Новое правительство Украины: возможно всё

«Мы старались найти баланс между профессиональными, менеджерскими, лидерскими качествами и безупречной репутацией», — такими, по словам премьер-министра Алексея Гончарука, были принципы отбора кандидатов в новое правительство. При этом каждый из них прошел личное собеседование с президентом Владимиром Зеленским, который оставил за собой право окончательного решения

Изменения структуры Правительства Украины. Источник

Формирование Кабинета парламентским монобольшинством произошло в рекордные для Украины сроки. 29 августа 2019 года депутаты девятого созыва Верховной Рады приняли присягу и в этот же день проголосовали за правительство «пакетом». Как признаются некоторые парламентарии из пропрезидентской фракции «Слуга народа», накануне голосования они не знали всего списка тех, кого предстояло поддержать. «Пакетное» утверждение состава Кабмина — привычная практика времён Виктора Януковича и Петра Порошенко, которая не раз подвергалась справедливой критике. На этом сходство с прежней властью вроде бы заканчивается.

Средний возраст министров — 39 лет. Новое правительство состоит из 19 министерств вместо прежних 25-ти. Минагрополитики вошло в состав Минэкономики, а Минэкологии объединили с Минэнергетики. Министерство культуры, молодёжи и спорта возникло в результате слияния Минкульта, Мининформполитики и Минмолспорта.

Кроме того, в ходе реорганизации ликвидирована должность первого вице-премьера. «Простых» вице-премьеров теперь двое вместо шести: Дмитрий Кулеба будет отвечать за евроинтеграцию, а Михаил Фёдоров совместит должности вице-премьера и министра цифровой трансформации.

Практически сразу Кабинет Алексея Гончарука получил высокую оценку Запада (правда, пока авансом). Это неудивительно, ведь почти все министры учились в зарубежных вузах, а затем работали в программах и проектах с западным финансированием. К примеру, министр обороны Андрей Загороднюк окончил университеты Уорвик и Оксфорд (Великобритания), министр развития громад (местных общин — ред.) и территорий Алёна Бабак получила степень магистра в университете Олд Доминион (штат Вирджиния, США), а министр экономического развития, торговли и сельского хозяйства Тимофей Милованов не просто преподавал в Германии и США, но и является профессором Питтсбургского университета.

Своего рода кузницей кадров для нового правительства стал европейский проект BRDO (Better Regulation Delivery Office), который оказывал консалтинговые услуги министерству экономики Кабинета Владимира Гройсмана. Кроме премьера, в BRDO работали министр энергетики и защиты окружающей среды Алексей Оржель и министр юстиции Денис Малюська.

Министр Кабинета министров Дмитрий Дубилет. Источник

В «багаже» некоторых членов правительства — опыт разработки цифровых решений для разных отраслей. Министр Кабинета министров Дмитрий Дубилет был IT-директором в Приватбанке, развивал портал государственных услуг iGov и реализовал успешный коммерческий проект Монобанк — банковский сервис без открытия отделений. А министр инфраструктуры Владислав Криклий занимался внедрением электронных сервисов в МВД. Создание «государства в смартфоне» — один из главных приоритетов, озвученных президентом.

Количество технократов и реформаторов в кабинете Гончарука беспрецедентно. Упрёк в том, что молодые министры не имеют управленческого опыта, не выдерживает критики — большинство из них работали в государственных структурах или «около власти». «У них всё получится», — утверждают даже многие недавние оппоненты Владимира Зеленского.

Впрочем, оптимизм не отменяет вполне резонных опасений. Технократический Кабмин может превратиться в технический. Для этого есть институциональные предпосылки: по итогам выборов парламентско-президентская республика по факту превратилась в президентско-парламентскую (если не вовсе в президентскую). У Владимира Зеленского — монобольшинство в парламенте, полностью «своё» (а не коалиционное, как бывало в Украине прежде) правительство, «своя» же силовая вертикаль и — в ближайшей перспективе — подконтрольный Центризбирком. Лояльность каждого министра новой команде тоже тщательно проверена.

Прежде всего, речь идёт о премьере. В орбиту внимания будущей власти Алексей Гончарук попал ещё в прошлом сентябре, когда в офисе BRDO встретился с нынешними депутатами Дмитрием Разумковым и Русланом Стефанчуком и нынешним главой СБУ Иваном Бакановым.  Назначение Гончарука на должности сначала заместителя руководителя Офиса президента (ОП), а затем и главы правительства произошло с одобрения ближайших соратников Зеленского: главы ОП Андрея Богдана и первого помощника президента Сергея Шефира. Основными аргументами в пользу премьера были не столько его либеральные взгляды, сколько готовность сотрудничать с ОП и отсутствие связей с крупным бизнесом.

Кабинет Алексея Гончарука. Источник

О кредите доверия, предоставленном будущему главе исполнительной ветви власти, свидетельствует тот факт, что у него была собственная мини-квота в партийном списке на парламентских выборах. Двое из этой квоты вошли в правительство — это Алексей Оржель и Денис Малюська.

Похоже, что Кабинету молодых либералов не удалось избавиться и от неформального института «смотрящих». Правда, ситуация сложилась довольно интересная: ОП и самому президенту дополнительные рычаги влияния на правительство не нужны — всё и так под контролем. В неформальных рычагах нуждается бизнесмен Игорь Коломойский, тесно связанный с президентом и его ближайшим окружением, но фактически дистанцированный от власти. К «людям Коломойского» в Кабмине причисляют уже упоминавшихся Дмитрия Дубилета и Андрея Загороднюка. Если связь первого с олигархом понятна (Дубилет занимал высокую должность в Приватбанке, подконтрольном Коломойскому до национализации), то с Загороднюком всё не так очевидно. Предположения в отношении него основаны на том, что в июле 2019 года отец министра обороны Павел Загороднюк вошёл в наблюдательный совет «Укрнафты», где, по информации некоторых СМИ, может представлять интересы олигарха.

Считается, что переназначение одиозного министра внутренних дел Арсена Авакова произошло тоже не без влияния Коломойского. Социолог Виктор Небоженко даже считает, что «в Кабмине появилось двоевластие — опытный, молчаливый Аваков и молодой неопытный премьер с министрами». Однако такая точка зрения кажется преувеличением: позиции главы МВД слишком непрочны, чтобы решиться на собственную игру. Скорее, Аваков воспринимается как человек, способный гарантировать стабильность правоохранительной системы в ходе продолжающегося транзита власти.

«В Кабмине появилось двоевластие — опытный, молчаливый Аваков и молодой неопытный премьер с министрами». Источник

В новом правительстве можно выделить и группу условных «консерваторов» — тех, кто будет в той или иной степени продолжать реформы предшественников, а не «перепрошивать» систему по-новому. Это вице-премьер и убежденный «евроатлантист» Дмитрий Кулеба, имеющая большой опыт сотрудничества с международными финансовыми организациями министр финансов Оксана Маркарова, министр образования и науки Анна Самосад, которая пришла в министерство ещё в 2014 году. Возможно, к этой же группе следует причислять главу нового министерства по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и внутренне перемещённых лиц Оксану Коляду.

Приоритеты работы правительства, программу которого обнародуют в течение месяца, чётко обозначил Алексей Гончарук: экономический рост до 5-7% ВВП в год, диджитализация («максимально загнать в цифру всю страну в этом году»), большая приватизация («чем меньше государства в экономике, тем лучше»), открытие рынка сельскохозяйственных земель (в том числе, для иностранных инвесторов) и борьба с коррупцией. Еще на старте парламентской кампании идеологи «Слуги народа» объявили президентскую партию либертарианской — список запланированных реформ (по крайней мере, на уровне риторики) вполне отвечает этому маркеру.

На практике всё несколько сложнее. Прежде чем реформированные отрасли начнут генерировать дополнительный доход для государства, в их реструктуризацию нужно вложить немалые средства. При этом — хотя бы частично — удовлетворить патерналистские (а отнюдь не либертарианские!) ожидания значительной части избирателей. Поэтому главный вопрос, который волнует сейчас правительство: «Где взять деньги?» Вариантов немало, однако далеко не все из них приемлемы с точки зрения общества. В списке возможных мер соседствуют борьба с контрабандой, легализация игорного бизнеса и добычи янтаря, сокращение количества получателей субсидий, ликвидация субвенций в местные бюджеты и расширение базы налогообложения, в том числе, за счёт IT-отрасли и индивидуальных предпринимателей (последняя инициатива уже вызвала серьёзное недовольство).

Не исключено, что реформаторам придётся учитывать и интересы Игоря Коломойского. Первые сигналы такого рода уже появились. В законопроекте №1210, который предусматривает изменения в Налоговый кодекс, предложено повысить ставку ренты на добычу железной руды, увеличить нижний порог рентабельности отрасли и, главное, в качестве базы налогообложения вместо объёма добытой руды утвердить цену готовой продукции. Пострадают от этих новшеств главные конкуренты Коломойского — владельцы «Метинвеста» Ринат Ахметов и Вадим Новинский.

«Не исключено, что реформаторам придётся учитывать и интересы Игоря Коломойского. Первыми пострадают от новшеств главные конкуренты Коломойского — владельцы «Метинвеста» Ринат Ахметов и Вадим Новинский». Источник

Ещё один вызов для новой команды — конфликт на Донбассе. Чёткого сценария, как его завершать, у президента и правительства нет. Ясно одно: украинская власть готова к переговорам в разных форматах, но «красные линии» пока обозначены только пунктиром. После успешного обмена пленными с Россией новый глава МИД Вадим Пристайко заявил, что местные выборы в 2020 году «можно провести по всей территории страны, включая оккупированную». Правда, вскоре и сам министр, и президент Зеленский уточнили, что никаких выборов до возвращения контроля над «отдельными районами» там не будет. Большинство украинцев не поддерживают достижения мира «любой ценой», что подтверждают многочисленные социологические исследования.

Авторитетный еженедельник «Зеркало недели» назвал новый Кабмин «правительством на вырост».  Министры не имеют личных политических амбиций, однако у большинства из них есть чёткая система ценностей и желание менять страну. Поэтому вопрос о том, будет ли такое правительство до конца послушным Офису президента, остаётся открытым. Кабинету придётся балансировать между либеральными реформами и популизмом, ведь ОП и лично президент заинтересованы в сохранении рекордной поддержки власти населением.

Политолог Вадим Карасёв даёт правительству всего полгода: «оно сделает своё токсичное дело — откроет рынок земли или проведёт приватизацию, а потом может идти в отставку». На самом деле, такой сценарий выглядит маловероятным. У команды Зеленского не так уж много «запасных игроков». Тех, кому можно не только доверять, но и поручить стратегические направления развития страны.

На главном фото к публикации — премьер-министр Украины Алексей Гончарук. Источник


Самая актуальная аналитика новейшей истории Украины — в нашей рубрике «Украинский транзит»

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог