Красен Станчев: Нынешний кризис либеральной демократии не является уникальным

Красен Станчев, адъюнкт-профессор Университета Софии, председатель правления Института рыночной экономики (IME), выступая на круглом столе, заявил, что нынешний кризис либеральной демократии не является уникальным, более того, подобные кризисы являются вполне обычным делом

Этот тезис можно ярко проиллюстрировать на примере так называемых «новых демократий» (стран-членов ЕС из Центральной и Восточной Европы). Так называемый рыночный и демократический транзит в этих государствах был очень решительным и кратким по времени. Демократический транзит в основном состоялся уже на вторых свободных выборах, примерно в 1992 году (согласно известным критериям Яноша Корнаи). Но что произошло с этими странами позднее?

К концу 1990-х годов люди на востоке Европы уже вкусили от основных плодов демократического и рыночного транзита. Политическая конкуренция радикально изменила политические партии. У так называемых реформистских партий (реформированных бывших коммунистических) была сложная история, но при этом они не сопротивлялись введению рынка и частной собственности. Они были даже рады возвращению (реституции) собственности бывшим владельцам (существовавшей до прихода к власти коммунистов в 1940-годы). Например, в Болгарии бывшим владельцам была возвращена практически вся собственность, отнятая в советский период, включая даже леса. Во всех этих странах практически не было оппозиции демократическим и рыночным реформам, сопротивления реституции, а право частной собственности довольно рано было закреплено во всех конституциях.

У всех реформистских партий ЦВЕ было общее видение, что интеграция в ЕС и НАТО есть нормальный, естественный путь «возвращения в Европу», более того – «возвращения в нормальность». Так думали все, включая население этих стран. Однако, когда правительства реформистов занялись выполнением требований ЕС по подготовке к вступлению в Союз, они позабыли о многочисленных проблемах на местном уровне. Примерно в 1996-1997 годах все эти страны сумели восстановить свои экономики до докризисного уровня, но уже на новой рыночной основе. Сильно изменилось образование. С новыми дипломами у восточноевропейцев появилась возможность ехать и работать на западе Европы. Укрепилась общая свобода передвижения по континенту. Люди начали активно путешествовать и переезжать на новое место жительства.

Молодежь востока Европы не мучилась вопросами — оставаться в своей стране или нет. Молодые люди свободно переезжали из страны в страну и многие из них уехали с родины совсем. При этом социальное государство, оставшееся от времен социализма, нигде не было демонтировано. Таким образом, конкуренция политических партий проходила в обстановке сокращения доходов государства, старения населения и массового отъезда молодежи за рубеж. На таком социальном фоне в ЦВЕ появились и набрали силу новые популистские партии — намного ранее, чем это произошло в Западной Европе или в США. Старые реформистские партии и их лидеры тем временем были больше заинтересованы в карьере в Брюсселе и теряли поддержку населения своих стран.

Источник

Их потеснили новые партии, с их несколькими очень простыми идеями. Государственный экономический интервенционизм. Ксенофобия. Очень примитивный взгляд на мир, в котором американцы выступают против европейцев, а в Европе — Север борется против Юга. А еще — Россия сражается против Запада. Все эти простые идеи, в свою очередь, лишь усиливали ксенофобию. Программы популистских партий — причудливые сборники мифов и фольклора относительно политики и экономики. И покуда старые реформистские партии занимались скучными технократическими досье, присланными из Брюсселя, новые популисты занимали их место во власти.

Все они появились и заняли ведущее место в политических системах ЦВЕ еще до американской катастрофы 9/11 и до массового притока мигрантов в Европу. При этом, в отличие от России, в странах ЦВЕ не сложились олигархические режимы. Это объясняется главным образом частой сменой правительств — ни одно из них просто не успело, хотя и пыталось, создать и укрепить позиции «своих олигархов».

Тем не менее, в общем и целом исторический переход на востоке Европы к рынку и демократии состоялся. 80% всех доходов от торговли и инвестиций в странах ЦВЕ поступают от инвестиций и торговли внутри ЕС. Даже Болгария, прежде ориентированная исключительно на СССР, в наши дни полностью переориентировалась на рынки ЕС. Люди, голосуя за популистов, забывают об этом. Что ж — любое статус-кво строится на способности людей забывать.


Круглый стол состоялся в рамках проекта «Либеральная повестка 21 века», который реализуется Фондом Фридриха Науманна и Экспертной группой «Европейский диалог»

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne