Евродайджест. Обзор публикаций о России и ЕС за июль

Готов июльский дайджест о новых интересных исследованиях ЕС и отношений ЕС-России. Дмитрий Данилов определил, что мешает эффективной стратегии взаимодействия ЕС-Россия-НАТО, VoteWatch оценили, как голосует новый Европарламент в отношении России, Сабина Фишер подвела итоги встречи европейских и российских экспертов об экономическом взаимодействии ЕС-России во времена кризиса, а Карл Бильдт и Марк Леонард проанализировали проблемы внешней политики ЕС и рассказали, как нужно измениться союзу, чтобы справиться с грядущими геополитическими вызовами

ПОДХОД ЕС VS ПОДХОДА НАТО В ОТНОШЕНИИ РОССИИ

Институт Европы РАН опубликовал новый научно-аналитический вестник. В нем зав. отделом европейской безопасности Дмитрий Данилов описал, в чем проблемы стратегии ЕС и НАТО в отношении России и какое существует решение.

ЕС и НАТО больше не воспринимают Россию как потенциального стратегического партнёра, теперь она «ревизионистская держава» и главная угроза безопасности евроатлантического сообщества. При этом, у стран ЕС нет совместного видения и идей относительно того, что должен означать новый миропорядок «после кризиса». Запад формулирует свою политику в категориях вынужденного ответа на поведение России, но не как долгосрочный курс.

Одни и те же страны в рамках НАТО и ЕС поддерживают разные подходы в отношении России. В НАТО выступают за системное (военно-политическое) сдерживание России и диалог на площадке Совета Россия — НАТО. Однако альянс отказывается от диалога, ориентированного на результат, не желая практически взаимодействовать с РФ. ЕС уже в 2014 г. прекратил системный политический диалог на основе Соглашения о партнёрстве и сотрудничестве, но хочет взаимодействовать с Россией, когда это представляет интерес для ЕС. Такая институциональная асимметрия приводит к столкновению интересов евроатлантических партнёров, которые по-разному видят национальные приоритеты на шкале «сдерживание — диалог». Показательный пример — Северный поток 2.

Москву обвиняют в том, что она стремится вбить клин между евроатлантическими союзниками. Во-первых, главные причины не внешние. Во-вторых, ориентация на разные силы неизбежна в условиях ограничений институционального сотрудничества.

Структурные дисбалансы блокируют возможности выработки антикризисной стратегии, адекватных путей и механизмов её реализации. Однако у общеевропейской перспективы нет альтернативы в парадигме позитивного и стабильного развития. Сейчас позиции сторонников нормализации отношений заметно укрепляются. Кроме того, можно использовать «окна возможностей», открывающиеся в связи с ротацией органов Евросоюза и необходимостью разработки новой стратегической концепции НАТО.

Дмитрий Данилов дает конкретные рекомендации:

  • Необходимо постепенно восстанавливать системный диалог, укреплять механизмы прагматического сотрудничества Россия — ЕС, убеждать Европу, что мы не ищем альтернатив на других направлениях
  • В отношениях с НАТО важно объяснять, что «диалог для диалога» недостаточен. Диалог должен быть ориентирован на результат. Необходимо не только восстанавливать каналы стратегических коммуникаций, но и согласовать повестку и конкретные задачи, разблокировать предметные экспертные консультации.

 

КАК ДЕПУТАТЫ ЕВРОПАРЛАМЕНТА ГОЛОСОВАЛИ ЗА ТРАМПА, ПУТИНА, МАДУРО

VoteWatch оценили, как голосует новый состав Европарламента. Депутаты сосредоточились на международных отношениях, в частности, на подходе ЕС к венесуэльскому кризису, европейском законе Магнитского и кризисе на границе США и Мексики. Примечательно, что сторона, выступающая за более жесткий подход по отношению ко всем трем ситуациям, похоже, одержала верх.

«Обновленная Европа», объединяющая партию Эмманюэля Макрона и «Альянс либералов и демократов», подтвердила свой статус серого кардинала. Во всех случаях группа была среди победителей. Это связано с тем, что группа встала на сторону правой коалиции по вопросам, касающимся Венесуэлы и России, и на сторону левой по вопросам, касающимся миграционного кризиса на границе США и Мексики.

Другая группа, прошедшая ребрендинг — «Идентичность и демократия» Сальвини — была в основном в проигрыше. Исключение — голосование по Венесуэле. В этом случае большинство членов поддерживали более жесткую позицию по отношению к действиям правительства Мадуро. Однако члены партии Марин Ле Пен не согласились с коллегами и проголосовали против признания Хуана Гуайдо законным президентом страны.

Члены партии Марин Ле Пен не согласились с коллегами и проголосовали против признания Хуана Гуайдо законным президентом страны. Источник

Разошлись во мнении и социалисты и демократы, голосуя по России. Депутаты не смогли договориться, следует ли называть потенциальный режим санкций ЕС за нарушения прав человека в честь Сергея Магнитского, российского аудитора, который умер в тюрьме после осуждения систематической коррупции российских чиновников. Этот символический шаг, предложенный «Обновленной Европой», является явным ударом по Путину. Критики утверждают, что режим санкций ЕС в отношении прав человека должен носить глобальный характер и что никакое конкретное нарушение прав человека не должно быть четко выделено. Ссылка на дело Сергея Магнитского (и, следовательно, на Россию) была поддержана большинством членов Европарламента, тогда как объединенные левые, зеленые, часть социалистов и демократов проголосовали против. Австрийские, немецкие, болгарские и португальские социалисты и демократы были среди наиболее ярых противников символической ссылки на Магнитского, а самая большая делегация группы, испанцы, предпочла отойти от темы и воздержалась.

На этом фоне интересно, что «Европейской народной партии» в целом удалось сохранить сплоченность по этим горячим вопросам, хотя венгерская Фидес и большинство французских республиканцев бросили вызов линии группы, и проголосовали так же, как правые националисты. К примеру, они не согласились с утверждением, что «реагирование на миграционные потоки путем репрессий или криминализации способствует ксенофобии, ненависти и насилию».

 

КАК ЕС И РОССИЯ МОГУТ ЭКОНОМИЧЕСКИ ВЗАИМОДЕЙСТВОВАТЬ ВО ВРЕМЕНА КРИЗИСА

Сабина Фишер, Глава отдела Восточной Европы и Евразии Германского института международных отношений и проблем безопасности (SWP), проанализировала результаты дискуссии, прошедшей во время 9-ого заседания Сети экспертов ЕС-Россия по внешней политике (EUREN). Европейские и российские эксперты обсудили перспективы экономического взаимодействия между ЕС и Россией во времена кризиса.

Участники согласились с тем, что экономическая связь между Россией и ЕС по-прежнему значима для обеих сторон. Санкции замедлили экономические отношения между ЕС и Россией. Тем не менее, это не единственная и даже не самая важная проблема, по сравнению с негативным инвестиционным климатом и отсутствием верховенства закона в России в глазах европейских инвесторов. Доля ЕС во внешней торговле России будет постоянно сокращаться в ближайшие годы. Это связано как с экономической переориентацией России, так и с политическими разногласиями.

Динамика торговли ЕС и России. Источник

Эксперты сошлись во мнении, что ни ЕС, ни Россия, ни США не снимут санкции в скором времени. В этой ситуации Россия и ЕС должны обратить внимание на сдержанные меры, чтобы сохранить экономическое сотрудничество, где это возможно, и частично восстановить доверие. Например, процедуры авторизации могут быть улучшены для того, чтобы стимулировать инвестиции и торговлю.

Участники согласились, что и сотрудничество в цифровой сфере может быть взаимовыгодным. И Россия, и ЕС объявили цифровое преобразование приоритетом и увеличили свои инвестиции, но отстают по сравнению с другими игроками и могли бы выиграть от обмена опытом. В то же время, отсутствие доверия, вытекающее из нынешнего политического тупика, секьюритизация большинства цифровых вопросов и расходящиеся

подходы к вопросам безопасности и защиты данных создают серьезные препятствия. Осторожные первые шаги могут быть приняты в областях электронной коммерции, фундаментальных и образования. ЕС и Россия могут проводить неформальный обмен опытом по финансовой киберпреступности и профилактики кибертерроризму.

 

КАК ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ЕС ДОЛЖНА ИЗМЕНИТЬСЯ В ПОСЛЕДУЮЩИЕ 5 ЛЕТ

Карл Бильдт (Carl Bildt) и Марк Леонард (Mark Leonard) из Европейского совета по международным делам (ECFR) написали рекомендации по реформированию внешней политики ЕС. Последние 5 лет внешняя политика ЕС была менее активной, важной и единой, чем от него ожидали после вступления в силу Лиссабонского договора. На это есть много причин, в том числе слабая структура внешней политики союза. Самая большая ошибка в том, что брюссельские внешнеполитические институты отделены от государств-членов. В теории Верховный представитель и Европейская служба внешних действий (EEAS) должны быть мостом между Комиссией и Советом. Вместо этого EEAS стал питомцем Комиссии. Из-за этого и из-за предпочтений стран-членов страны ЕС сфокусированы на своих собственных силах и недостаточно инвестируют в общие механизмы. Верховный представитель и Президент Совета не смогли наладить эффективное партнерство, чтобы предоставить повестку главам государств и правительствам. Часть проблемы заключается в том, что нынешний Верховный представитель считает, что ее работа в том, чтобы представлять консенсус, а не создавать его.

Федерика Могерини, 2-й Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности. Источник

Эксперты подчеркивают, что следующие 5 лет готовят для внешней политики ЕС еще больше вызовов, поэтому союзу нужно меняться:

  • Новая руководящая команда в Брюсселе должна восстановить европейскую оборону, обеспечить самодостаточность Европы через сильный Европейский столп в НАТО, и рассмотреть такие инициативы, как Совет европейской безопасности.
  • Европа будет выстраивать единство только путем решения спорных вопросы в Европейском Совете и Совете по иностранным делам. Верховный Представитель должен активнее принимать участие в этих дебатах.
  • Страны-участницы начали блокировать принятие решений в ЕС, заигрывая с третьими силами. Венгрия, Греция и Словения, например, заблокировали или смягчили резолюции, бросающие вызовы Китаю. Заманчиво обойти этот вызов, введя голосование квалифицированным большинством по вопросам внешней политики. Однако необходимо единогласие для такой поправки. Кроме того, введение квот на распределение беженцев показало, что мало протолкнуть решение большинством: страны не будут исполнять решение, если в него не верят. Долгосрочная задача заключается в создании де-факто солидарности, показывая, что ЕС является первой линией обороны для ключевых интересов стран-членов.

На фото к публикации — открытие первой сессии нового состава Европейского парламента 2 июля 2019 года. Источник


Рекомендуем также познакомиться с другими выпусками нашего Евродайджеста, который мы готовим ежемесячно с обзором наиболее интересных исследований по проблемам внутриевропейской политики и отношений между Европой и Россией. Для тех, у кого нет времени читать большие тексты, мы рассказываем, в чем их суть и как можно применять их выводы на практике

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог