Ирина Бороган: тренды регулирования интернета в России и как можно иначе

Как, по мнению либералов, можно сочетать свободу и безопасность в Интернете? На этот вопрос ответили эксперты за круглым столом в рамках проекта «Либеральная повестка 21 века». Павел Чиков, руководитель международной правозащитной группы «Агора», рассказал, какие существуют тренды в регулировании интернета в России и кто основные акторы, осуществляющие контроль. Ирина Бороган, журналист и соавтор книги «Битвы за Рунет», объяснила, что не только авторитарные государства пытаются регулировать интернет, но это всегда приводит к цензуре. Контролировать соцсети, но при этом не мешать прогрессу и развитию свободной среды, может только общество. Как? Читайте в выступлении экспертов

Павел Чиков отметил, что до 2012 года специальной государственной политики по регулированию интернета в России не существовало, и поэтому это было самое лучшее время для свободного развития интернета. По мнению Чикова, следует особо отметить президентство Дмитрия Медведева, когда впервые произошло слияние т.н. «сетевых хомячков» — то есть российского интернет-сообщества — с реальной политикой, с тем, что происходит в стране. Дмитрий Медведев, как известный любитель высоких технологий, будучи президентом, задал импульс, который до сих пор определяет стратегию развития интернета в России. По крайней мере, в части технологий, в части проникновения интернета, в части дешевизны доступа к нему и т.п. В России сохраняется один из самых дешевых доступов в интернет и стоимость интернета; в результате этого феноменально увеличилась общая аудитория интернета.

РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНТЕРНЕТА В РОССИИ

П. Чиков считает, что лучший способ регулирования Интернета в России — откатить ситуацию государственного регулирования по состоянию на 2011 год.

Судя по рейтингу организации «Фридом Хаус» о свободе в интернете, страны, которые имеют самые лучшие показатели — это страны, в которых меньше всего государственного регулирования интернета. Чем больше государственного регулирования, тем меньше свободы — такова довольно очевидная либеральная посылка. Интернет был рожден как своеобразная анархическая среда в состоянии саморегулирования, и чем больше такой анархии в хорошем смысле слова, чем больше саморегулирования, тем, соответственно, больше и свободы.

По оценке Павла Чикова с 2012 по 2015 гг. в России наблюдался гигантский скачок законодательных предложений по регулированию интернета с 5 до 49, т.е.  в 10 раз, и с тех пор ежегодно появляется все больше новых предложений по регулированию: 97 в 2016 году, 114 в 2017 году. За семь лет количество предложений по государственному регулированию интернета — а в российских реалиях это значит, по контролю за интернетом, — выросло в двадцать с лишним раз!

Источник

ТРЕНДЫ В РЕГУЛИРОВАНИИ

Основные направления регулирования:

  1. Контроль за контентом, когда блокировка контента выделена в качестве главного направления государственной политики. Это началось с закона о т.н. «черных списках» в интернете, но сегодня это уже десятки разных тем, которые выступают основанием для блокировки, — зачастую самых экзотических. В результате на 2018 год оценочное количество заблокированных ресурсов, сайтов в России уже около десяти миллионов.
  2. Переход от блокировки контента к преследованию распространителей контента. Это индивидуальное преследование, то есть преследование людей, которые распространяют запрещенный властями контент.

Ассоциация «Агора» наблюдает резкий рост реальных сроков заключения для граждан за размещение постов в сети. Сухая статистика: до 2015 года не было таких приговоров, в 2015 году — первые 18 приговоров с реальным сроком, в 2016 году — 32, в 2017 — 48, это те приговоры, которые «Агора» сумела отследить, однако в реальности приговоров может быть и больше.

2017 год также очень четко обозначил резко возросшую роль Федеральной службы безопасности (ФСБ) в государственном регулировании интернета. Если до того основными акторами контроля были Роскомнадзор и Генеральная прокуратура России, то сейчас мы видим, что прокуратура и другие ведомства лишь выполняют указания Федеральной службы безопасности. Это очевидно и на правоприменительном уровне: произошел резкий переход от дел об «экстремизме» к делам о «пропаганде терроризма». То же наблюдается на законодательном уровне: например «закон Яровой» о тотальном контроле над Интернетом — его исполнителем является ФСБ. Вопросы, связанные с передачей персональных данных, хранением информации и серверов в России, лицензиями на связь, и вообще, со всем, что связано с интернет-бизнесом, — теперь сферы компетенции ФСБ.

При этом Чиков отметил, что похожие задачи пытаются решать и спецслужбы в демократических государствах, то есть амбиции спецслужб по контролю над Интернетом отнюдь не ограничиваются лишь авторитарными и тоталитарными государствами.

Источник

МАНИПУЛЯЦИИ СПЕЦСЛУЖБ

Ирина Бороган отметила, что обеспечение безопасности всегда является основным поводом для закручивания государством гаек. Это справедливо как для Интернета, так и в целом для борьбы со свободой слова и контроля свободного распространения информации. Прежде всего потому, что государством эксплуатируется тем самым очень понятная людям проблема, которая базируется на страхе. Ведь никому из нас не нравится, когда кого-то взрывают посреди мирного города или свободно продают на улицах наркотики.

Как журналист, много лет писавшая о терроризме и освещавшая теракты, Бороган особо отметила, что в ситуациях, когда процессы динамично развиваются, например, в случае захвата заложников, всегда есть возможности для манипуляции со стороны спецслужб информацией о происходящем. При этом очевидно, что нет никакой прямой зависимости между свободой распространения информации в Интернете и терактами. В начале 20 века в России происходило намного больше резонансных терактов, чем в конце 20-го и начале 21-го вв., при этом никакого Интернета в ту эпоху не существовало.

Понятно, что у терроризма есть огромное количество социальных причин, которые имеют отношение к тому, что происходит в обществе и в государстве, а не к тому, что происходит в Интернете. Но поскольку страх — удобный механизм контроля и расширения властных полномочий, то спецслужбы никогда не перестанут прибегать к этому способу манипулирования и запугивания граждан для расширения своих возможностей и полномочий.

По мнению И. Бороган, в распоряжении спецслужб России давно есть законы, которые разрешают им вести неограниченную слежку за гражданами: например, они должны получать судебный ордер на перехват информации, но не должны никому его показывать. При этом не существует никаких механизмов контроля за осуществлением электронной слежки в России: нет парламентского контроля, фактически не существует прокурорского контроля (есть только формальный), и тем более нет общественного контроля.

Поэтому надо перестать говорить о том, что полномочий у спецслужб недостаточно. Их более чем достаточно уже сегодня. Однако государства хотят больше контроля над Сетью и с каждым годом они регулируют ее все больше и больше.

Источник

ГРАНИЦЫ В ИНТЕРНЕТЕ

Интернет начинался как анархистская идея шестидесятников, как идея свободной среды, где каждый может свободно передавать информацию любому другому человеку и с этой точки зрения все равны. Один пользователь сидит в Зимбабве, где у него мало что есть, другой сидит в Вашингтоне, где у него есть практически все, но они могут свободно и на равных обмениваться идеями. Такова была изначальная идея Сети и только благодаря этому появился интернет. Если бы его создатели смотрели в законы и правила, они бы никогда такого не придумали.

Естественно, что интернет сейчас таковым (анархическим и свободным) больше не является. Его идея и основа остаются теми же, но дело усложнилось тем, что в Сети появились такие новые влиятельные акторы, как глобальные интернет-компании. Кроме того, государства также глубоко внедрились в эту среду, и прекрасно используют ее в своих целях. Нам приходится искать ответы на новые вызовы, в т.ч. и либералам.

Из-за того, что социальные сети продолжают оставаться платформой, где до сих пор разные участники присутствуют довольно свободно, цензура в их отношении пока не слишком успешна. Поэтому у государств появилась идея выстроить в Сети национальные границы. Это идея многих государств, включая, к сожалению, и многие европейские страны: возвести в свободном пространстве Интернета границы и регулировать его в рамках национального законодательства, местного представления о том, как все должно быть устроено.

Эту нехитрую идею лучше всего объяснил один русский чиновник: «Ну и что? Раньше люди ездили везде свободно: в средние века взял коня и поскакал, переехал из Италии во Францию — чего никто даже не заметил. А потом появились границы, власти поставили погранпосты, появилось государство, оно стало выдавать визы. Вот и нам так надо делать в Интернете, — поставить границы, выдавать визы». Под визами подразумевается, что государство будет разрешать распространять информацию, которую разрешено распространять, и запрещать — которую запрещено распространять.

Как это уже происходит в России, в Китае, в других авторитарных государствах вполне понятно. Это делается очень просто: цензура, фильтры, запреты, запугивание пользователей, прежде всего, которое действует лучшим образом даже, чем цензура. И слежка за всеми, которая является основой для запугивания. Вот такая простая цепочка государственного контроля.

Но и государства демократические тоже в этом направлении показывают много плохого. Появляются такие идеи, как недавняя инициатива в Евросоюзе: регулирование контента, который нарушает авторские права. Звучит, как кажется на первый взгляд, нормально: есть контент, есть авторские права, за которые нужно платить деньги. А в действительности получается попытка запрета на свободное распространение информации. Кара за мыслепреступления, вот чем это на самом деле по сути является. Предлагается, чтобы еще на этапе загрузки контента в социальные сети некий машинный алгоритм выявлял, что там может быть запрещенного с точки зрения авторского права. А мы с вами хорошо понимаем, каков может быть здесь процент ошибок, что алгоритм что-то может не понять. При этом для блокировки контента и привлечения к ответственности не предусмотрено ни решения суда, никакой защиты пользователя.

Источник

КАК КОНТРОЛИРОВАТЬ, НЕ ЦЕНЗУРИРУЯ

При этом невозможно отрицать, что социальные сети продолжают оставаться платформой для мобилизации протестующих — и власти не очень могут пока им помешать в этом. Но в то же время небольшие региональные СМИ не могут получить такой же высокий рейтинг и такой же доступ к пользователям, как, например, телекомпания RT — Russia Today, или другие схожие акторы. Государства имеют возможность вложить больше ресурсов в свою пропаганду, чем местные СМИ или отдельные пользователи соцсетей, и активно пользуются этими возможностями. Так теряется равенство возможностей, характерное для Интернета в 90-е годы.

Проблема заключается в том, что предлагаемые решения, которые выдвигаются для регулирования социальных сетей, не выглядят очень удачными: такие как расчленить компанию, назначить государственного инспектора, который будет одновременно расчленять, наказывать и цензурировать, и выкидывать то, что не нужно государству. Это плохие решения. Понятно, что они лишь затормозят развитие и не приведут ни к чему хорошему. Свободы в социальных сетях больше не станет. Если туда придет чиновник, даже самый лучший, самый европейский чиновник, с ним придет цензура.

Единственным выходом из этой ситуации, по мнению Ирины Бороган, не мешающим прогрессу и развитию свободной среды, может быть только общественный контроль за деятельностью гигантских соцсетей. Это может выглядеть как формирование авторитетных общественных комиссий, которые будут состоять из разумных и авторитетных людей, к примеру, из отцов-основателей Интернета, к которым существует огромное доверие: их люди уважают, к тому же обмануть их будет очень трудно. Пригласить туда также людей, которые делают общественно-полезную работу в Интернете, например, из Википедии, людей, которые тоже всем хорошо известны. Вполне возможно собрать таких людей по всему миру, имеющих большое значение в том числе и для тех людей, которые создали крупные IT-компании, глобальные платформы, имеющих определенный вес и для государственных структур.

Можно попробовать создать общественные комиссии, которые получат определенные права по мониторингу деятельности тех компаний, которые так важны для Интернет-среды — Google, Facebook, Twitter и другие. Они обеспечат пользователям возможность и право знать, какие алгоритмы используются для ранжирования информации в соцсетях. И таким образом помогут восстановить равенство в распространении информации. При сохранении при этом свободы в Интернете.


Круглый стол состоялся в рамках проекта «Либеральная повестка 21 века», который реализуется Фондом Фридриха Науманна и Экспертной группой «Европейский диалог»

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne