Евгений Гонтмахер. Размышления о посткоронавирусном мире: Экономика

Вторая часть анализа трендов посткоронавирусного мира от Евгения Гонтмахера, научного руководителя Группы «Европейский диалог». Уже очевидно, что мы входим в глобальный экономический кризис. Но, видимо, первый раз в современной истории он вызван не рукотворным фактором (например, перепроизводством, падением рынков акций или, как в 2008-2009 гг. лопанием финансового пузыря), а внешним обстоятельством — вирусной эпидемией

Уже очевидно, что мы входим в глобальный экономический кризис. Но, видимо, первый раз в современной истории он вызван не рукотворным фактором (например, перепроизводством, падением рынков акций или, как в 2008-2009 гг. лопанием финансового пузыря), а внешним обстоятельством — вирусной эпидемией. В Средневековье, как известно, была и чума, и холера, которые выкашивали чуть ли не половину жителей той или иной страны, но и медицина, и санитария, и мобильность населения были несопоставимо хуже, чем сейчас, в XXI веке.

Не было, в частности, системы всеобщего образования, регулярного пассажирского транспорта, туризма, сети общественного питания — неотъемлемых атрибутов жизни среднего человека — даже в развивающихся странах. Интенсивность общения людей — на работе и вне ее — сейчас несопоставимо выше, чем еще 200-300 лет назад. К этому необходимо прибавить создание глобальной информационной Сети.

ЧЕМ ЖЕ ЭТОТ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС ОПАСЕН?

1. Массовые карантинные меры наносят мощный целевой ущерб по целым отраслям. Например, пассажирские авиаперевозки уменьшились чуть ли не на 90%. Это означает, что авиакомпании терпят колоссальные убытки, грозящие им скорым банкротством со всеми вытекающими отсюда последствиями их работников. И таких отраслей достаточно много: в первом ряду — организованный туризм, гостиницы, общественное питание, сфера бытового обслуживания. При этом есть и отрасли, которые, наоборот, получают преимущества: например, фармацевтика, розничная торговля (особенно ее интернет-форма), любые коммерческие on-line виды развлечений.

2. Если карантинные меры продлятся несколько месяцев, то практически во всех странах появляется риск быстрого роста безработицы (см. п. 1). Могут ли эти миллионы (а в глобальном масштабе — десятки миллионов) людей быстро «перескочить» в те отрасли, которые получили преимущества? Вряд ли. Во многих случаях надо переезжать, а на это психологически способен далеко не каждый, особенно в среднем и предпенсионном возрасте. Кроме того, нужно переквалифицироваться, а это тоже требует желания, способностей, времени и, видимо, денег.

3. Падение доходов значительной части населения и, прежде всего, работающих в проблемных отраслях. Это, в сочетании с безработицей, может обеспечить серьезный рост бедности и неравенства. Особенно беспокоит возможность появления целых городов и регионов, сплошь пораженных депривацией, а затем и застойной маргинализацией.

4. Неизбежные политические катаклизмы: выход на первый план популистских и право(лево)радикальных сил, резкое снижение качества работы государственного аппарата. Большие испытания предстоят интеграционным союзам и, прежде всего, ЕС, усилятся сепаратистские настроения.

Все эти обстоятельства, скорее всего, приведут к усилению роли государства как перераспределителя общественного пирога. Так как понадобится массированная финансовая помощь пострадавшим отраслям, конкретным предприятиям и людям, то будут приняты решения о повышении налоговой нагрузки на тех, кто побогаче – и в бизнесе, и в отношении физических лиц. Так, в частности, в России со всей остротой встанет вопрос об отмене плоской 13-й процентной ставки НДФЛ. Хотя, казалось бы, в нашей стране сейчас сложилась структура расходов федерального бюджета, ориентированная, прежде всего, на удовлетворение запросов секторов обороны и безопасности. И можно было бы, наконец, совершить давно предлагаемый «бюджетный маневр» — перенаправить часть этих денег на социальные цели. Однако всё упирается в то, каким обществом станет Россия в посткоронавирусную эпоху, а здесь возможны самые разные варианты, в том числе еще более авторитарно/тоталитарные даже по сравнению с нынешним положением.

Что касается развитых стран, то массированное вмешательство государства в экономику под предлогом защиты общества от чрезвычайной ситуации, что мы наблюдаем сейчас, скорее всего, после того, когда эта ситуация закончится, вызовет активную дискуссию о судьбах демократии. Некоторые тренды здесь я описал в своей первой статье о посткоронавирусном мире. Для государства как одного из общественных институтов, видимо, будут установлены какие-то новые, весьма жесткие рамки — как по его полномочиям, отбору кадров, так и по прозрачности его деятельности. Весьма вероятно невиданное до сих пор развитие прямой демократии (благо, новые информационные технологии это позволяют) и децентрализации власти.

Что же касается собственно экономики, то коронавирусный шок, скорее всего даст еще один толчок развитию отраслей, связанных с on-line коммуникациями между людьми и другими носителями информации. Несмотря на то, что уже не нужно будет соблюдать ограничения на off-line общение, видимо, к прежнему стилю жизни многие, по крайней мере молодые поколения не вернутся. Они еще больше времени будут проводить в Сети, причем не только общаясь в соцсетях (как это происходит уже сейчас), но и работая там на «удаленке». Нынешний вынужденный уход в этот рабочий режим показал, что даже в крупных корпорациях и государственных органах это либо никак не влияет на конечный результат, либо даже его улучшает.

Ровно также коронавирусный шок резко ускорит развитие интернет-торговли самыми разнообразными товарами и услугами, вплоть до телемедицины и on-line образования (как основного, так и дополнительного) для всех возрастов.

Это станет серьезным вызовом для off-line ритейла, общепита, только-только становящегося на ноги коворкинга. Не исключено, что еще очень долго не сможет оправиться от нанесенного ему удара и туризм — люди будут инстинктивно бояться пускать в путешествия в неведомые страны, которые, как оказывается, могут стать и источником биологической опасности.      

Жизнь, которая начнется сразу же после окончания пандемии, видимо, еще не один год будет нести в себе ее следы, что сделает выход из мирового экономического кризиса затяжным и — главное — приведёт, видимо, к какому-то новому содержанию глобального хозяйства. Остается только надеяться, что останутся незыблемыми такие принципы рыночной экономики как частная собственность и честная конкуренция. Всё это соединится с обновлением многих сторон и социальной жизни. И об этом стоит поговорить подробно.

СОЦИАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ

1. Самые большие изменения, если брать развитые страны, видимо произойдут именно в это сфере. Попробую тезисно обозначить реперные точки в этой поистине необъятной сфере. Здравоохранение ни в одной стране мира не выдержало испытание коронавирусом. И дело здесь даже не в нехватке оборудования или больничных коек. Даже такие всеобщие, финансируемые из бюджета, системы, которые существуют в Италии, Испании, Великобритании, оказалось, не смогли оперативно связаться с конкретным человеком для того, чтобы хотя бы узнать о его состоянии. Теперь придется создавать институт тотального мониторинга, чуть ли не в режиме реального времени, за состоянием здоровья каждого жителя страны. Современные технологии это уже позволяют сделать, например, в виде вживляемых, или носимых на теле микрочипов. Это позволит профилактировать еще на самых ранних стадиях возникновение подавляющего большинства заболеваний, снижать вероятность повтора эпидемий типа коронавирусной. Не исключаю, что такого рода «медицинская диктатура» станет обязательной.

2. Принципиально изменится и система социальной защиты детей, инвалидов и пожилых людей. Там будет постоянно расти занятость (в т.ч. за счет высвобождаемых в связи с идущей технологической революцией из реального сектора экономики). При этом в основу работы на смену нынешнему заявительному принципу придет обязательная выявляемость обществом всех людей, которым требуется самая разнообразная посторонняя поддержка — от помощи в быту до обучения.

3. Образование – как школьное, так и профессиональное – резко уйдет в on-line. Уже сейчас современные коммуникационные технологии позволяют делать это на постоянной основе. Off-line общение останется в основном для того, что мы сейчас называем внешкольной и студенческой активностью.

4. Разгоревшаяся в последние годы дискуссия о безусловном базовом доходе, начавшиеся эксперименты по его апробированию, очевидно, сыграли свою роль в подборе нынешних антикризисных мер. Имеются в виду прямые денежные выплаты людям, хотя они пока, как правило, связываются с уровнем семейного доходов или возрастом получателей (например, в России дети до 7 лет и те, кому за 65). В посткоронавирусную эпоху, судя по всему, применение той или иной модификации безусловного базового дохода может очень быстро стать практикой.

5. Нельзя не сказать и о тектонических изменениях в социальном поведении, которые произойдут. Появление в XXI веке пандемии, предотвратить или локализовать которую оказалась бессильна современная цивилизация, показывает всю тщетность человеческого высокомерия по отношению к Земле как природному организму. Уже сейчас среди молодых поколений в развитых странах начало распространяться отношение к нашей планете как к хозяйке, давшей приют человечеству. Это очень хорошо совмещается с закреплением прав животных наравне с правами человека, все более популярным идейным веганством. В сфере материального потребления нынешняя встряска, видимо, приведет к еще большему распространению шеринга, который распространится не только на автомобили, но и на пользование самыми разнообразными товарами и услугами. Это будет иметь далекоидущие последствия для реального сектора экономики, извлекающего из матери-Земли сырье, а потом его перерабатывающего в металлы, пластик и другие несущие экологическую нагрузку материалы.

*.*.*

Сейчас, в силу непреодолимых причин, у думающей не только о своем быте части глобального общества появилась хорошая возможность задуматься о сути происходящего. Это тем более актуально для России, правящая элита которой все последние годы усиленно отделяла себя от мирового мейнстрима. Посткоронавирусная эпоха, которая, надеюсь, наступит довольно скоро, дает возможность нам, наконец, оставить в прошлом мифы о российском «особом пути» и включиться в общемировой процесс глобального обновления цивилизации, построенной на общечеловеческих ценностях.


Публикации по теме:

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne