Семь лучших интервью за 2019 год

Чтобы подвести итоги года, делаем подборку лучших материалов. Сегодня — подборка лучших интервью за год

ШОН ХЕНЛИ О ПРОТЕСТАХ В ЧЕХИИ

В июне мы поговорили с Шоном Хенли, профессором Университетского колледжа Лондона, о протестах в Чехии, о том, могут ли новые партии выжить в реальной политике и о том, полезны ли антиэлитные движения для будущего демократии в регионе.

В 2011 году говорили: «Нам нужен новый Гражданский форум (политическое движение, сформированное во время бархатной революции — примечание редактора) против коррупции. Нам нужен новый 1989». Так что это распространённая отсылка, и это можно было наблюдать также в Словакии в прошлом году, где было слышно эхо 1989 года: слоганы, баннеры, протестующие звенели ключами, как делали на демонстрациях в 1989. Это важная точка отсчета. Так что в этом смысле, да, это своего рода наследие. В то же самое время многие люди указывают на то, что Бабиш принадлежал к советской номенклатуре, и они считают, что революция не завершена, ее надо закончить. В действительности, это просто то, как говорят о политике в Чехии. 1989 предлагает удобную лексику и набор символов, которые каждый понимает. Это позволяет вывести людей на улицу и иллюстрирует, что речь идет о действительно важных и серьезных проблемах.

Шон Хенли. Эхо 1989 года, круговорот антиэлитных партий и нерабочий механизм кнута и пряника на митинге в Праге
Шон Хенли (Sean Hanley). Профессор Университетского колледжа Лондона, автор академического блога о политике в ЦВЕ, и обязательное имя в любой...

АННА ДЕКАЛЬЧУК О КОМИССИИ ПОСЛЕ ЮНКЕРА

В интервью с Анной Декальчук, европеистом и академической руководительницей образовательной программы «Политология и мировая политика» НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге, мы обсудили, почему страны-члены Евросоюза назначают на главные посты невзрачных еврофилов без образа будущего в эпоху, когда избиратели требуют перемен.

Это же не первый раз такое. В самом начале был очень сильный Председатель Вальтер Хальштейн, потом он поругался с Де Голлем (бывшим президентом Франции — прим. редактора), ушел в отставку из-за кризиса пустого кресла, и после этого у Комиссии были довольно невзрачные Председатели в течении всех 70-ых и 80-ых. Потом пришел Жак Делор. Жак Делор был как глоток свежего воздуха, самый известный, наверное, Председатель Комиссии, и считающийся до сих пор самым успешным. Делор был движком, он не был политическим, в этом смысле он не был таким, как Юнкер, но он тоже был очень амбициозным, у него была куча идей: завершение строительства единого рынка, идея евро, это же он ее по большому счету запустил. И что случилось после того, как в 1995 году его срок закончился? Они назначили Жака Сантера. Настолько невзрачного в смысле политической картины, насколько это вообще возможно. Мне кажется, это такими волнами идет: вы назначаете какого-то яркого человека, который реально двигатель, а потом вы пугаетесь и назначаете кого-то поумереннее и понезаметнее. (…) Мне кажется, что в случае с Юнкером и нынешними назначениями — это более или менее такая же история. Это просто реакция на то, что было до.

МАЙКЛ ЭМЕРСОН О ПРОШЛОМ И БУДУЩЕМ ОТНОШЕНИЙ ЕС-РОССИИ

Благодаря поддержке программы ЕС-Россия университета Тарту поговорили с Майклом Эмерсоном, первым послом ЕС в СССР, а затем в России с 1991 по 1995 год. Мы узнали, чем запомнился опыт работы в России, зачем Гельмут Коль прислал ему 50 европейских солдат, как можно встроить Евразийский Экономический Союз в отношения ЕС-России и какие есть перспективы у интеграции большой Европы.

Возможности для сотрудничества между ЕС и Россией существуют. Но пока политика между Россией и ЕС крайне сложна по философским соображениям. Путин — это Макиавелли, а Европейский Союз — Иммануил Кант. Сойдутся ли когда-нибудь эти две страны во взглядах? В настоящее время ответить на этот вопрос сложно. Мы находимся сейчас в Нарве. Мы могли бы узнать это у призраков в немецкой крепости Герман в Нарве, а затем перейти мост и обратиться к их коллегам в царской крепости Ивангорода.

Майкл Эмерсон: Брекзит может стать причиной распада самой Великобритании
Разве можно не поговорить о Брекзите с британцем, который непосредственно занимался этим вопросом, когда историческая развязка так близко?

ИРИНА БУСЫГИНА О ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ ИНСТРУМЕНТАХ ЕС И РОССИИ

Мы обсудили с Ириной Бусыгиной, профессором департамента прикладной политологии НИУ ВШЭ, ее книгу «Отношения России-ЕС и общее соседство: принуждение против авторитета». Она объяснила, почему у ЕС и России сложились такие напряженные отношения, могут ли страны общего соседства не становиться жертвами этого противостояния, и что можно сделать прямо сейчас, чтобы начать выстраивать мосты.

Посмотрите на отношения ЕС с Китаем. Китай это не демократия, и не либеральное государство. Тем не менее, отношения ЕС и Китая — это нормальные отношения совсем разных систем. То есть это нам показывает, что такие отношения возможны. При этом ЕС за нарушения прав человека Китай часто критикует. Китай на это не обращает никакого внимания. То есть можно существовать в такой ситуации. Такую возможность поддерживает их дистанция: они просто далеко друг от друга. Если бы Китай — будем совсем уже фантазерами — был на месте России, отношения были бы намного хуже. У Китая проблемные отношения с соседями, у Китая ко всем территориальные претензии, но ЕС это мало волнует, просто потому что Китай далеко, а Россия близко.

ЛЕВЕНТЕ ЛИТТВЕЙ О ВЫБОРАХ В ЦВЕ И ПОПУЛИЗМЕ

Левенте Литтвей — доцент политологии Центрально-Европейского университета в Венгрии и член команды Team Populism, которые создают крутые статьи совместно с The Guardian. Мы поговорили с ним о недавних выборах в Венгрии и Польше, когда популистам удается переизбраться, а когда нет, и о миссии проекта Team Populism.

Мне пришлось потрудиться, чтобы разобраться, как лично я отношусь к политическим деятелям, с которыми я идеологически согласен, но считаю популистами. Это было нелегко даже для меня, а я изучаю это явление и знаю, насколько плохой популизм. Тем не менее поскольку, как я уже упоминал, идеология важнее, изначально она побеждала. Только после осознанного размышления я мог прийти к выводу, что, возможно, этот кандидат не так хорош. Если даже я борюсь здесь, трудно ожидать большего от людей, которые не изучают это явление.

Левенте Литтвей: Было непросто разобраться, как я отношусь к политическим деятелям, с которыми идеологически согласен, но считаю популистами
Команда Team Populism создаёт крутые статьи совместно с The Guardian о феномене популизма. Мы поговорили с ее участником Левенте Литтвеем

ТОМАС ЛИНСЕНМАЙЕР О НОВОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ЕС

Летом вышли две разные статьи о внешней политике ЕС. Российский политолог Федор Лукьянов пообещал переход к охранительным позициям и концентрацию на внутренних проблемах, а консультант ЕС Натали Точчи предостерегла другие страны, быть готовыми к сильному на международной арене ЕС. О том, кто же прав, как меняется стратегия ЕС и что это значит для отношений ЕС-России, мы поговорили со специалистом по внешней политике ЕС, профессором Тартуского Университета Томасом Линсенмайером (Thomas Linsenmaier).

ЕС изменил свою стратегию уже какое-то время назад. Я не думаю, что это отстранение, отступление или что ЕС занижает свои амбиции. Но что я вижу, и эти изменения произошли в 2014-2016 годах, это более трезвый взгляд на восточных соседей и что от них можно ожидать. Я думаю, что сейчас от них ожидают немного меньше, но это отражает не столько амбиции ЕС, сколько реальное положение дел в этом регионе. Я думаю, что ЕС всегда было важно, что страны сами ответственны за процесс интеграции, они хотят большей кооперации с ЕС. Если это не так — к примеру Молдавия двигается то немного ближе к ЕС, то чуть дальше от ЕС — то такая динамика отражается на действиях ЕС и его амбициях в стране. Это не отстранение, это просто более трезвый подход.

СЕРГЕЙ МЕДВЕДЕВ ОБ ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЙ ИСТОРИИ

Возможна ли общеевропейская история, почему Вторая мировая стала такой болезненной точкой в отношениях ЕС и России, в чем причина разворота к переосмыслению исторического прошлого в Европе, причем тут национал-популисты и угроза ли для ЕС эти тенденции — мы обсудили с Сергеем Медведевым, кандидатом исторических наук, профессором Высшей школы экономики и ведущим на радио «Свобода».

На уровне идентичности и персональных нарративов люди ищут эти точки опоры в семейной и национальной истории. На уровне политики снова появляется культ крови и почвы, квази-фашистские, органические идеологии. То есть мир видится не как такая техническая история, а как органическая история про происхождение, про идентичность, про сообщество, про семью, про кровь. С одной стороны, люди раскапывают свои частные формы памяти, а с другой — они все больше внимания обращают на национал-популистов. То есть это две стороны одной медали.

Сергей Медведев: Если считать, что существует только одна историческая правда, то это прямая дорога к войне
Почему Вторая мировая стала такой болезненной точкой в отношениях ЕС и России? В чем причина разворота к переосмыслению исторического прошлого...

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne