Пять достижений Комиссии по цифровому единому рынку и интервью с Андрусом Ансипом

Цифровой единый рынок стал одним из главных приоритетов Юнкеровской Комиссии. Ответственным за проект был Андрус Ансип, вице-президент Европейской Комиссии. У Андруса Ансипа насыщенная карьера: с 2005 по 2014 год он был премьер-министром Эстонии, теперь он депутат Европейского Парламента. Мы посетили встречу с Андрусом, где он подвел итоги деятельности комиссии, и взяли у него интервью. Разрешат ли Китаю покрыть Европу 5G, как в ЕС отменили роуминг и положили конец цифровой дискриминации, кто из стран сопротивлялся свободному передвижению неперсональных данных и как странам защититься от атак WannaCry — читайте в нашей статье. Интервью подготовлено при поддержке программы EU-Russia studies Университета Тарту.

Комиссия Юнкера — это не только Брекзит и миграционный кризис. Это еще и повсеместная отмена роуминга, реформа телекоммуникаций, революция цифрой экономики и появление цифрового единого рынка на всей территории Европейского Союза. Цифровой единый рынок — это экономическая зона ЕС, касающаяся телекоммуникаций и цифровой экономики. Европейская Комиссия под начальством Жана-Клода Юнкера запустила проект в 2015 году, и он стал «фирменным блюдом» Комиссии.

РОУМИНГ: БУДЬ КАК ДОМА

Отмена роуминга, возможно, самая близкая и наиболее ощутимая реформа для жителя Европейского Союза. Если человек пребывает за границей и пользуется своей сим-картой, то национальный оператор платит определенную сумму оператору другой страны, чтобы тот поддерживал человека в сети. Это и есть роуминг. Обходится роуминг недешево. Андрус Ансип отмечает, что даже после отмены роуминга люди более старшего поколения по старой памяти отключают роуминг, чтобы случайно не остаться без денег.

Пять лет назад была предложена инициатива бесплатного использования роуминга. План назвали 5+5+5: разрешалось использовать 5 минут звонков, 5 смс и 5 мегабайтов в день в течение 5 дней в году. В 2017 году злосчастный роуминг исчез, и с тех пор граждане и резиденты ЕС могут наслаждаться своим тарифом по всей Европе. Важно, что их данные также защищены, так как роуминговые операторы получают ограниченный доступ к данным.

РЕФОРМА ТЕЛЕКОММУНИКАЦИЙ: 5G

В 2018 году Совет Европы одобрил новые правила, представленные телекоммуникационной отрасли. К 2025 году Европа планирует достичь следующих показателей по скорости интернета: 1) Минимум 100 Мбит/сек в каждой семье. При такой скорости игру World of Tanks на 65 Гб можно скачать за 1 час 45 минут; 2) Гигабитное подключение для школ, публичного сектора, среднего и большого бизнеса (вместо привычных 100 мегабит/с — 1000 мегабит/с) ; 3) Покрытие 5G в городских и наземно-транспортных зонах. При ведении современного бизнеса и при инновациях, например, облачных технологий и интернета вещей, требуются мощности нового уровня. 5G поможет обеспечить не только рост этих технологий, но и станет краеугольным камнем конкурентоспособности Европы.

По примерным подсчетам, развертывание 5G прибавит в Европе 2,5 млн рабочих мест и ежегодный доход в 145 млрд евро. Кто же покроет Европу 5G и оптоволокном? На глобальном уровне этим занимаются такие компании, например, как Ericsson, Nokia и Huawei. После последних скандалов вокруг китайского шпионажа США запретили деятельность компаний ZTE и Huawei. В Европе, говорит Андрус Ансип, решили подойти объективно и сначала провести оценку рисков. Подход был многоуровневым и предполагал три этапа: оценка рисков на уровне стран-членов ЕС, оценка на уровне ЕС, а на третьем этапе – предполагаемые меры по уменьшению рисков. Проблема в том, что в 2017 году в Китае вышел новый закон, согласно которому все китайские компании должны сотрудничать с государством. Пускать на рынок крупные компании из Китая — значит самолично сливать все данные Китайской Народной Республике. Huawei утверждает, что доказательств недостаточно, чтобы запрещать ее деятельность, но есть болезненный опыт. Одна из наиболее показательных историй — кейс штаба Африканского Союза в Эфиопии. Китай подарил «штаб» Африканскому Союзу, но не сказал, что будет каждый день в определенное время отсылать данные, тайно собираемые в этом штабе. Поэтому и Европа боится впустить троянского коня и начать реагировать, когда будет уже поздно.

КОПИРАЙТ +

Правила по копирайту были приняты еще в 2001, когда никто не думал про социальные медиа и такие вещи, как онлайн-музеи. В 2016 году Европейская Комиссия предложила новые правила копирайта в рамках Стратегии цифрового единого рынка. Новые правила регулируют авторские права на онлайн-рынках: новостные агрегаторы, платформы для прослушивания музыки и просмотра видео, интернет-журналы, онлайн-выставки и прочее. Спустя 4 года, в апреле 2019 года, Совет Европы одобрил и принял директиву по авторским правам.

Были расхождения во время принятия директивы. Некоторые боялись, что добросовестная пародия может быть спутана с нарушением авторских прав, а также придется переживать за каждый опубликованный или заимствованный мем в интернете. Однако Европейская Комиссия успокоила людей, заявив, что это только улучшит жизнь создателей контента и сам контент. Так, необходимая автоматическая система сбора данных для контроля копирайта только подстегнет новые исследования и находки в этой области. А музеи и другие культурные учреждения смогут оцифровать свои экспонаты. Стоит ли говорить о том, что интеллектуальный труд авторов и композиторов будет надежнее защищен.

ОТМЕНА ГЕОБЛОКИРОВКИ: КОНЕЦ ЦИФРОВОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ

В рамках той же Стратегии Европейская Комиссия предложила отменить геоблокировку на сайтах онлайн-магазинов. Геоблокировка — это ограничение доступа в онлайн-магазин или иную платформу на географической основе. Всем известное «Видео не доступно в вашей стране» есть пример геоблокировки. В 2018 инициатива отменить геоблокировку была одобрена.

Почему это дискриминирует людей? Единый рынок предполагает, что в Европейском Союзе человек из Румынии может приобретать товары в Португалии по тем же условиям, что и житель Португалии. Однако на цифровом едином рынке онлайн-продавцы ограничивали доступ покупателям из других стран ЕС, что противоречило самой природе единого рынка. Казалось бы, людей, совершающих кросснациональные покупки, должно быть совсем немного. Статистика следующая. 2% покупателей, которые хотели совершить онлайн-покупку в другой стране ЕС, не смогли получить доступ на сайт. А 27% из тех, кто получил доступ, не смогли зарегистрироваться из-за неправильных IP-адресов. А 32% людей, которые успешно зарегистрировались, столкнулись с проблемой доставки. В результате, только 36,6% людей, которые пытались приобрести товары или услуги, успешно справились с этим. Одна из причин геоблокировки — нежелание компаний разбираться с местными судами в случае отправки товара с дефектами.

К счастью, новые правила облегчают онлайн доступ к товарам и услугам, уменьшают транзакционные издержки, а также стимулируют рост электронной торговли между странами Европейского Союза. Как результат — больше прибыли и больше рабочих мест.

СВОБОДНОЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ НЕПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

При упоминании данных, осторожный гражданин подумает про свои «персональные данные». В 2018 году Европейский Союз представил Общее положение о защите данных, которое регулирует персональные данные. Однако есть и другой пул данных, свободное перемещение которых позволит улучшить качество жизни европейцев. Компании смогут беспрепятственно хранить данные в любой стране ЕС. Это касается и создания единых правил. Раньше было 56 разных правил в 21 странах ЕС, связанных с нормами размещения данных.

9 ноября 2018 года Совет Европы принял реформу, которая запустила свободное передвижение данных в Союзе. Почему это так важно?  Во-первых, это в 2,5 раза увеличит стоимость экономики данных в Европе. Сейчас стоимость экономики данных, включая цифровые продажи и услуги, оценивается в 300 млрд евро. Предполагается, что принятие реформы увеличит стоимость до 739 млрд евро к 2020 году.

Во-вторых, это увеличит конкурентоспособность Европы на рынке новых технологий. Андрус Ансип привел простой пример автоматизированных стиральных машин в Испании. Условная компания, производящая стиральные машины, устанавливает индикаторы, которые помогают отслеживать состояние машин и вовремя проводить профилактику, и анализирует данные по Испании. Чтобы отслеживать их в других странах, нужно установить там дата-центры, но прежде нужно разобраться в запутанных правилах каждой страны ЕС. А тем временем, похожая компания в Китае или США анализирует данные жителей всей своей страны без согласования правил с каждым регионом. Чем больше данных, тем лучше результат. Эта новая реформа поможет компаниям и дата-центрам упростить деятельность и показывать лучшие результаты.

После лекции, организованной программой EU-Russia studies Университета Тарту, мы спросили у Андруса Ансипа, были ли разногласия среди стран ЕС по принятию «свободного передвижения данных» и что означает Посольство Данных Эстонии в Люксембурге для ЕС.

Вы говорили про важность свободного передвижения неперсональных данных. Есть ли какие-нибудь разногласия среди стран ЕС по поводу введения этой политики? Возможно, кто-то не хочет отпускать свои данные из страны.

Разногласия были. 3 года назад у нас была встреча Совета Европы по телекоммуникациям. Собрались министры всех стран-членов ЕС. Мы обсудили свободное передвижение данных, у нас было 20 спикеров и 18 из них были за. Германия в целом поддержала, но имела сомнения и вопросы. У них было много голосов. Вскоре они поддержали инициативу, понимая, что без нее в ЕС все проиграют. Многие компании станут менее конкурентоспособными, что приведет к сокращению рабочих мест. А вот во министр из Франции, президентом был Франсуа Олланд, был совершенно против. Он утверждал, что сохранение данных в стране поможет защитить рабочие места и так далее. То есть все данные из Франции должны обрабатывать только во Франции. Из-за нее мы не могли двигаться дальше. Сейчас мы достигли соглашения.

Что вы думаете про проект «Посольство данных», который открыла Эстония в Люксембурге?

Я считаю, что это хорошая идея. Когда я был премьер-министром Эстонии, мы столкнулись с беспорядками в Таллине, когда бронзового солдата перенесли из центра города на кладбище. И тогда уже мы задумались о том, что Посольство данных необходимо.

Это просто символическая система резервного копирования или что-то большее?

Да, это система резервного копирования, но мы нуждаемся в ней, потому что все наши регистры, ведомости хранятся в виде данных. И если мы потеряем данные из-за природной катастрофы, что нам делать?

В 1997 году я был владельцем радиостанции в округе Тарту. Мы использовали тогда магнитофонную ленту. Потом мы решили оцифровать нашу радиостанцию и для этого поехали в Швецию, в Упсалу и Стокгольм. У них были новые системы, они не только дублировали информацию, но также записывали 5 копий. Для чего? Они нужны были для истории, культурного наследия, налогового отдела (сколько рекламы и прочее). Они сильно беспокоились. Они хотели вести себя законопослушно, поэтому и делали 5 копий. Может, они до сих пор так делают. Во многих случаях, если довериться компьютеру, то можно потерять данные, и все придется начинать заново. Раньше восстановить данные было невозможно, а сейчас с облачными технологиями все стало в разы проще.

Посольство данных — это не только об Эстонии. Многие страны задумываются о похожих решениях. Мы все знаем про атаку WannaCry (программа-вымогатель денег на ОС Microsoft Windows, инфицировавшая компьютеры в более чем 150 странах — прим. автора). Нам нужно относиться посерьезнее к этим вещам, так как эти киберпреступники защищены, их могут даже поддерживать государства, они могут действовать на глобальном уровне, у них появляются юристы и огромные ресурсы. Резервное копирование и защита данных — это решение, в котором нуждаются многие страны.

Обеспокоенность Андруса Ансипа оправдана — киберпреступность набирает обороты. Официальный ежегодный отчет о киберпреступности за 2019 год показывает, что кибер-вымогатели атакуют предприятия каждые 14 секунд. Ущерб от кибератак достигнет 6 трлн долларов в 2021 году. Кибербезопасность является таким же приоритетным направлением для государств, как и традиционная военная безопасность. Посольство данных, а также последние достижения единого цифрового рынка — звенья одной цепи, направленные на укрепление цифрового сектора, единство всех членов ЕС, а также на развитие механизмов защиты данных и суверенитета целых стран. Помимо этого, цифровой единый рынок предлагает Европе нишу, в которой ЕС сможет стать глобальным конкурентоспособным игроком.

При оформлении публикации использовано фото Андруса Ансипа. Источник

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог