Кто мешает женщинам занять места в институтах власти

Согласно Европейскому Институту по гендерному равенству, во власти сохраняется наибольший гендерный разрыв. Почему женщины меньше представлены в институтах? Правда ли, что женщины сами не хотят заниматься политикой? Или что избиратели не готовы за них голосовать? Какую роль в гендерной дискриминации играют партии? Все ответы в современных исследованиях

Исследования Европейского Института по гендерному равенству показывают, что во власти сохраняется наибольший гендерный разрыв. Из всех стран ЕС только Швеция приближается к гендерному равенству в институтах власти. Остальные страны далеки от желаемых стандартов, а некоторые даже регрессировали за последние 12 лет. Эта проблема еще более актуальна для России: в Государственной думе женщин только 16%, а среди губернаторов в России женщина только одна.

Индекс гендерного равенства — политическая власть: 2017 против 2005. Источник

Статистика отражает проблемы системы, которые препятствуют нормальному формированию спроса и предложения. Современные исследования выделяют несколько основных барьеров, но нарушим закона жанра и позволим себе спойлер: в их основании лежит лишь одна проблема — гендерные стереотипы.

ЗАНИЖЕННЫЕ АМБИЦИИ ЖЕНЩИН

Американские исследователи Дженнифер Лоулесс и Ричард Фокс опросили более 2100 студентов колледжей в возрасте от 18 до 25 лет и выяснили, что женщины гораздо реже задумываются о политической карьере и выборных должностях, чем мужчины. Это показывает, что гендерный разрыв в амбициях формируется уже тогда, когда женщины и мужчины только начинают свою карьеру.

Гендерный разрыв в политических амбициях: Вы когда-нибудь думали, что, когда вы станете старше, вы сможете баллотироваться на политические должности? Источник

Исследователи показывают, что разница в амбициях просто последствие социализации.

С молодыми мужчинами чаще говорят о политике, чаще поощряют участвовать в выборах, они чаще занимаются соревновательными видами спорта. С этим может объяснять и то, почему женщины менее соревновательные. Джессика Прис и Ольга Стоддардб провели исследование и выяснили, что, когда подчеркивается соревновательный характер политики, это значительно снижает интерес женщин к этой сфере. С мужчинами такого не происходит.

Среди других причин Исследовательский центр отмечает: неравный доступ к ключевым ресурсам, как время, деньги и связи; неравное распределение семейных обязанностей; отсутствие образцов для подражания. Кроме того, как заметила на своей лекции профессор Стокгольмского института Памела Кампа, предложение нельзя воспринимать в изоляции от спроса. Если бы женщины чувствовали, что они могут свободно построить политическую карьеру, то амбиции женщин были бы выше.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ ПАРТИЙ

Существуют барьеры, ограничивающие спрос на женщин-кандидатов.

Когда женщина попадает в институты она сталкивается с очень токсичной средой: давление и абьюз со стороны медиа, общественности и членов их собственной партии. Опрос, проведенный Межпарламентским союзом и Парламентской ассамблеей Совета Европы в 2018 году, выявил тревожный уровень сексизма, домогательств и насилия в отношении женщин депутатов в Европе. 33,3% заявили, что это ограничивало их свободу выражения и их действия.

Главные привратники в политике — это партии. То, как они нанимают, отбирают и продвигают кандидатов, оказывает колоссальное влияние на положение женщин в политике. Влияние партий варьируется в разных избирательных системах: наибольшее влияние партии имеют в «закрытых» системах, где избиратели голосуют за партию, а не за отдельных кандидатов.

По результатам исследования, проведенного в Британии, идеальный кандидат для партий по-прежнему белый мужчина из среднего класса в хорошей физической форме. Женщин по-прежнему спрашивают об их семейном статусе и детях. Женщине требуется больше денег, времени и связей, чтобы попасть в парламент. И одновременно все эти ресурсы в меньшей степени доступны для женщин, чем для мужчин.

В некоторых странах, как Швеции, Франции, Норвегии, Германии, введены квоты, которые заставляют партии выдвигать больше женщин. Часто эти правила встречают сопротивление и негодование на местном уровне, а в тех случаях, когда партии оказываются освобождены от гендерных квот, они решают, что это возможность получить место мужчине. Квоты партии часто соблюдают лишь формально. Они включают необходимый процент женщин в избирательные листы, но ставят их на последние места. Или выставляют женщин кандидатов на те выборы, что эта партия просто не может выиграть.

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ

Можно предположить, что партии просто хотят выиграть выборы и обеспокоены, что избиратель не проголосует за женщину. Общественное мнение действительно может быть подвержено стереотипам, но тренды в развитых странах заставляют верить в лучшее. В Словении в 1995 около 40% верили, что мужчины лучше подходят на роль политического лидера, чем женщины, а к 2014 таких осталось 25%. В Германии 20%, в Испании 15%, в Швеции 10%. И это данные 2014 года. Согласно опросу 2018 года, 95% американцев заявили, что проголосовали бы за женщину на президентских выборах. По результатам другого опроса, только 13 процентов американцев считают, что мужчины лучше подходят на роль политического лидера.

Со временем и женщины, и мужчины стали менее склонны считать мужчин более подходящими эмоционально для политики, чем женщины. Источник

Некоторые исследования показывают, что несмотря на растущее публичное одобрение женщин в политике, существующие стереотипы могут проявляться в определенных обстоятельствах. Американские ученые Боденхаузен и Лей провели эксперимент и выяснили, что испытуемые реже выбирали женщин политиков, когда думали, что экономика нестабильна. Авторы выяснили, что виной тому сильные культурные стереотипы в отношении «мужских сфер» (оборона, экономика) и «женских сфер» (здравоохранение, образование).

Несмотря на существующие проблемы с общественным восприятием, нет доказательств того, что партии потеряют голоса, добавив в свои избирательные списки женские имена. Партии, которых заставили увеличить долю женщин по квоте, не ухудшили свои электоральные результаты. Более того, некоторые исследования показывают, что женщины-кандидаты получают больше голосов, а политическая конкуренция повышает качество должностей, которые занимают женщины-кандидаты. Поэтому дело не в избирателях, а партиях. Это они предвзяты к женщинам в своих рядах, что запускает порочный круг дискриминации и сдерживает амбиции женщин. Чтобы стимулировать предложение со стороны женщин, окончательно победить культурные стереотипы, нужно увеличить предложение. Как это можно сделать, мы расскажем в следующем материале.

На заглавном фото (слева направо): Керсти Кальюлайд, президент Эстонии, Урсула фон дер Ляйен, председатель Еврокомиссии и Зузана Чапутова, президент Словакии

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог