Евродайджест. Обзор публикаций о России и ЕС за июнь

Готов июньский дайджест о новых интересных исследованиях ЕС и отношений ЕС-России. Пол Батчер и Корина Стратулат объясняют, почему Европейские консультации с гражданами изначально были обречены на провал. Сергей Уткин описал, что думают элиты о ЕС и чем полезны ненавистники Запада правящему курсу. Энтони Дворкин и Ричард Гован причислили Россию к угрозам для мультилатерализма и дали рекомендации ЕС по его спасению. Институт эстонской международной политики опубликовал книгу о противоречащих теории последствиях взаимозависимости ЕС и России, а Кадри Лиик описала, как нам выстраивать отношения в новых условиях

ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ НЕ ОБЕСПЕЧИТ МИР ЕС-РОССИИ. ЧТО ПОМОЖЕТ?

Институт эстонской международной политики опубликовал книгу «Пост-крымский сдвиг в отношениях ЕС-России: От поощрения взаимозависимости к управлению уязвимостями». В книгу вошли статьи и российских коллег: Александра Сергунина, Игоря Грецкого и Бориса Кузнецова.

Либеральная теория говорит, что взаимозависимость стран способствует миру между ними. Однако история развития взаимоотношений России и ЕС показывает обратный результат. Ответ на вопрос почему – стоит в центре этой книги. Эксперты показывают, что предпосылки для позитивной взаимозависимости в отношениях между ЕС и Россией никогда не были сильными и с 2014 года еще больше ослабли. Различия между политическими системами увеличились, и стало ясно, что Россия не находится на трансформационном пути к европейским демократиями.

Страны по-прежнему энергетически взаимозависимы, но отношения напряжены из-за разных интересов и рыночных условий. Торговые отношения несбалансированные, за исключением энергетики, они не очень важны для ЕС, их значимость снижается и для России. В то время как ЕС придерживается принципов свободной торговли и либеральной экономики, Россия становится все более протекционистской и сосредоточена на укреплении своей независимости. Наконец, проблемы безопасности, которые всегда доминировали над экономическим сотрудничеством для российской стороны, также стали формировать отношение ЕС к России. В атмосфере взаимного недоверия стратегическое соревнование преобладает над взаимовыгодным сотрудничеством.

Последняя часть книги посвящена тому, что делать в такой непростой ситуации. В последней главе Кадри Лиик (Kadri Liik), член фабрики мысли Европейский совет по международным отношениям, предлагает отказаться от иллюзии, что можно вернуться к модели «business as usual». Россия не хочет больше притворяться, что разделяет западное мировоззрение. Политическое руководство России больше не хочет, чтобы их учили демократии и воспринимали как младшего партнера в парадигме «однополярного мира». Отношение стран ЕС тоже изменилось.

С 1991 по 2011 год ряд большинство стран-членов, в том числе Германия, надеялись на демократизацию и вестернизацию России. Сейчас все страны-члены ЕС воспринимают Россию как угрозу, хотя в большей степени как угрозу ценностям. В текущих условиях стратегии стран разделились: Германия выбрала поощрение, как инструмент диалога, Балтийские страны выбрали противостояние, а Франция и Италия призывают иметь дело с Россией такой, какая она есть.

Такое разделение не в интересах ЕС, а старая стратегия не может больше работать. Большинство форматов сотрудничества между Россией и ЕС подразумевали, что Россия является партнером-единомышленником. Многие из этих инструментов можно сделать более функциональными, если честно признать, что это не так, по крайней мере, в обозримом будущем.

Что нужно сделать ЕС?

  • Для ЕС важны ценности, но прямое продвижение демократии воспринимается российским руководством как угроза. Поэтому лучшее, что ЕС может сделать для демократии в России, это навести порядок в собственном доме и тем самым показать, что либеральная демократия — это рабочая модель управления.
  • Нужно отказаться от позиции патерналистского нормотворца и более глубоко взглянуть на мир, Европу и Россию.
  • ЕС должен начать принимать Россию такой, какая она есть. Это не означает, что можно вернуться к хорошим отношениям. Демократии — это особый клуб, и ЕС способен показать, кого он считает своим.
  • ЕС должен прекратить рассматривать диалог с Россией как награду за хорошее поведение. ЕС опасается, что, возобновив диалог, легитимизирует Россию, и все вернется к «business as usual». Этот страх основан на унизительной травме российско-грузинской войны, когда Европа действительно не смогла отреагировать. Однако сейчас другая ситуация, и в этих условиях контакты с Москвой не стали бы слабостью. Сейчас Кремль может представлять каждый контакт, которые порой неизбежны, как победу, но это не так.

ЕС и Россия все еще переваривают историю последних 25 лет, что ведет к взаимным обвинениям. Но нельзя построить будущее лишь смотря назад, кроме того ЕС и Россия сами проходят сложную внутреннюю эволюцию, поэтому нужна новая модель.

 

ПОЧЕМУ ЕВРОПЕЙСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ С ГРАЖДАНАМИ ПРОВАЛИЛИСЬ

Пол Батчер и Корина Стратулат (Paul Butcher Corina Stratulat) из Европейского центра политических курсов проанализировали Европейские консультации с гражданами. Консультации проходили по всей Европе в 2018 году. Они должны были привлечь граждан к процессу принятия решений и дать необходимую информацию Европейскому Совету для обсуждения будущего ЕС на саммите в Сибиу 9 Май 2019. В действительности консультации не дали какого-то конкретного результата, и неясно, учел ли их Совет.

Хотя номинально консультации проводили для того, чтобы собрать идеи и предложения граждан о будущем Европы, на практике их часто использовали для повышения осведомленности или в качестве средства связи. В Германии и Люксембурге, например, правительства решили обновить учебную программу по ЕС в школах, так как консультации показали, что граждане недостаточно осведомлены о ЕС. И то, и то имеет свою ценность, но плохо, что граждане и организаторы подходили к консультациям с разными целями.

В 2018 впервые большинство респондентов ответили, что их голос что-то значит в ЕС. Это может быть связано и с попытками институтов вовлечь граждан в Европейскую политику, и с ростом популярности популистских партий, которые помогают гражданам почувствовать себя более представленными в ЕС. Национальные отчеты показывают, что граждане ожидают отзывов об их вкладе, и правильная обратная связь жизненно важна для успеха проекта. Если граждане пошли на эти консультации в ожидании того, что их мнение будет принято лидерами, только для того, чтобы узнать, что их участие не имело отношения к решениям на европейском уровне, это приведет только к большему разочарованию в политиках и ЕС.

Впервые большинство считает, что их голос имеет значение. Источник

Проводя консультации в будущем, организаторы должны ставить четкие цели с самого начала, чтобы люди могли понимать и доверять этой инициативе. Важно и то, что даже если государства-члены используют консультации в качестве нового механизма прямого участия, в нынешней системе все равно будет сложно оценить, достигли ли они своей цели. Принятие решений в ЕС является сложным и многослойным. Поэтому нужно задаться вопросом: может ли существующая структура обеспечить прямое участие граждан? И если нет, готовы ли политические лидеры реформировать систему?

И вовлеченность граждан в процесс принятия решений, и диалог с гражданами являются важными задачами консультаций. Тем не менее, две эти цели отличаются друг от друга. Европейские консультации 2018 года не провели должного различия между этими двумя целями, и поэтому они не могли привести к значимым результатам. Это главный урок, который нужно вынести на будущее.

 

КАК СПАСТИ МУЛЬТИЛАТЕРАЛИЗМ

Энтони Дворкин и Ричард Гован (Anthony Dworkin &Richard Gowan) из Европейского Совета по международным делам сформулировали рекомендации по спасению мультилатерализма. Мультилатерализм является основой европейского подхода к внешней политике, но в последние годы он ослаб, так как между странами много разногласий. Вызовы существуют и из вне: США, Китай и Россия бросают вызов мировому порядку, который образовался после 1945 года. Россия не будет серьезно относиться к западным правилам и нормам до тех пор, пока не осознает, что эти нормы и Запад как нормотворец останутся в новом, изменившемся мире.

Для того, чтобы сохранить «суверенитет» в многосторонних форумах, ЕС должен:

  • Укрепить сотрудничество по типу «ЕС8» и углубить сотрудничество E3 (Великобритания, Франция, Германия) в преддверии Брексита. Нынешние европейские члены Совета Безопасности должны работать вместе над составлением и продвижением резолюций ООН, представляющих общий интерес.
  • Необходимо восстановить единство касательно миграции и ценностей. Следующий высокопоставленный представитель ЕС по иностранным делам должен назначить неофициального «многостороннего посла» в государствах, не подписавших Глобальный договор по миграции, для налаживания диалога. Странам Центральной Европы не всегда уделяли должное внимание в такого рода дебатах, поскольку они, например, не являются основными донорами помощи. ЕС должен будет решить, готов ли он выработать формальный механизм для разрешения ценностных вопросов или он будет искать другие способы урегулировать разногласия. Формальный механизм недавно предложила Европейская Комиссия: страны могут голосовать квалифицированным большинством, где вес страны зависит от размера и населения, по вопросам прав человека.
  • ЕС должен усилить сотрудничество в сфере анализа технологических тенденций и согласовать общие стандарты в этой области. Это поможет формировать глобальные правила.

Эти конкретные предложения важны, но главный посыл этой политической записки в том, что ЕС должен проявить политическую волю и решить, как держаться вместе в многосторонней дипломатии. Если ЕС этого не сделает, то он обнаружит, что есть беспокоящее количество игроков, которые стремятся решить, как его разделить.

 

ЧТО ДУМАЮТ РОССИЙСКИЕ ЭЛИТЫ О ЕС?

Сергей Уткин, заведующий сектором стратегических оценок ИМЭМО РАН, проанализировал дебаты о ЕС в России.

В начале 2000-х годов Россия присматривалась к варианту формирования «общих пространств» с ЕС и достижения совместного принятия решений в Совете НАТО-Россия. Ни один из этих вариантов не сработал, но всегда есть шанс того, что этот полузабытый набор инструментов снова может стать актуальным. Однако сегодня сторонники глубокой интеграции с Западом занимают довольно маргинальную позицию.

В другом углу ринга расположены жесткие консерваторы, которые твердо верят в злую природу Запада. Влияние этой группы часто преувеличивается, в основном используется в пропагандистских войнах, чтобы убедить в неизбежной угрозе со стороны России. В России этот дискурс используется для преднамеренной поляризации дебатов, и чтобы на этом фоне реальная политики правительства выглядела вполне умеренно. Между этими крайностями существует многочисленный мейнстрим, и определенные его части могут дрейфовать, приближаясь к одному или другому краю. На индивидуальную предвзятость может влиять как личный опыт, так и профессиональная среда: государственные деятели в области внешней политики и политики безопасности менее склонны верить в благие намерения своих зарубежных коллег.

Ядро мейнстрима находится под сильным влиянием политической линии президента, по крайней мере, когда речь идет о внешних делах. Однако он и сам должен принимать во внимание инерцию основного потока. Мейнстрим стал заметно более консервативным после 2014 года, однако тенденция появилась задолго до украинского кризиса.

У президента Путина все еще есть предложение для Европы ­– концепция Большого Евразийского партнерства, которая объединяет более ранние идеи на выгодных для России условиях. С одной стороны, он основан на «повороте к Азии», который, как полагают, поможет России укрепить свое присутствие в регионе. С другой стороны, он предлагает ЕС стать частью «общего пространства», в которое войдут Россия, Китай и другие евразийские державы. Критики отвергают эту концепцию как чистую риторику, но ее центральное место в российском дискурсе не случайно. Для основной массы это средство примирения непримиримого.

 

На фото к публикации Владимир Путин на встрече Председателем Совета министров Итальянской Республики Джузеппе Конте. Источник


Рекомендуем также познакомиться с другими выпусками нашего Евродайджеста, который мы готовим ежемесячно с обзором наиболее интересных исследований по проблемам внутриевропейской политики и отношений между Европой и Россией. Для тех, у кого нет времени читать большие тексты, мы рассказываем, в чем их суть и как можно применять их выводы на практике