Революция женщин. Почему протесты в Ливане приобрели женское лицо

Ливанские женщины вышли на передовую масштабных протестов в арабской республике. Они отбивают своих у полиции, строят живые цепи, организуют быт в лагерях протестующих. В нашей рубрике «Время женщин» мы продолжаем знакомить вас с ключевыми кейсами гендерной политики в мире. Историю протестов в Ливане через призму гендера описала Ксения Гогитидзе для BBC.

Ксения Гогитидзе, Би-би-си

У «революции» (Thawra), как они ее называют, прорезался пронзительный женский голос. К общим требованиям разобраться с проблемами — от мусора до коррупции — добавились гендерные: обеспечить равенство полов, вернуть женщинам их права, обуздать домашнее насилие. И переписать государственный гимн: «Наши горы и равнины, где рождаются смелые мужчины», добавив в него женщин.

«Раньше нам просто не давали ничего сказать. А сейчас мы сами взяли и заставили их нас услышать и заметить. Когда зажигали свечи, когда пели, или когда стучали в кастрюли. Я убеждена, революция изменит роль женщин в ливанском обществе», — говорит активистка и участница митингов Нур Нашеф.

В рейтинге гендерного равенства Ливан занимает 140-e из 149 мест. Но это не единственная проблема в стране. Она переживает глубокий политический и экономический кризис. Под давлением протестов премьер-министр ушел в отставку, но может вскоре вернуться.

А сторонники доминирующего в Ливане шиитского движения «Хезболла» после двух месяцев мирного противостояния начинают прибегать к насилию в отношении протестующих.

Но женщины на баррикадах говорят, что сдаваться не собираются.

«Эта революция — возможность установить новый порядок, заново построить отношения с миром и между людьми», — говорит Ванесса, которая несколько лет назад вернулась в Ливан из Швейцарии.

Все началось с налога на WhatsApp

«Женщинам нечего терять, наоборот, протесты — это возможность создать новый тип общества, — говорит Ванесса. — Может, это и покажется наивным, но мы выходим, чтобы создать основу для общества, в котором не ставили бы под сомнение равенство между людьми, заботу об окружающей среде, гендерное равенство в оплате труда. Общество, где этими проблемами занимались бы».

Протестующие в один голос говорят: мы не хотим уезжать из нашей страны в поисках лучшего будущего, мы хотим строить идеальное общество здесь и сейчас.

Возможность передавать гражданство мужу и детям — одно из главных требований. Источник

Протесты начались в октябре с требования отменить новый налог на WhatsApp и другие мессенджеры. Власти отступили, но протестную волну сбить не смогли. Люди выражали недовольство сложившейся после гражданской войны политической системой, укоренившейся коррупцией и неустроенностью молодежи.

Протесты в Ливане в чем-то напоминают акции семилетней давности в Москве, когда у памятника Абаю на Чистопрудном бульваре проводили дни и ночи протестующие против фальсификаций на выборах в Госдуму. Московский лагерь быстро разогнали. В Бейруте и других ливанских городах этого пока не происходит, и протест в основном протекает мирно.

На акции приходят молодые девушки и женщины постарше, одни в мусульманских платках, другие в майках с открытыми плечами. Активистки и домохозяйки, сбежавшие с лекций или пришедшие после работы, с женихами или детьми в колясках. Христианки и представители других конфессий — их много, они разные и они не уходят.

«Женщины — неотъемлемая часть революции, которая сейчас происходит в Ливане», — говорит актриса Наташа Шуфани, участвующая в протестах.

Теперь женщины делают все, чтобы их услышали. Источник

Женщины еще и гарантия того, что протест протекает мирно, рассказывает одна из активных участниц, студентка по имени Энигма. При первых признаках возможного насилия со стороны полицейских женщины тотчас встают стеной между протестующими и полицейскими.

«Мы кричали «Мир!», каждый раз, когда кого-то хотели скрутить, мы не давали военным или полиции их забрать», — подтверждает Нур Нашеф.

Новая реальность, старые законы

Ливан — одна из самых либеральных арабских стран, и роль женщин в ливанском обществе вообще стала заметнее в последние 20 лет, говорит Жумана Абурус Муфарреж, советник Национальной комиссии по делам ливанских женщин — ведомства, созданного в 1998 году и консультирующего ливанские власти.

«Положение женщин в ливанском обществе за последние годы улучшилось, но изменения не нашли отражения в законах», — объясняет она.

Участницы демонстраций настроены решительно. Источник

Дискриминация проявляется и в общественной, и в семейной жизни: у них меньше прав на ребенка в случае развода, они меньше наследуют, их можно довольно рано выдавать замуж и они не имеют права передавать свое гражданство детям.

Права зачастую регулируются правилами религиозных общин, а не законами. Протестующие требуют закрепить равенство в гражданском праве.

В рейтинге гендерного равенства Всемирного экономического форума, который учитывает социальные, политические и экономические параметры, Ливан занимает 140-е место из 149 стран.

Хуже дела обстоят только в Саудовской Аравии, Иране, Мали, Демократической республике Конго, Чаде, Сирии, Ираке, Пакистане и Йемене.

«Мы тоже часть этой страны, и мы требуем таких же прав, — говорит Энигма. — Мы терпели их больше 30 лет. А теперь довольно! Они натворили столько всего, что Ливан теперь в бедственном положении».

Протестующие говорят, что власти погрязли в коррупции и не занимаются проблемами женщин. Они требуют наконец заняться вопросом домашнего насилия, ставшего причиной гибели 37 женщин с начала 2018 года, согласно подсчетам правозащитной организации Kafa.

«Мы — революция» гласит плакат протестующих. Источник

Женщины составляют большинство населения Ливана, но они почти не представлены в политике: из 128 депутатов парламента 122 — мужчины.

Даже в ливанском гимне о них нет ни слова. Исправить ситуацию взялась ливанская певица Кароль Самаха и в строчку «Наши горы и равнины, где рождаются смелые мужчины», добавила слово «женщины».

Как рассказывает участница протестов актриса Наташа Шуфани, новый гимн опубликовала самая старая газета в Ливане «Ан-Нахар».

«Мы поем этот гимн на протестах», — говорит она.

«Мы не уйдем»

Участницы демонстраций настроены решительно.

«Мы не уйдем, пока наши требования не будут выполнены. А если они попытаются увильнуть, мы снова заблокируем дороги», — обещает Энигма.

Молодежи, составляющей костяк протеста, не по душе принятое их родителями статус-кво, они не хотят мириться с установившимися после гражданской войны 1990-х годов правилами.

Они не помнят войну и не боятся ее.

Мы сдаваться не собираемся, говорят женщины на протестах. Источник

«Мы не уйдем, мы будем продолжать бороться. Это самая крупная революция в стране. Но несмотря на несколько микропобед, еще рано прекращать борьбу, — говорит Нур Нашеф. — Пока не будет каких-то ощутимых изменений, мы не уйдем».

В ответ на призывы протестующих в начале ноября ушел с поста премьера Саад Харири, но политический кризис в Ливане далек от завершения: на минувших выходных возможный кандидат на пост премьера Самир Хатиб отказался от борьбы, а сунниты Ливана дали понять, что вновь поддержат кандидатуру Харири на пост премьера.

Все это вряд ли понравится протестующим, требующим более радикальных перемен.

«Я хочу сломать систему, действующую с конца гражданской войны. Она порождает только фаворитизм и коррупцию», — говорит о настроениях улицы Нур Нашеф.

В стране не только политический, но и экономический кризис: ливанская экономика близка к краху, госдолг Ливана — один из самых больших в мире (86 млрд долларов — больше 150% ВВП), а 10-миллиардных резервов хватит, по оценке экономистов, на 4-5 месяцев.

Мусульманки и христианки протестуют в Ливане плечом к плечу. Источник

До последнего времени самая мощная политическая сила в стране в лице «Хезболлы» почти не прибегала к насилию, пытаясь ограничиться другими методами воздействия.

Но в последние недели сразу в нескольких городах произошли столкновения протестующих со сторонниками шиитской радикальной группировки и связанного с ней движения «Амаль», после того как последние разогнали лагерь участников протестов.

Шиитское радикальное движение пытается с разной степенью успеха запугивать и устрашать протестующих и заставить армию разгонять протестующих.

Раскол в обществе привел в Ливане к гражданской войне. Источник

На возможные провокации во время протестов женщины отвечают маршами единства, пытаясь не допустить раскола.

«Женщины разных конфессий, разного мировоззрения маршируют вместе ради мира. Так мы отвечаем всем тем, кто пытается посеять раздор и воспользоваться различиями, которые в итоге привели к гражданской войне», — рассказывает Наташа Шуфани.

Пару недель назад, по словам активистки-студентки Энигмы Саккар, маршем из преимущественно христианского города в мусульманский прошли женщины обеих конфессий, показывая политикам, что их не поссорить и новую межконфессиональную и межэтническую войну они не допустят.

«Хезболла» может попытаться настроить одну часть общества против другой и с помощью этой тактики задавить протест.

«Но Ливан не Сирия, здесь это не пройдет», — убеждена Ханин Гаддар, эксперт Вашингтонского университета.


Публикации по теме:

Как победить гендерное неравенство в институтах власти
Мы проанализировали европейский опыт и современные исследования, чтобы выяснить, какие механизмы наиболее эффективны для повышения гендерного равенства в институтах власти

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог