Элко Хартевельд: Немного аффективной поляризации необходимо, это кислород демократии

Почему женщины меньше поддерживают крайне правых? Как поляризация партий влияет на поведение избирателей? И как все умудряются друг друга ненавидеть, когда идеологически мы не так далеки? Об этом мы поговорили с Элко Хартевельдом (Eelco Harteveld), политологом из Амстердамского университета

Как отличается электоральное поведение мужчин и женщин в современном мире? Стирается ли эта разница?

В большинстве стран женщины чаще голосуют за левые партии, чем мужчины. Так было не всегда: десятилетия назад, когда женское избирательное право было введено во многих странах Европы, женщины скорее поддерживали консервативные партии, что обычно объясняют большей религиозностью. Однако примерно с 70-х годов ситуация начала меняться. Я не видел доказательств того, что разница в электоральном поведении мужчин и женщин уменьшается.

Женщины меньше поддерживают крайне правые партии. Почему?

Из-за общей левой ориентации женщины менее склонны голосовать за правые партии, независимо от того, являются ли они крайне правыми. Однако гендерный разрыв у крайне правых больше, чем в случае с другими правыми партиями. Это значит, что здесь должно быть что-то большее.

Вероятно, есть несколько причин. Первая заключается в том, что профиль крайне правого избирателя меньше совпадает с женщинами: это избиратели с более низким уровнем образования и небезопасным видом деятельности. Во-вторых, крайне правые партии, как правило, очень противоречивы и даже стигматизированы. Исследования показывают, что этот противоречивый образ отпугивает женщин больше, чем мужчин. В-третьих, похоже, в данном случае не имеет значения, какую позицию крайне правые партии занимают по гендерным вопросам, это не главная тема для их избирателей, мужчин или женщин. В более общем смысле крайне правые партии обращаются к избирателям, которые переживают относительное снижение статуса: к людям, чье положение в мире внезапно стало казаться менее ценным. Это можно сказать о многих мужчинах, которые видят, что женщины догоняют их по всем направлениям.

Пытаются ли ультраправые партии уменьшить гендерный разрыв и привлечь больше женщин избирателей?

Мы мало знаем о том, что партии пытаются сделать, чтобы уменьшить гендерный разрыв, но этот разрыв, похоже, несколько сокращается (хотя модель не является четкой). Вполне возможно, что разрыв сокращается из-за того, что партия старается повысить свою привлекательность в целом, что может привлечь и больше избирательниц. Вероятно, самое важное для партий ­– сформировать более «нормальный» и дестигматизированный образ.

Марин Ле Пен называет это «дедемонизацией». По мере того как партии избавляются от стигматизации, их размер увеличивается, что также является признаком приемлемости. У партий с менее спорным имиджем гендерный разрыв в электорате меньше. Конечно, имидж партий частично находится вне их контроля, но они могут разорвать связи с более воинственными крайне правыми группами, что некоторые партии делают чаще, чем другие, например, «Альтернатива для Германии».

Как поляризация партий влияет на поведение избирателей?

Это хороший вопрос. С одной стороны, избиратели перенимают взгляды политиков, которых они поддерживают. Поэтому, если партии поляризуются, избиратели тоже могут поляризоваться. С другой стороны, нередко можно наблюдать, что тренды поляризации избирателей и элиты не совпадают. Например, в США многие избиратели ближе к идеологическому центру, чем их политики. 

Почему избиратели в ЕС остаются умеренными (согласно исследованию YouGov-Cambridge Globalism), в то время как партийная поляризация усиливается?

Тот факт, что большинство избирателей умеренные и действительно остаются таковыми, хорошо показан во многих исследованиях общественного мнения, как в США, так и в Европе. Я думаю, что важно различать два типа поляризации: идеологическую и аффективную. Идеологическая поляризация ­– это фактические разногласия, то есть сильная поляризация означает полярные взгляды. Аффективная поляризация ­– это враждебность между политическими лагерями, то есть люди не любят друг друга из-за своих взглядов. Интересно, что эти два феномена не сильно коррелируют.

Избиратели вполне могут не любить друг друга, даже если их взгляды довольно схожи и умеренны. Это случай США. Если избирателям сильно не нравится противоположный идеологический лагерь, то поляризация политиков становится привлекательной, даже если взгляды элиты становятся более радикальными, чем их собственные.

Почему в ЕС произошла аффективная поляризация? Или, может быть, это мировая тенденция и есть общие причины?

Кажется, что аффективная поляризация – общемировая тенденция, хотя страны подвержены ей в разной степени. Мы мало знаем наверняка, но можно выделить несколько наиболее вероятных причин. Первая причина – социальная сортировка и «эхо-камеры»: граждане, скорее всего, общаются и встречаются с очень похожими людьми и читают то, что подтверждает их точку зрения в интернете и в социальных сетях. Все это делает политических чужих чужими и по другим признакам (образование, город в противовес сельской местности и т.д.).

Второй причиной может быть общая морализация политики, которая связана с культурными проблемами вокруг идентичности: иммиграция, ЕС, национальная идентичность, гендер. Эти темы связаны с нашими моральными представлениями и по ним труднее находить компромисс. Наконец, популисты также способствуют морализаторству политики, так как они выступают против аморальной элиты, а в ответ их не одобряют и стигматизируют за нарушение социальных и правовых норм. Рост популизма может привести к тому, что все будут больше злиться на своих политических оппонентов.

Каковы последствия аффективной поляризации? Это исключительно негативное явление?

Я думаю, что немного аффективной поляризации необходимо, это кислород демократии: когда людям не все равно, они больше включены в политику, голосуют, ищут информацию, агитируют за своего кандидата и так далее. Однако, если аффективная поляризация выходит за рамки нормы, это может быть опасно для демократии. Это может завести политику в тупик: люди с меньшей вероятностью идут на компромиссы, создают коалиции, работают вместе и так далее. Люди реже разговаривают, обсуждают что-то и учатся у людей с другими взглядами. Поляризация разделяет граждан и наносит вред социальной сплоченности. В долгосрочной перспективе это может нанести вред демократическим нормам, потому что если политические противники заклятые враги, то почему вы должны позволить им побеждать на выборах? В США уже около 1/5 часть населения заявляет в опросах, что насилие может быть необходимо в случае победы другой партии на выборах. Я не думаю, что поляризация в Европе зашла настолько далеко, но это ее потенциальные опасные последствия.


Публикации по теме:

Надвигается антиэлитный шторм. Инструкция от мореплавателей
На европейскую политическую систему надвигается антиэлитный шторм. Больше других о шторме знают мореплаватели. Мы прочитали их дневники, сверились с исследованиями…
Новая книга Норрис и Инглхарта. Город засыпает, просыпается авторитарный рефлекс
Новая книга легендарных политологов Пиппы Норрис из Гарварда и Рональда Инглхарта вышла в феврале этого года и покорила академическое сообщество….

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог