Григорий Мельконьянц: Выборы в современном мегаполисе

Новейшая электоральная история России — какая она? Как голосуют города и как меняется их выбор? Рассказывает Григорий Мелконьянц, сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» (видео в конце публикации)

Новейшая электоральная история России — какая она? Как голосуют города и как меняется их выбор? Рассказывает Григорий Мелконьянц, сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» (видео в конце публикации)

Нет какого-то готового решения, что, например, должны быть сити-менеджеры или должны быть прямые выборы мэров, или должны быть избрания из состава городского совета. Это неважно главное, что люди под конкретные свои потребности выбирают ту формулу, которая для них приемлема. Нельзя сказать, что прямые мэрские выборы — это единственная панацея — а может быть, и нет, потому что на этой территории, это не подходит.

Если смотреть в 2017-м году — «Левада-центр» проводил опрос, что 65 процентов россиян хотят прямых выборов. То есть когда тебя спрашивают, ты хочешь на что-то влиять — или не хочешь, то люди, конечно, говорят — хочу влиять.

Может быть, вы знаете, что большая волна прокатилась по нашей стране на протяжении нескольких лет — это инициирование проведения референдумов по восстановлению прямых выборов глав городов. Если посмотреть наши 15 городов-миллионников, то картина такая, что прямые выборы у нас остались только в Новосибирске. Недавно, вы знаете, отменили прямые выборы в Екатеринбурге, и все. То есть Москву, и Санкт-Петербург, я не беру, потому что здесь нет как таковых глав местного самоуправления, здесь как бы идут мэры и губернаторы, которые являются представителями государственной власти все-таки, не местного самоуправления.

И мы видим, каким образом, каким тернистым путем активисты шли для того, чтобы защищать это право. В Волгограде — 2 отказа заксобрания, второй отказ, был в тот же день, когда это же заксобрание принимало решение о проведении референдума по смене часового пояса. То есть, часовой пояс — нормально референдум проводить, а прямые выборы — спросить у граждан, хотят они их или не хотят, не такой важный вопрос. И мы видим, что, к сожалению, картина достаточно в этом отношении печальная. Давайте мы посмотрим цифры президентских выборов.

У нас 15 городов-миллионников, если смотреть на то, где явка увеличилась-уменьшилась, есть шесть таких городов, где явка выросла — на триста девяносто шесть тысяч избирателей. Среди них есть Москва — 269 тысяч людей плюс к явке, это 1.73, если в процентах смотреть. Посмотрим, что с Москвой происходило в двенадцатом году на выборах президента: было 58 процентов, сейчас 59, а на думских выборах явка была 35 процентов в Москве, то есть вот, постарались, я бы сказал, что это — наверно предел, который был возможен при всех этих усилиях, которые предпринимались. Максимальный процент прибавки — восемь процентов это Пермь, с 55 до 64, плюс 54 тысячи человек. На втором месте Уфа 4 процента, Челябинск. Триста девяносто шесть тысяч. Смотрим теперь, где явка упала в наших городах-миллионниках, на 343 тысячи, если брать в сумме, то там она увеличилась, где-то на 50000, вот и разница, на самом деле, она, можно сказать, осталась прежней. Если в общем, то очень интересны как раз те регионы, где явка сократилась.

Во-первых, Казань, явка сократилось на 6 процентов. Вообще, Казань, в этот раз отличилась, и это очень важные, на мой взгляд, тенденции, которые нужно закреплять. Если мы берем Москву, например, сравниваем 2011 года и 2012 года, это 2 разных Москвы, когда в одиннадцатом году ловили «карусели» с пачками открепительных, в общем, ужас что там происходило, то через несколько месяцев в марте на выборах президента мы с вами такого уже не видели. И с тех пор, день голосования, подчеркиваю день голосования — проходит более-менее прилично при разных тоже проблемах, но если сравнивать то, что было и вообще в целом, как бывает по стране, в проблемных регионах, Москва сейчас выглядит вполне себе достойно.

Тут интересно, конечно то, что есть регионы, например, Воронеж — 5% явка упала, Нижний Новгород — 4%, Новосибирск — 4%. И, кстати, эту статистику очень сложно достать на сайте Центральной избирательной комиссии, потому что там опубликована статистика по регионам, для того, чтобы вам высчитать статистику по городам, это вам нужно взять территориальные городские комиссии, все это суммировать, поэтому эти все данные они вот именно подготовлены так, что если вам надо, можете это дело сохранить, или презентацию взять. Но, выбивается три региона: Волгоград, Санкт-Петербург и Омск, значит, что там произошло, что формальное количество избирателей, которые проголосовали, уменьшилось, в Санкт-Петербурге на 75 тысяч, Волгограде на 28, а в Омске на 15 тысяч, но, мы видим, процент явки, он увеличился. Как вы считаете — почему такое произошло? Как вообще такое возможно? Они сократили списки избирателей, то есть, при уменьшении голосующих, в абсолютной величине, при уменьшении списков, можно получить в процентном отношении цифру больше, это удивительно, посмотрите, на самом деле большое количество людей — 75000 человек, 28 тысяч человек. Таким образом, вот это в Москве и произошло. В Санкт-Петербурге, посмотрите — 63 процента сейчас на выборах президента, на думских выборах явка была 32 процента, то есть вот резкий такой скачок, это потому, что явка имеет вот сакральное значение. Хотя, формально мы знаем, что порог явки отменен, тут скорее важны абсолютные числа, чтобы посмотреть поддержку, увеличилась или уменьшилась, нежели чем какие-то красивые проценты, которые, как мы видим, реально ничего не отражают. Вот особенно внизу — меньше стало людей участвовать в выборах, а по факту — мы видим такой искаженный процент, это конечно в перспективе с двенадцатого года. Что касается Казани, она удивляет, и если нам удается, зоны — как в Москве, дня голосования, распространить и на другие регионы, то — да. Вот там был логотип ассоциации наблюдателей Татарстана, они проделывают огромную работу. Когда у них устанавливают видеокамеры, они просматривают все эти записи, и выявляют приписки, явки, вбросы, переписанные протоколы и все это. Всё это публикуется, и, достаточно серьезный резонанс получает. К сожалению, юридически часто это ни к чему не приводит, но свою роль это играет. На этих выборах, мы видим, что ситуация значительно изменилась, вот сейчас, ребята просматривают, и говорят, что уже таких приписок явок в Казани — они не видят. И, в частности то, что они не накрутили там явку, и так далее, это все симптомы скорее позитивные, что там, что-то в лучшую сторону меняется, наша задача, территория за территорией, там, где есть возможность, что-то улучшать.

Также интересный показатель выборов — это недействительный бюллетень, тоже говорят, что в некоторых городах, люди часто портят бюллетени. В какие-то избирательные кампании, тут, понятно, что люди там более просвещенные, и они выбирают для себя стратегию, давайте мы будем портить бюллетени. Портить — вы понимаете, это вот слово такое жаргонное на самом деле, делать их недействительными да, то есть, это в более чем одном квадратике ставить отметку или вообще никакой отметки — не ставить. И, вот мы видим, что на самом деле, количество таких случай сократилось, на 36000 в этих городах миллионниках, таких вот граждан стало меньше. Вот если в двенадцатом году у нас было 213 тысяч таких бюллетеней, то теперь, в восемнадцатом году, всего лишь 177.

Приведу пример, опять же, — Казань. Посмотрите, она в самом низу этого рейтинга, где наоборот много недействительных бюллетеней, на 1321 их стало больше, то есть это тоже часто говорит о какой-то честности, что комиссии не пытаются как-то это скрыть, что кто-то у них портит избирательные бюллетени. Посмотрим — что получилось, в Москве на 21000 стало меньше недействительных бюллетеней, ну, в принципе — это много, при том, что всего их 66 у нас. Питер — 4000, то есть, Москва, конечно, рекордсмен в этом отношении. Тут особенно интересна Уфа, она интересна тем, что к Элле Памфиловой, на одном из эфиров, когда она была на радиостанции у Доренко, говорили, что вот есть в Уфе журналисты, которые в общем, возмущаются. Они сделали бюллетени недействительным, потом с утра открывают систему, ГАС «Выборы» в интернете, открывают недействительные бюллетени на их участке, и, угадайте, сколько их? — ноль. И они, возмущаются, как же так, я вот испортил бюллетень, журналист Коммерсанта, журналист Радио Свободы и журналист Эха Москвы. Как так может быть, а один еще и вынес бюллетень, а там тоже 0. Туда направлена проверка член ЦИКа — Шевченко, ездил в Уфу, и разбирался с этой ситуацией. Вот на днях читал отчет от этой проверки, там выясняют, что действительно, эти жалобы прошли через всю систему избирательной комиссии, передали комиссии, рассматривали жалобу этих журналистов, которые являются еще и избирателями, что у них это все дело не сходилось. Комиссия, в общем, отказала им во всех требованиях пересчитать, как-то решить эти вопросы с объяснением, как такое получилось. Вот и выехал туда член ЦИК, который выяснил, что на одном избирательном участке, они не упаковали эти бюллетени отдельно, как это полагается, а их просто погасили вместе с недействительными бюллетенями, а другие вообще не учли. В общем, нарушили процедуру, то есть, по сути — совершили административное правонарушение, при подсчете голосов. Вот посмотрим, как результаты по этим участкам дальше, будут ли они меняться, не будут, но в любом случае вот таких вот видимых моментов. Должно быть, получается, 541, к примеру, а в обратную сторону — их должно быть больше, 537. То есть, мы не знаем, опять же насколько объективно и адекватно комиссии считали эти данные, у нас есть примеры, которые говорят, что не всегда эти числа точны.

Давайте посмотрим на результаты президентских выборов — Владимир Путин, самый интересный кандидат для исследования. Смотрим в процент внизу, мы видим двенадцатый год — процент за него голосов отданных. Именно в процентном отношении, очень легко сейчас запомнить явку на этих президентских выборах, и голосование за Владимира Путина, а потому что это зеркальные числа. То есть за Владимира Путина проголосовало 76 процентов, а явка — 67. Это легко всегда запоминать, вот в любом случае мы видим, что в Москве-то почти в 20 пунктов, в процентах рост. В процентном отношении его поддержке Воронеж, но там красный регион, тоже можете увидеть, получается 20 с лишним процентов. Есть такой рост. Опять обратите внимание на Казань, понимаете, то есть выбивается Казань вот из всей этой статистики. Москва, тоже видите, получается, что было 46,95, стало 70,88 в процентном отношении, так выглядит, что серьезный рост, значительный рост. И это к вопросу, что произошло за этот период с городским избирателем.

Давайте теперь посмотрим в абсолютных числах, то есть в процентах это вроде так, для общего понимания, а в абсолютных числах уже получается, что на 25 процентов возросло голосование за Путина по сравнению с 12 годом. Это вот что касается 15 городов-миллионников. На два с половиной миллиона человек, увеличилось, то есть, представляете, это два миллионных города, по сути. Большое количество. 18 процентов доли городов-миллионников в общем результате Путина, то есть вот эти города — у него, по-моему — общее 56 миллионов голосов, за него отдали, вот они, составляют где-то в общей массе — 18 процентов голосов. И вот если посмотреть справа наверху, в табличку, то вот как раз, Москва, она самая левая у нас, плюс 1 миллион 206 голосов прибавилось. Питер — 331 тысяча голосов. Екатеринбург 121 тысяча, ну и так далее.

Опять обратите внимание на Казань, в минус уменьшилась, минус 17 тысяч, тоже — феноменальный город, и требует ещё дополнительного изучения, что там на самом деле происходило. Но с другой стороны, значит, как-то выбивается из общей среды.

Очень важно опять же, возвращаясь к среде, каким образом проходит сама избирательная кампания, потому что формируется воля избирателей. И, вот это — данные «Медиалогии», которые мы наложили на недели, на выборах 13 недель. И, вот мы берем 1 неделю, вторую, третью — и смотрим, какое количество, упоминаний наших 8 кандидатов — было в СМИ. Там, у «Медиалогии» 40 тысяч источников: телеканалы, газеты, электронные СМИ, достаточно большая выборка. Получается так, что вот синий, угадайте — это какой кандидат. И, все остальные внизу.

Конечно, при таком освещении в СМИ, избирателям, которые изолированы от каких-то других источников информации, каких-то альтернативных каналов, им сложно понять, кто же там внизу плетется. В городах с этим проще, люди более активны в социальных сетях, более активны именно в таком виде коммуникации. Они интересуются, и конечно, их информированность выше. Тут же важно не только количественное упоминание, что вот много-много раз об одном кандидате там бесконечно говорят. Важно еще — как говорят, какая коннотация, тональность, позитивная, негативная. И вот эту табличку уже делали мы сами, на основе собственного мониторинга. Мы начали с 6 недели, потому что активная фаза кампании началась где-то в середине января. С 6-ой недели по 13-ю неделю. Вот зеленые — это позитивная тональность, и красный, соответственно негативная. По центру, там, где ноль — это нейтральная информация о кандидате. Мы замеряли по 5 федеральным каналам, которые входят в первый мультиплекс. Это вот то, что люди смотрят в принципе по телевизору, в основном: Первый канал, Россия 1, Россия 24, Рен ТВ, НТВ, по-моему, и все. Здесь мы видим «полет» одного из кандидатов в зеленой зоне, достаточно постоянный и вот только на 13 неделе чуть-чуть позитивная тональность снизилась. Есть достаточно большой на 12 неделе негативный фон вокруг Павла Грудинина, когда постоянно, вся кампания сопровождалась сильно негативными комментариями. Есть Ксения Собчак, которая, находилась в нижней красной зоне. Есть Сурайкин, который начинал с негатива, потом ушел, в конце тоже в негатив, когда там какие-то скандалы были, тоже это негативно начало освещаться в СМИ, как раз на 13 неделе. У Григория Явлинского все начиналось негативно, потом как-то решили на седьмой неделе исправиться и както похвалить в позитивном ключе, и потом постарались держать нейтралитет. Затем у всех кандидатов нейтралитет, как и должно быть в информационных блоках, новостных каналов, потому что журналисты, не должны высказывать какие-то предпочтения, кого-то хвалить, кого-то ругать. Вот эти все перекосы, они на самом деле — не от хорошей жизни, это вот рукотворные все явления. Оптимально, конечно стараться чтобы именно в новостных блоках, людей не агитировали, а информировали. Придерживаться фактов и говорить лишь о том, что реально происходит в избирательной кампании кандидата. И, конечно же, вот эти все перекосы, они влияют и на избирателя, который голосуют.

Мы сейчас видели кандидата Владимира Путина, сейчас мы посмотрим на кандидата Грудинина. Но Грудинина сравнивать с Путиным невозможно, потому что в двенадцатом году он не участвовал в выборах. Участвовал Геннадий Андреевич Зюганов, вот сравним Зюганова и Грудинина. Красный — это Грудинина внизу, а Зюганов — вот такая синяя кривая. Смотрим, что произошло с избирателем в крупных городах, в миллионниках коммунистов. 26 процентов было у Зюганова, стало 22 у Грудинина в Омске. Просел Новосибирск с 24 до 16, красный регион Воронеж вообще очень просел, с 27 до 12. Москва — с 19 до 12. Дальше мы видим, идет вот эта ломаная линия. Посмотрим теперь в абсолютных числах, в принципе более-менее понятно, но поддержка сократилось на 33 процента коммунистов в миллионниках. Это, конечно, серьезно нужно задуматься, вот где-то сократилось на 829 тысяч человек по сравнению с поддержкой Зюганова в 2012 году.

Следующий кандидат — ЛДПР Жириновского, я не беру. Я возьму либеральный фланг, у нас в 2012 году опять же сравнивать можно только с Прохоровым. Вот Прохоров синенький на верху, смотрим кандидатов Явлинский, Собчак, Титов внизу. Мы видим, что как бы даже до показателей Прохорова никто недотягивается, то есть может быть опять же, в Казани моей любимой, там как-то ближе, но там надо сказать и показатели у Прохорова были не очень большие. Но здесь посмотреть — Прохоров 2012 год, Москва — 20 процентов, очень хороший результат, что мы видим сейчас, у Собчак 4 процента, Явлинского 3 процента, у Титова полтора процента. Дальше, второй город-миллионник для Прохорова — был Екатеринбург, 18 процентов. Сейчас мы видим: Собчак 3,6, Явлинский 2,5, Титов 1,4. Пока в процентном соотношении не очень утешительная картина. Дальше смотрим, если смотреть в абсолютном выражении, то в двенадцатом году в этих городах-миллионниках за Прохорова отдали два миллиона голосов.

Если смотреть сейчас в сумме за Явлинского, Собчак, Титова, то отдали 978 тысяч голосов. Если посмотреть это в абсолютных числах, эта сумма она идет вот такой под синей линией, это сумма всех кандидатов. Вот отдельно кандидаты — красный, зеленый вот и синие внизу. То есть это, на самом деле, большой повод задуматься. Даже миллионники вроде бы, которые голосовали раньше даже таким образом, что с ними с этого момента произошло? Есть мысли, почему так произошло, эта кампания, она проходила в условиях жесткой административной мобилизации. В 2012 году такой жесткой административной мобилизации, которая бы охватывала такое количество слоев населения, не было. Конечно же, там традиционно оказывали давление на бюджетников, они вынуждены были идти на выборы. Тогда, часто говорили, за кого они должны голосовать, за какую-то партию, или за какого-то кандидата, то теперь в эту мобилизацию, просто говорили идти и голосовать. Для этого использовали инструменты мобильного избирателя, для этого использовали инструменты патриотического настроя, и широкой информационной кампанией об участиях в выборах, что нужно, это ваш долг и так далее. Я думаю, что это сыграло свою роль, потому что в принципе пришли на выборы те, кто раньше не ходил, и вполне может быть и были лояльны власти вот и проголосовали таким образом. А вот именно оппозиционно настроенный избиратель, он — решил не ходить. То есть структура, как бы сама по себе избирателей, скорее всего, изменилась. Вот из-за того, что не пришли избиратели, которые могли бы голосовать за кандидатов либеральной направленности, мы видим такую картину. То есть резкий взлёт голосования за Владимира Путина в городах-миллионниках, где обычно считалось, что там как бы такой поддержки у него нет, и для власти это была головная боль, что с этими городами делать, потому что всегда их демонстрировали, как вот видите: городской избиратель он все-таки какой-то другой.

Что он по-другому делает выбор, что он более просвещенный, что он какой-то особенный и это вот власти всегда не нравилось, что вот Россия делилась на две части. Сейчас в результате этого голосования, мы видим, что все более-менее усреднялось, во всяком случае, вот в официальных результатах. И власти может понравиться эта тотальная мобилизация, что они буду применять её и на следующих выборах. А это на самом деле очень плохо, то есть, они могут войти во вкус, чтобы постоянно подтверждать эти результаты. Технологии сейчас попытались отработать, в каких-то регионах они отработались, а в каких-то — нет. Вот там, в Санкт-Петербурге, будут разбираться, там, в Казани не знаю, как им — прилетит-не прилетит, за то, что вот у них такие там показатели. Потому что мы сейчас говорили о миллионниках, так на самом деле там же картина пестрее, если смотреть и другие регионы. Но миллионники они всегда на виду, и они обращают на себя в первую очередь внимание. Потому что там вроде бы всегда эти регионы вызывают такую оценочную реакцию.

На фото к публикации Григорий Мельконьянц. Источник


Сборник статей «Мегаполис XXI век» — на нашем сайтеНа нашем youtube-канале EuroDialog TV — все видео цикла

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог