Виктор Мироненко: «Украинская Одиссея» далека от своего завершения

Центральная избирательная комиссия Украины 7 августа огласила результаты внеочередных выборов народных депутатов Украины. При желании каждый может ознакомиться с ними сам и составить свое представление о происходящем. Мне же они, вместе с предыдущими президентскими и предстоящими местными выборами, как и весь этот электоральный марафоном, напомнили сюжет и перипетии одной из самых ранних, если не первой в Европе, политической аллегории — гомеровской «Одиссеи»

Муза, скажи мне о том многоопытном муже, который

Долго скитался с тех пор, как разрушил священную Трою,

Многих людей города посетил и обычаи видел…

Случилось это, возможно, потому, что я воспринимаю «украинский транзит» как эпизод (далеко не последний, как считал Ф. Фукуяма) не менее «эпического» противостояния капитализма и «реального социализма», а разрушение Советского Союза, этой для многих людей новой «священной Трои», напомнило судьбу не только этого города, но и неотъемлемой части ранней европейкой цивилизации. У той войны покуда не нашлось своего Гомера. А жаль, потому что у «троянской» и «мировой», длящейся, по мнению украинского философа А. Ермолаева, вот уже целый «длинный ХХ век», войн есть много общего.

Представляется, что, как и тогда, так и теперь, несмотря на довольно веские основания для начала войны, в ней не было победителя. От неё никто не выиграл. Надежды на то, что «победа» в войне утвердит попранную справедливость, принесет мир, и на этот раз не оправдались. Все проиграли.

«Несмотря на довольно веские основания для начала войны, в ней не было победителя». Источник

В своё драматическое путешествие после войны, в которой она, как и герой Гомера, не очень хотела участвовать, и разрушение новой «Трои», которому она  вместе с Россией сильно посодействовала, став, как считают многие, «троянским конем» для Советского Союза, одна из самых больших и ныне самых бедных европейских стран пустилась, во многом как и Одиссей, вопреки своему желанию, и, что бы ни утверждали сегодня апологеты спешной суверенизации, при очень похожих обстоятельствах. Российский Менелай — Ельцин уговорил украинского Одиссея — Кравчука, и Союз был обречен.

Вообще, это очень европейская история. Украина в конце «длинного ХХ века», как Россия в его начале, оказалась и остаётся самым слабым звеном Европы. Она первой реагирует на новые вызовы и угрозы. Она, как известный герой Джерома К. Джерома, может служить справочником о сущих и мыслимых европейских болезнях. Для того, кто хочет узнать, чем Европа больна сегодня, достаточно просто повнимательнее присмотреться к ней.

Результаты парламентских и президентских выборов характеризуются как беспрецедентные. Но так ли это? Причину этого многие эксперты видят в разочаровании в первой постсоветской политической генерации в Украине, не только не сумевшей вывести страну на путь демократического развития, но и допустившей скатывание страны в европейские аутсайдеры, сделали её «больным человеком Европы». Но схожие настроения можно сегодня наблюдать в большинстве европейских стран. Крушение биполярного мира явно застало врасплох европейских политиков и породило сомнения в их способности решать возникшие в этой связи проблемы. Многие из них, однако, далеко не новы. Они просто находились в тени того, что, как и похищение Елены, выдавалось за главную и чуть ли не единственная проблему Европы.

«Кто хочет узнать, чем Европа больна сегодня, достаточно просто повнимательнее присмотреться к ней». Источник

Легко заметить, что украинские выборы проходили вполне в духе модного нынче в Европе «политического импрессионизма». Мелькали неизвестные имена кандидатов и броские, мало что говорящие избирателю наименования партий-участниц. Но то же самое можно было наблюдать и на выборах в Европейский парламент, и на выборах в отдельных европейских странах. В этом отношении Украина уже находится вполне в европейском политическом тренде и, возможно, демонстрирует кое-что из ближайшего европейского будущего. То, что упоминавшийся уже Андрей Ермолаев назвал «маршаллизацией Европы», намекая на некоторые негативные для неё последствия плана Маршалла. Грядут большие перемены, и ни остановить их, ни уклониться не удастся.

По справедливому утверждению Владимира Фесенко, парламентские выборы в Украине, наряду с президентскими и предстоящими местными, являются элементом формирования новой политической системы Украины, Четвертой украинской республики и отразили общеевропейскую политическую парадигму. И избрание Владимира Зеленского президентом Украины, и ошеломительный триумф созданной им партии на парламентских выборах ознаменовали собой смену политических поколений в Украине.

Но есть и одно важное отличие ситуации в Украине от других, более благополучных европейских стран. «Впервые в истории замеров, — заявил директор социологической группы «Рейтинг» Алексей Антипович, — оценка направления движения государства как «правильная» перевесила «неправильную». В социологических замерах в Украине есть две кривые. Одна отражает число тех, кто считал, что дела в стране движутся в правильном направлении, а другая – тех, кто так не считал. «Эти кривые сошлись во время Революции достоинства, но разрыв все равно остался. И вот за несколько дней до выборов Верховной Рады эти кривые наконец пересеклись, и теперь преобладающей является оценка правильности движения развития государства — 41% на 37%. Это не просто пик, это впервые в истории», — сказал украинский социолог.

«Избрание Владимира Зеленского президентом Украины, и ошеломительный триумф созданной им партии на парламентских выборах ознаменовали собой смену политических поколений в Украине». Источник

О чём это говорит? О том, что достигнута максимально возможная степень политической консолидации от противного. То же самое в несколько ослабленном (разбавленном европейским благополучием) виде продемонстрировали, например, и последние выборы в Европейский парламент. В Украине всё это носит более выраженный, гротескный характер. Большая «заслуга» в этом принадлежит российской политике в отношении Украины и «донецкому клану» Виктора Януковича. Им вместе удалось то, что никогда и никому не удавалось сделать в Украине — консолидировать активную часть украинского общества в категорическом неприятии предложенной социальной парадигмы. Они общими усилиями оттолкнули большинство украинских граждан от самой идеи реинтеграции части постсоветского пространства под эгидой России и на её условиях. Это возвращает нас к событиям тридцатилетней давности, когда тогдашние лидеры России и Украины «похоронили» надежды на выход из революции с удержанием её позитивного содержания и чем-то напоминает бушующие сейчас страсти вокруг брекзита. «Разногласия внутри британского истеблишмента приводят к пониманию того, — заявила руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН Елена Ананьева, — что Великобритания подошла к ситуации, за которой может возникнуть угроза распада страны в случае брекзита без сделки».

И еще одно важное обстоятельство, созвучное с духом гомеровской эпопеи. Выборы еще раз продемонстрировали неприятие большинством граждан Украины насилия как способа разрешения внутренних и внешних споров. Украина не хочет войны, ни гражданской, ни отечественной! Вооруженный конфликт, который вот уже более пяти лет терзает её, не её выбор!

А если это так, то время с 2012 г. по май 2014 г., когда администрация В. Януковича пыталась силой развернуть Украину в противоположном направлении, и последовавшие за этим события («майдан», «гибридная война», милитаризация и ограничения гражданских прав и свобод) выглядят как вынужденное, спровоцированное внешними обстоятельствами отклонение от объективной политической парадигмы. И это парадигма европейской интеграции в самом главном изначальном её содержании — покончить с войнами в Европе.

«Целью украинской Одиссеи является Итака — Европа в самом широком её понимании». Источник

Украина находится в глобальном и европейском политическом тренде и влияет на него. Она, в отличие от России, не может не быть в нём даже временно. Не может она быть ни сателлитом кого бы то ни было, ни средством мести, ни разменной монетой. Она может быть только европейской в самом широком и фундаментальном смысле этого определения.

Целью украинской Одиссеи является Итака — Европа в самом широком её понимании: как культуры, как наиболее успешного социально-экономического проекта (социальная рыночная экономика и либеральная демократия), и, наконец, просто как несколько идеализированный образ своего дома, куда неодолимо тянет, каким бы он ни был, и даже сильнее тянет, если ему угрожает опасность.

Итак, Одиссей возвратился на Итаку? Я так не думаю. Ему предстоит долгий путь. Пенелопе же дай бог терпения выдержать домогательства многочисленных женихов — и местных, и приезжих. А им самим можно посоветовать лишь одно, памятуя грустный финал той гомеровской Одиссеи, как можно скорее понять, что у них нет шансов и оставить Пенелопу, простите Украину, в покое.

Европейскому Союзу нужно наконец понять, что нельзя безнаказанно держать такую страну, как Украина, неопределенно долго в прихожей формирующейся новой большой Европы. И дело здесь даже не в том, что она, как ранее Турция, может просто устать ждать, а в том, что это противоречит самой идее объединенной Европы, Европы с открытыми дверями, ставит под угрозу её будущее, а, может быть, и не только её.

Путь Одиссея домой по окончании войны затянулся… Одиссей столкнулся с циклопом-людоедом Полифемом, с волшебницей Киркой, превращавшей путников в свиней, прошёл между чудовищами Сциллой и Харибдой, смог услышать песни сирен и не погибнуть при этом, спуститься в Аид и вернуться в мир живых.

Украинская Одиссея тоже ещё далека от своего заверения. Самый опасный его участок она как раз сейчас с проходит — между Сциллой анархии и Харибдой авторитаризма. Пожелаем ей в этом успеха…


Максимум информации о ситуации в сегодняшней Украине — в нашей рубрике «Украинский транзит»

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne