Эксперты о том, почему голосуют за популистов

Электоральные успехи популистов продолжают сотрясать мир. Эксперты спорят, чем вызван этот феномен, а от ответа зависит то, как система должна реагировать, чтобы справиться с угрозой. Дело в экономике или культуре, кто голосует за популистов, что, на самом деле, волнует избирателей и всегда ли работает противостояние системе — в нашей подборке западных статей, книг и исследований

Дело в культуре или экономике? Это главный предмет спора среди исследователей популизма. От ответа зависит то, как с ним следует бороться. Если дело в экономике, то в ответ нужен популизм, «нацеленный на экономическую несправедливость и интеграцию, но плюралистический в своей политике и не обязательно разрушительный для демократии». Но если дело в культуре и ценностях, то тогда у либеральной демократии меньше шансов возродиться из пепла. Чтобы понять это, политолог Дани Родрик резюмировал академические дебаты.

Не все культурные аргументы, как тезис о роли расизма, выдерживают критику. Наиболее основательная была выдвинута Пиппой Норрис и Рональдом Инглхартом. В новой книге они утверждают, что авторитарный популизм — это следствие длительного изменения ценностей поколений. Молодые поколения становятся богаче, образованнее и более защищенными, они принимают пост-материальные ценности, а старшие поколения становясь «чужими на своей земле». Уилл Уилкинсон недавно выпустил статью, где высказывает похожее мнение, только он сфокусировался на урбанизации. Урбанизация разделяет общество на процветающие, многокультурные районы, где преобладают социально-либеральные ценности, и на сельские районы и небольшие городские центры, которые становятся все более социально консервативные и не принимают разнообразие.

Главные сторонники экономического объяснения успеха популизма Дэвид Аутор, Дэвид Дорн, Гордон Хансон и Каве показали, что голоса за Трампа были тесно взаимосвязаны с масштабами торговыми потрясениями: чем больше рабочие потеряли мест из-за растущего импорта из Китая, тем выше была поддержка Трампа. Другие эмпирические исследования подтвердили эту теорию и в Западной Европы.

Кажется, что культурные и экономические аргументы противоречат друг другу. Но это не так. Культурные тенденции носят долгосрочный характер, поэтому сторонники этой теории не отвергают роль экономических потрясений. Экономические потрясения «усугубляют и обостряют культурные противоречия, давая авторитарным популистам дополнительный толчок, который им необходим».

ЕДИНЫЙ ИЗБИРАТЕЛЬ ПОПУЛИСТА СУЩЕСТВУЕТ ТОЛЬКО В ТЕОРИИ

Политолог Маттейс Роодуин (Matthijs Rooduijn) из Утрехта проанализировал избирателей популистских партий.

Популистские партии часто отличаются друг от друга идеологией, формой и политическим стилем, но их объединяет один месседж — «плохая» политическая элита обманывает «хороших» избирателей. Согласно теории, такую идею чаще всего поддерживают те, кто проигрывает от глобализации, евроскептики, а также сторонники прямой демократии и «политические нигилисты» — те, кто в целом не доверяют политикам.

Анализ Роодуина показывает, что эти предположения нуждаются в переоценке. Общий социально-экономический уровень в стране влиял на поддержку популизма только в 5 из 15 рассмотренных случаях; политическое недоверие (mistrust) способствовало поддержке популистов в восьми случаях, а распространенность евроскептицизма — только в двух. Таким образом, общих индикаторов поддержки популистов, а соответственно и обще-популистского избирателя, не существует. В каждом государстве избиратели руководствуются какими-то частными мотивами, и не могут быть сведены к общему знаменателю.

ПОЧЕМУ ОТ НАЦИОНАЛ-ПОПУЛИСТОВ НЕЛЬЗЯ ОТМАХНУТЬСЯ

Британские политологи Итвэлл Роджер (Eatwell Roger) и Мэттью Гудвин (Matthew Goodwin) также подчеркивают, что популизм — это не просто бунт старых белых рассерженных мужчин. В своей книге «Национальный популизм: восстание против либеральной демократии» они пишут, что Трамп собрал вместе богатые консервативные пригороды и депрессивные округа, а голосов афроамериканцев он получил больше, чем Митт Ромни в 2012. Во Франции Марин Ле Пен избавилась от гендерного разрыва среди своих избирателей, а в первом туре президентских выборов стала самым популярным кандидатом среди молодежи. В Италии те регионы, которые выразили поддержку правому популизму, пострадали от кризиса меньше всего.

Авторы настаивают, что проблема глубже. Есть 4 важных явления (4D), которые объясняют почему избиратели голосуют так:

  • разрушение (destruction);
  • недоверие (distrust);
  • утрата (deprivation);
  • размывание (dealignment).

Избиратели обеспокоены темой миграции, неравенство растет, поддержка капитализма падает. Жители недовольны положением дел не потому, что обязательно живут хуже, но потому что видят, что кто-то выигрывает от глобализации и капитализма больше, чем остальные. Между избирателями и политиками растет пропасть: политики, как минимум, богаче и образованнее, что влияет на то, как они видят проблемы от миграции до интеграции. Избиратели чувствуют, что их не слышат и это не просто антирациональное движение, это обоснованное волнение, что политика стала менее представительной. Лояльность избирателей падает: они уже не голосуют за одну и ту же партию, а ведут себя, как покупатели. Это создает шанс для новых игроков: Движение Пяти звёзд сформировалось и добилось победы на выборах меньше, чем за 10 лет, что крайне малый срок для европейской политики.

Популистские партии легализуют, дают выплеснуться переживаниям избирателей, но проблемы вместе с этим остаются. Поэтому авторы верят, что мы только в самом начале истории сдвигов в картине партийных и политических предпочтений.

Прочитайте наш обзор на книгу Роджера и Гудвина. Книга вышла прошлой осенью, ее нет в переводе на русский, но в зарубежных университетах ее уже используют как обязательное чтение на классах про правые партии и популизм.

КОГДА ПОПУЛИСТЫ МОГУТ ВЫИГРАТЬ ОТ БУНТА ПРОТИВ СИСТЕМЫ

Считается, что популистские партии добиваются успеха из-за растущего разочарования избирателей в политической элите и механизмах представительства. Можно ожидать, что это и является наименьшим общим знаменателем сторонников популистских партий. Политологи Вернер Краузе (Werner Krause) и Айко Вагнер (Aiko Wagner) провели исследование, чтобы разобраться в этом вопросе. Саммари результатов они опубликовали в блоге Лондонской Школы Экономики.

Источник

Выяснилось, что эффект отличается в зависимости от того, насколько популисты встроены в систему, то есть какой возраст партии, электоральная поддержка и были ли они в правительстве. К примеру, венгерская партия Фидес или польская «Права и Справедливость» — это популистские партии, но они встроены в систему. Если граждане не доверяют национальным парламентам и считают, что политический мейнстрим не заботится об их интересах, они могут с большей вероятностью поддержать новые популистские партии. Однако, чем более встроена в систему популистская партия, тем меньше она выигрывает от этого разочарования.

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог