Новый виток судебной реформы Украины: перезагрузка или ручное управление?

В первой половине октября Верховная Рада приняла во втором чтении законопроект об изменениях в судебной системе. Судебная реформа Украине нужна, но вместо того, чтобы закончить план Порошенко, Зеленский запустил перезагрузку и вопросов к ней много как у экспертов, судей, так и западных коллег. О прошлом, настоящем и будущем судебной системы Украины, и о конфликте с ЕС — в статье политолога Александра Леонова в рамках спецпроекта «Украинский транзит»

Новое тысячелетие принесло Украине перманентную судебную реформу. 21 июня 2001 года Верховная Рада приняла несколько законодательных актов, значительно изменивших систему судоустройства. Поправки были внесены в законы «О судоустройстве Украины», «О статусе судей», «Об органах судейского самоуправления» и в Арбитражный процессуальный кодекс. Вводилась, в частности, трёхзвеньевая система судов, были созданы апелляционная и кассационная инстанции для рассмотрения жалоб на решения местных судов, изменён объём прав участников судебного процесса.

В отличие от многих соседей по СНГ, судебная система Украины начала демонстрировать определённую независимость — время от времени принимались решения, которые доставляли серьёзные проблемы власть предержащим. Уже в том же 2001-ом году было принято два громких решения. Одно — по жалобе Леси Гонгадзе на неправомерные действия заместителя генпрокурора Алексея Баганца: её отказывались признать потерпевшей по делу об убийстве сына, известного журналиста Георгия Гонгадзе. Вынесенное решение стало историческим: судья признал незаконными действия заместителя генерального прокурора, причём сделал это исключительно на основании норм Конституции как закона прямого действия. Процессуального законодательства как такового ещё не было. Вскоре после этого слушалось дело Юлии Тимошенко. И её — вопреки политической воле тогдашнего президента Леонида Кучмы — выпустили из СИЗО.

Апогеем независимости судей стало решение о назначении повторного голосования (больше известного как «третий тур») на президентских выборах в 2004 году. Таким образом, Верховный Суд Украины продемонстрировал, что может выйти за рамки, установленные для него другими ветвями власти, и вынести политическое решение даже в случае отсутствия соответствующих законодательных норм.

По жалобе Леси Гонгадзе, матери убитого журналиста Георгия Гонгадзе, в 2001 году судья вынес историческое решение — признал незаконными действия заместителя генерального прокурора, причём сделал это исключительно на основании норм Конституции как закона прямого действия. Источник

НАПАДЕНИЕ НА НЕЗАВИСИМОСТЬ СУДОВ

Во времена президентства Виктора Ющенко суды начали использовать в качестве «политического оружия» — иногда президентские указы отменялись районными судами в том или ином регионе страны. После прихода к власти Виктора Януковича была сделана успешная попытка полностью ликвидировать независимость судов. В июле 2010-го приняли новую редакцию Закона «О судоустройстве и статусе судей» и внесли изменения в основные процессуальные кодексы. Вернулась четырёхзвенная система судебной власти: местные суды — апелляционные суды — Высшие специализированные суды (кассационная инстанция) — Верховный Суд Украины (пересмотр дел по исключительным обстоятельствам).

Были ликвидированы военные суды и создан Высший специализированный суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел, которому передали полномочия Верховного Суда Украины по кассационному рассмотрению соответствующих дел. Значительная часть судей Верховного Суда Украины (ВСУ) перешла на работу в новосозданный суд. Процессуальные возможности ВСУ были максимально ограничены: вопрос допуска дел к рассмотрению их Верховным Судом Украины решался высшими специализированными судами. Кроме того, создание Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел позволяло провести определенную фильтрацию судей при их переводе в новый суд: неугодные действующей власти судьи не имели шанса на такой перевод.

Окончательно некоторая оппозиционность ВСУ к президенту была подавлена путём показательных репрессий: председатель Военной коллегии Верховного Суда Украины был уволен и лишён статуса судьи (Европейский суд по правам человека в 2013 году обязал Украину восстановить его в должности судьи), а в отношении зятя и дочери председателя Верховного Суда Украины Василия Онопенко было возбуждено уголовное дело, и в конце концов он был уволен.

Вместо децентрализованной системы квалификационных комиссий создали Высшую квалификационную комиссию судей Украины в качестве постоянно действующего органа, который осуществлял отбор кандидатов в судьи, перевод их из суда в суд и привлечение к дисциплинарной ответственности. Были внедрены очень жёсткие и якобы прозрачные механизмы отбора на должность судьи кандидатов-новичков. И эти механизмы были в полной мере использованы «куратором судебной власти» — одиозным заместителем главы Администрации президента Андреем Портновым для тщательного отбора в судебную систему «своих» людей.

Анализируя тогдашние возможности политического влияния на судебную власть, следует отметить, что судьи перестали находиться в прямой зависимости от других ветвей власти и получили формальную независимость. В то же время политическое влияние на судебную систему не просто сохранилось, но и усилилось. Изменились только способы влияния — они стали более скрытыми и опосредованными. Янукович, в отличие от Кучмы, не позволял себе публично давать указания или угрожать судьям, однако его команда жёстко контролировала все резонансные судебные дела.

Квинтэссенцией несправедливости судебной системы того периода стали дела активистов Автомайдана. Фабрикуя дела против активистов, чтобы лишить их водительских «прав», инспекторы ГАИ спешили и совершали фактические и юридические ошибки, но судьи во многих случаях закрывали на это глаза. Такая практика вызвала волну общественного возмущения. Авторитет судебной власти и уровень доверия к системе правосудия уменьшились до критически низких показателей.

При Януковиче оппозиционность Верховного суда президенту жестко подавлялась — в отношении зятя и дочери председателя Верховного Суда Украины Василия Онопенко было возбуждено уголовное дело, и в конце концов он был уволен. Источник

РЕФОРМА ПОРОШЕНКО ПОД НАДЗОРОМ ЕС

Судебная реформа, предложенная Петром Порошенко, стартовала после принятия в июне 2016 года очередной редакции Закона «О судоустройстве и статусе судей». В результате был создан новый Верховный Суд (ВС), со дня начала его работы прекратили свою деятельность Верховный Суд Украины, Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел, Высший хозяйственный суд Украины и Высший административный суд Украины. Были созданы два высших специализированных суда: Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности и Высший антикоррупционный суд. Суды общей юрисдикции заменены окружными общими судами с привязкой к административно-территориальному делению Украины на округа. Также ликвидированы областные апелляционные суды и созданы апелляционные суды в округах.

Стоит отметить, что в результате реформы влияние президента на судебную ветвь власти было сведено практически до церемониальной функции (назначение Указом судей, которых предлагает соответствующая комиссия) — а самое главное, глава государства потерял возможность ликвидировать и создавать суды. Эта функция перешла к парламенту. Однако полностью переформатировать до последней смены власти в стране успели только Верховный Суд. Его деятельность с момента начала работы не вызвала никаких серьёзных нареканий, а судьи не стали героями ни одного скандала. Возможно, этому способствовало то, что за отбором и назначением судей ВС пристально наблюдали представители Евросоюза и США.

Пусть и незаконченная, судебная реформа была оценена и международными структурами, и гражданами Украины. Если верить программе USAID «Новое правосудие», с 2015 по 2018 год доверие украинцев к судам выросло с 5 до 20%. А Всемирный банк неожиданно присвоил украинской судебной системе 11,5 баллов из 18 в рейтинге Doing Business 2019, что является довольно высоким показателем среди стран-членов Организации экономического сотрудничества и развития. По данному показателю Украина опередила Польшу (11), Болгарию (10,5), Гонконг (10) и Бельгию (8), при этом немного отстала от Франции (12).

В рамках судебной реформы Петра Порошенко были созданы два высших специализированных суда: Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности и Высший антикоррупционный суд. Источник

ПЕРЕЗАГРУЗКА ЗЕЛЕНСКОГО

Казалось бы, необходимо продолжить перезагрузку старой судебной системы — на низовом уровне. Тем более, что именно низовые суды, например, Окружной арбитражный суд Киева или Барышевский районный суд, стали за прошедший год ассоциироваться с непонятными, одиозными и просто продажными решениями. Однако Офис президента Зеленского пошёл иным путём. Он решил ещё раз перезагрузить именно Верховный Суд.

В первой половине октября Верховная Рада приняла во втором чтении законопроект №1008 об изменениях в судебной системе, внесённый президентом. Законопроект сокращает количественный состав Верховного Суда с 200 до 100 судей. В Высшую квалификационную комиссию судей (ВККС) будут входить 12 членов вместо 16. Членов ВККС назначат по результатам конкурса, к проведению которого привлекут, в том числе, и международных экспертов. Каждый из членов ВККС будет работать в этом качестве 4 года. При Высшем совете правосудия создадут комиссию по вопросам добропорядочности и этики в составе 6 человек. Трое — члены самого Высшего совета правосудия, трое — международные эксперты. Комиссия будет проверять членов Высшего совета правосудия и судей Верховного Суда на добропорядочность и увольнять тех, кто не соответствует её критериям.

Многие эксперты считают, что за всем этим стоит ни что иное, как попытка получить абсолютно ручной Верховный Суд. Перезагрузку якобы устроили для того, чтобы люди, которые недавно прошли тщательный отбор, либо присягнули на верность новой власти, либо покинули свои должности. При этом стоит отметить, что сегодня в Верховном Суде ожидают вынесения решения более 60 000(!) дел. При этом, по словам председателя ВС Валентины Данишевской, ждут судебного решения 19 с половиной тысяч заключённых, ежедневно в Верховный Суд поступают 360 дел, во всей судебной системе не хватает двух тысяч судей. Поэтому перезагрузка ВС может попросту парализовать судебную систему.

Пленум Верховного Суда обратился к Владимиру Зеленскому с призывом наложить вето на законопроект №1008. За такое решение проголосовали все зарегистрированные 163 судьи. Решение парламента подверглось жесточайшей критике и со стороны западных партнёров Украины. Свою обеспокоенность по поводу проекта закона №1008 выразили Генеральный секретарь Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич, временная поверенная в делах представительства ЕС в Украине Анника Вайдеманн, послы Великобритании, Канады, Германии и гендиректор ЕБРР. И это далеко не полный список. Уже в декабре этого года Комитет Министров Совета Европы рассмотрит вопрос украинской судебной реформы. Тогда же должна появиться оценка закона Венецианской комиссией. И если к этому времени закон будет подписан и вступит в действие, а сам Владимир Зеленский откажется принять во внимание мнение западных партнёров, можно ожидать первых за последние годы серьёзных проблем в отношениях между ЕС и Украиной.


Самая актуальная аналитика и свежие новости по ситуации в соседней Украине — в нашей рубрике «Украинский транзит»

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог