Guardian он утверждает, что либерализм не был отвергнут подавляющим большинством населения. Общество, в том числе в Великобритании и Америке, стало более либеральным, хотя и более поляризованным.

Реальная проблема заключается в том, что либерализм не может решить фундаментальную проблему отношений между человеком и обществом, в то время как эта проблема стала одной из наиболее важных. Общества стали раздробленными, большая часть социальной архитектуры, необходимой для процветания людей, была разрушена. На этом фоне многих из тех, кто стремится воссоздать чувство социальной солидарности, привлекают идеи принадлежности, основанные на нации, традициях и расе. Так как существует мало трансформирующих социальных движений, многие поверили в сильные личности: на президентских выборах 2016 года только четверть избирателей Трампа считали, что их кандидат обладает «здравым смыслом», но четверо из пяти думали, что он может «добиться перемен». То же самое относится и к авторитарным лидерам по всему миру. Отступление левых позволило добиться успеха уродливой стороне индивидуализма. Это показывает, что это не просто проблема либерализма, а но и всех левых.

ЦЕНТР НОВОГО КОНСЕРВАТИВНОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА

Профессор Университета Лафборо, специалист в отношениях ЕС-России, Кристиан Нитою (Cristian Nitoiu) для Independent оценил, зачем Путин вообще заговорил о либерализме, а Inosmi перевели статью на русский.

Россия чувствует, что западный либерализм сейчас переживает самый тяжелый период со времени окончания холодной войны. А значит, у Путина появилась прекрасная возможность попытаться повторить успех этой внутренней идеологии (­консерватизма — прим. редактора) на мировой арене.  <...> Либеральному Западу действительно следует насторожиться, поскольку Путин довольно откровенно провозглашает начало своего «похода», цель которого — сплотить консервативно настроенные мировые державы. <...> Однако в плане есть изъян. По-прежнему крайне маловероятно, что крупные глобальные игроки, такие как Китай или Индия, сплотятся вокруг Путина (со всеми вытекающими последствиями) и с готовностью признают Россию центром нового консервативного мирового порядка.

ПУТИН НЕ ПРАВ, НО НЕ ПРАВЫ И ЛИБЕРАЛЫ

Панкадж Мишра (Pankaj Mishra), колумнист Bloomberg, заявил, что агрессивная риторика с обеих сторон преследует ту же цель, что и холодная война: скрыть недостатки и слабости обеих систем.

Фактически существует два либерализма: один предлагал подлинную человеческую свободу, другой завлек людей в ловушку безличных и часто безжалостных рыночных механизмов. Они всегда были в конфликте, но долгое время им удавалось как-то сосуществовать, потому что расширяющиеся капиталистические общества Запада, казалось, были способны постепенно распространять социальные права и экономические выгоды на всех своих граждан. Эта уникальная способность сегодня находится под угрозой из-за гротескного уровня олигархической власти и внутреннего неравенства, а также огромных вызовов со стороны экономических держав, таких как Китай. Другими словами, современная история больше не на стороне западного либерализма.

Возможно, вместо того чтобы механически утверждать свое превосходство, либералы должны отрефлексировать свою фанатическую веру в рыночные механизмы. Они должны проследить, как некогда либеральное понятие индивидуальной свободы сузилось до жесткого принципа индивидуального предпринимательства и создания частного богатства. Такая самокритика всегда определяла лучший вид либерализма. Сегодня это лучший способ обновить важную традицию и убедительно защитить ее от критиков.

Эти статьи показывают, что остается еще много неоднозначных вопросов: как мы должны определять либерализм? Является ли кризис либеральной демократии мифом или политической реальностью? Какова природа этого кризиса? И в каком направлении нужно двигаться? Над этими вопросами рассуждают и наши эксперты в рамках проекта «Либеральная повестка 21 века». На одной из секций круглого стола Анатолий Вишневский, Кирилл Рогов, Дмитрий Травин, Екатерина Шульман, Евгений Ясин, Владимир Рыжков и другие известные эксперты обсуждали вновь взволновавшую всех тему кризиса либеральной демократии и что либерализм значит в XXI веке.

В оформлении публикации использована фотография с сайта Президента России


Вы можете также познакомиться с другими материалами о либерализме в XXI веке на нашем сайте