Украина на карантине. Многое ли изменит коронавирус?

Украина готовится к выходу из карантина. Готовится, конечно, преждевременно. Всерьёз сегодня можно говорить лишь о смягчении ограничительных мер. Но черты посткарантинного общества уже отчётливо проступают. Впрочем, революционных изменений ожидать не следует. Эпидемия выступает лишь катализатором, который ускоряет самые разные, не связанные с коронавирусом, процессы на всех уровнях: начиная с бытового и заканчивая политическим. Об этом читайте в статье Георгия Чижова, координатора Экспертной группы «Европейский диалог» в соседней Украине, для нашего спецпроекта «CoronaWorldImpact»

Георгий Чижов

Пока пандемия Украину щадит. Число выявленных случаев заражения к началу мая лишь немного превысило 10 тысяч. Киев — даже не на первом месте по числу заражённых среди прочих регионов. Поправку на несовершенство системы диагностики учитывать можно, но сегодня такая поправка уже вряд ли радикально больше, чем в других европейских странах. В больницах — значительный ресурс свободных коек и даже аппаратов ИВЛ.

На этом фоне резкая реакция властей и относительно жёсткие карантинные меры могут казаться не вполне адекватными. Впрочем, никто не знает, какова была бы текущая ситуация без всех этих мер.

Даже вне зависимости от числа заболевших испытание пандемией окажется для Украины более серьёзным, чем для многих других стран. И тому есть ряд причин.

В стране отсутствует жёсткая административная вертикаль. Украинские регионы и города и прежде были не слишком-то склонны брать под козырёк, получая указания из Киева. Нынешняя же откровенная слабость президента и правительства лишний раз подталкивает их к поиску самостоятельных ответов на встающие вызовы. Не существует также эффективной системы принуждения, а главное — привычки граждан к принуждению со стороны государства. Любые ограничения, выходящие за сложившиеся прежде рамки, воспринимаются как покушение на личные права, а украинцы традиционно реагируют на такое болезненно.

У национальной экономики слишком мал запас прочности. Экономический рост 2016-19 гг. ещё не отыграл до конца колоссального падения 2014-15-го. В прошедшем году страна столкнулась со снижением промышленного производства и маркерами будущей стагнации. Украина, в отличие от ведущих западных стран, не имеет ресурсов и возможностей поддержать свой бизнес и граждан материально. Разовая доплата всем пенсионерам в 1000 гривен (менее 40 долларов США) и другие подобные шаги правительства выглядят скорее символическими.

Едва ли не минусом в такой ситуации оказывается то, что всегда являлось плюсом и не раз «вытягивало» страну — большая доля фактически самозанятого населения. Сегодня полулегальный и вовсе нелегальный малый бизнес тяжелее всех страдает от карантинных мер и не может рассчитывать даже на минимальную поддержку государства, поскольку в значительной мере пребывает в «тени». Неформальный «социальный контракт», предложенный властью народу ещё во времена Леонида Кучмы (кормите себя сами, к нам не приставайте и многого от нас не ждите, а налогов, так и быть, можете не платить) перестаёт быть действенным механизмом.

Карантин в Украине: могут ли принудительно уволить с работы и что делать сотруднику. Источник

При этом удивительным образом в обществе сохраняется высокий уровень патерналистских настроений, причудливо сочетающихся со скепсисом в отношении собственного государства. Подсознательная вера в то, что в настолько сложный момент власть всё-таки должна как-то всё устроить (вероятно, родственная православному «Бог управит»), порождает мощный социальный запрос, который не находит (и, очевидно, не найдёт) удовлетворения. И этот неудовлетворённый запрос вскоре станет мощным политическим фактором.

Система здравоохранения хотя и выдержала в целом первый удар коронавируса, остаётся весьма слабой. Скорее всего, именно понимание её неготовности к резкой вспышке эпидемии и вызвало несколько гипертрофированную реакцию властей на появление первых заболевших в стране. Сегодня украинская медицина «зависла» между неоднозначными реформами бывшей и.о. министра Ульяны Супрун и полным отсутствием какого-либо реформирования. Истерическая по сути двукратная смена министра здравоохранения после начала пандемии не прояснила даже стратегических приоритетов в развитии медицинской отрасли.

Усиливает все описанные факторы нестабильности начавшийся политический кризис команды президента Владимира Зеленского. Громкие коррупционные скандалы вокруг ближайших соратников, вакансии на ключевых министерских постах, брожение в парламентской фракции «Слуги народа», анонсированное и не состоявшееся назначение Михеила Саакашвили, сомнительные кадровые перемены в Генпрокуратуре, обозначившаяся мэрская фронда — всё это пока отступает на второй план по сравнению с эпидемией. Вот только призраки грядущего коллапса государственной власти всё отчётливее маячат где-то на горизонте…

Ну и наконец, внешнеполитическая обстановка. С началом пандемии она ничуть не упростилась. Кремль не смягчает своих позиций на переговорах по Донбассу, демонстративно обсуждает вопросы государственного уровня со своими союзниками из «Оппозиционной платформы — За жизнь» и бодро предлагает Украине помощь в борьбе с коронавирусом. А вот западные союзники Киева в значительной мере поглощены решением собственных проблем, порождённых пандемией, и вынужденно снизили активность на украинском направлении.

Настроения украинцев относительно коронавируса: результаты соцопросов. Источник

Украинцы устали бояться коронавируса (среди родных и близких большинства граждан пока так никто и не заболел — и это пополняет ряды «коронаскептиков»), у оставшихся без заработка людей заканчиваются их скудные «заначки», и ограничения вот-вот начнут вызывать заметные социальные последствия. Власть вынуждена двигаться в сторону планового ослабления карантинных мер, при этом ей необходимо пройти между Сциллой национальной эпидемии и Харибдой социально-экономических потрясений. Карантин продлён до 11 мая. Потом должен вступить в силу план выхода из него, разбитый на пять этапов. Вот только вряд ли население вытерпит последовательную реализацию этих этапов.

В последние дни апреля две с половиной сотни фермеров перекрыли одну из основных дорог Херсонской области, требуя возобновить работу рынков, на которых они продавали свою продукцию. Протесты против закрытия рынков прошли в Мелитополе Запорожской области и ещё в нескольких городах. В городе Каменском на Днепропетровщине продавцы сломали ворота двух закрытых городских рынков и начали торговлю. Говорят, полицейским, приехавшим наводить порядок, пришлось ретироваться после стычек с возмущёнными торговцами.

В итоге Кабинет министров вынужден был разрешить местным властям возобновлять работу рынков с 1 мая. Торговлю обусловили соблюдением мер безопасности и пообещали вновь закрывать рынки за малейшие нарушения, однако, как говорится, «процесс пошёл». В Черкассах заодно с рынками открыли «объекты торговли и сферы услуг», что уже вызвало публичный скандал между мэром города и несколькими руководителями из Киева, включая главу МВД Арсена Авакова. В Днепре также досрочно смягчили карантин для мелких предпринимателей.

Количество наложенных судами штрафов за нарушение по областям. Источник

И вот уже премьер-министр Денис Шмыгаль заявляет, что второй, третий и даже четвёртый этапы выхода из карантина могут начаться одновременно. Не приведёт ли это к новой вспышке заболеваемости, и не будет ли смягчение ограничений перемежаться новыми локдаунами, прогнозировать пока сложно.

Что же ждёт Украину после завершения эпидемии? Прежде всего, усиление и углубление многих из ранее существовавших тенденций.

Например, на рынке труда резко вырастет доля работ, выполняемых дистанционно. Зарплата многих сотрудников станет зависеть только от результатов их труда, а не от своевременности прихода в офис и количества часов, проведённых на рабочем месте. Собственно, это постепенно происходило и до эпидемии, но после неё следует ожидать массового освобождения офисных помещений и падения спроса на их аренду.

Могут остаться без большинства арендаторов и торговые центры (кстати, сейчас подобные объекты в украинских городах продолжают строиться даже во время карантина). Крупный ритейл (кроме продовольственного, которого эта тенденция коснулась лишь отчасти) успешно перешёл в онлайн и может не захотеть оттуда возвращаться. Впрочем, изменений такого рода ожидают, наверное, во всех европейских странах — Украина в этом отношении лишь займёт место в общем ряду.

Куда интереснее могут оказаться последствия политические. Президент Зеленский находится в завершающей стадии полуторагодового электорального «медового месяца», ставшего характерным для всех последних руководителей Украины. Виктор Ющенко, Виктор Янукович и Пётр Порошенко — очень разные политики, существенно различались и обстоятельства их прихода к власти. Тем не менее, популярность каждого из них начинала стремительно падать примерно через год после избрания, а примерно через полтора года уровень поддержки оказывался ниже антирейтинга.

Какие доплаты должны получить медики во время эпидемии коронавируса. Источник

Похоже, нынешнему главе государства тоже не избежать подобной участи. Всё более очевидной становится непоследовательность и недостаточная компетентность его команды (если в данном случае вообще уместно говорить о команде). Едва ли не ежедневно всплывают новые факты конфликта интересов или просто некорректных действий ближайших соратников Зеленского. Наиболее яркие и самостоятельные фигуры отправляются в отставку (как, например, бывший Генеральный прокурор Руслан Рябошапка или руководитель таможни Максим Нефёдов). Различные группы избирателей, ожидавшие от президента каждый своего, постепенно разочаровываются, не видя реализации собственных чаяний.

Всё это происходило бы и без коронавируса. Карантин, с одной стороны, притормозил падение доверия к президенту — многие украинцы в надежде (зачастую неосознаваемой) получить защиту со стороны государства склонны консолидироваться вокруг власти. С другой стороны, тем стремительнее обвалится рейтинг поддержки на следующем этапе: будет ли это выход из эпидемии или разрастание её масштабов. Повышается вероятность досрочной смены власти в Украине в ближайший год-полтора. Чтобы избежать смещения с должности в результате массовых протестов, президенту придётся искать компромиссов с ранее побеждёнными им самим финансово-политическими элитами, что только ускорит и усилит разочарование избирателей и, в свою очередь, поставит страну на грань внеочередных выборов.

Вот только альтернативой «Зе-команде» выступают пока «старые» политические силы, которым украинцы уже отказали в доверии в прошлом году: от прозападного Петра Порошенко до пророссийских деятелей, группирующихся вокруг Виктора Медведчука. Москва несомненно рассчитывает на успех своих украинских союзников и намерена оказывать им всяческую помощь. А вот готов ли Запад (в частности, Евросоюз) вновь поддержать Порошенко? Или же европейцы попытаются сделать ставку на гипотетические новые силы? Какие? Откуда они возьмутся?

Наиболее вероятный источник новых политиков — президентская партия «Слуга народа», в которой уже начинают кристаллизоваться антагонистичные по сути и политическим ориентирам группы. Перспективные молодые лидеры есть и в партии Святослава Вакарчука «Голос» — при том, что сама партия «потерялась» в актуальной повестке и имеет все шансы вскоре покинуть высшую лигу украинской политики.  Хорошим кадровым резервом для будущих политических сил может стать первое правительство Зеленского, которое возглавлял Алексей Гончарук. Кстати, большинство фигур второго плана из Кабмина Гончарука (заместители министров, начальники департаментов и т.д.) до сих пор остаются на своих должностях, но имеют все шансы в ходе ползучей реставрации прежних управленцев оказаться за бортом правительственного корабля.

Что сможет предложить Украине поколение «постзеленских» политиков после окончания пандемии? Вокруг чего пойдут основные дискуссии? На первый план, очевидно, вновь выйдут вопросы благосостояния простых людей, а стало быть, и принципы управления экономикой. На Западе коронавирус делает более актуальной «левую» повестку и ответственность государства за судьбы всех своих граждан. Но вот из этого европейского тренда Украина как раз может выпасть — ведь здесь ни разу ещё толком не опробовали на практике рецепты правых либералов.

Насколько глубоким окажется экономический шок, вызванный эпидемией и карантином? Даже по этому поводу нет консенсусного прогноза. Оптимисты обращают внимание, что драйвером экономического роста страны в последние годы стал агросектор, а внутренний и особенно внешний спрос на его продукцию практически не снижается даже во время пандемии. Пессимисты говорят о падении сферы услуг, разорении мелких производителей и подрыве экономической базы самозанятых, которые традиционно смягчали в масштабе страны испытания сменяющих друг друга кризисов последних полутора десятилетий.

Победив эпидемию, украинцам вновь придётся отвечать на утративший было актуальность после смещения Януковича вопрос о приоритетности прав граждан и свобод личности даже на фоне серьёзной угрозы. Пока что за дымовой завесой карантина почти незаметно перейдён Рубикон — принятые ограничительные меры и дополнительные полномочия правоохранителей стали беспрецедентными в истории страны. Сегодня это не слишком пугает — провинциальные торговцы ещё в состоянии выгнать со своего рынка полицию, несмотря на её расширенные функции. Однако возможность произвольной остановки автомобилей и проверки личных вещей пассажиров под предлогом борьбы с эпидемией (пока существующая больше на бумаге, чем на практике) может стать привычной — а такое привыкание означало бы изменение современной украинской идентичности.

Более вероятной по горячим следам коронавируса станет реализация неподъёмной доселе медицинской реформы. Вот только её приоритеты и акценты могут быть расставлены совершенно по-новому. Впрочем, если масштаб эпидемии не достигнет критического уровня и существующая система здравоохранения с ней справится (во что хочется верить), кардинальные изменения могут быть в очередной раз отложены на потом.

Украинское общество в целом мечтает о радикальных переменах, но при этом традиционно им сопротивляется. Само общественное устройство после больших встрясок стремится принять привычную форму. Так, скорее всего, случится и на этот раз. Но изменения, которые всё же произойдут, могут оказаться едва ли не самыми значительными за все годы независимости.

Фото к публикации: Олександр Хоменко / Depo.ua. Источник


Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne