Андрей Мовчан: Через 100 лет мы, скорее, будем частью ЕС, чем умершей недоимперией, где живут нищие люди

В проекте «Россия Европейская» мы много рассуждали о том, куда географически и цивилизационно стоит относить Россию – к Европе или Востоку. Republic опубликовал отрывок из новой книги Андрея Мовчана «Россия в эпоху постправды. Здравый смысл против информационного шума», где он пытается ответить на похожие вопросы. Будет Россия тяготеть к Евросоюзу или Китаю через 100 лет, а может нас ждет и вовсе южнокорейский поворот – в статье известного экономиста

«Россия в эпоху постправды. Здравый смысл против информационного шума» (выходит в издательстве «Альпина Паблишер») – сборник выступлений и статей Андрея Мовчана за последние годы. Часть из них ранее была написана экономистом для Republic (когда мы назывались Slon). Мовчан обращается к прошлому и анализирует настоящее. Но одновременно он предпринимает смелую попытку заглянуть в будущее российского общества – не на 20, 30 или 50 лет вперед, а сразу на 100. Что автор видит на горизонте следующих поколений?

Ну, давайте, набравшись храбрости, заглянем в будущее лет на 100! Попробуем поговорить о том, что мы точно знаем. И из этого сделаем прогноз без учета неожиданных триггеров, причем триггеров во многом, конечно, политических. Что будет с Россией? Если продолжится то, что творится сейчас, – а это может тянуться очень долго, – Россия через 100 лет станет заштатной страной, полностью ушедшей с рынка технологий и с мирового рынка распределения труда, имея десятые доли процента от мирового ВВП. Такие страны существуют, они внутренне нестабильны, но, в общем, живут… Этот сценарий предполагает как вариант и возможность растворения – Сибирь, уходящая в сторону Китая, образование в европейской части небольшого государства, которое будет тяготеть к Евросоюзу… Ведь Россия слишком большая территориально и слишком рыхлая, чтобы ее мог связывать какой-то единый экономический стержень. Сейчас связывает нефть, потому что средства от ее продажи центром распределяются в регионы, которые только таким образом и зависят от центра. А нефть через 100 лет не будет энергетическим ресурсом, скорее всего. Химическим – может быть, но не энергетическим. И как только случится качественный переход, все начнет лопаться, региональные связи будут распадаться, связи с центром – тоже. Культурных связей практически нет, во Владивостоке говорят «у нас в Пекине» и «у вас в Москве». На востоке России другие привычки, другие товары, другие места заграничного отдыха, иной язык экономических взаимодействий – китайский.

А посередине Россия разрезается национальными республиками, у которых даже вероисповедание отлично от православия. Им логичнее тяготеть к иным центрам силы. Я не говорю, что Россию ждет очередная война за независимость в автономиях, и даже не говорю, что произойдет жесткая сепарация. Какой-нибудь Татарстан вполне может находиться формально в составе федерации, но при этом в своей политике руководствоваться мнением Саудовской Аравии или Арабских Эмиратов, а не Москвы.

Полную версию текста читайте на Republic


С другими материалами проекта «Россия Европейская» можно познакомиться, перейдя по ссылке

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог