Владимир Гельман: Мир остается почти прежним

«Мир уже никогда не будет прежним» — многократно слышим мы во время пандемии коронавируса. Однако после пандемии мир по большей части останется почти что прежним, нравится нам это или нет — считает Владимир Гельман, член группы «Европейский диалог», профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге и университета Хельсинки. Об этом в статье в рамках нашего спецпроекта «CoronaWorldImpact»

«Мир уже никогда не будет прежним» — многократно слышим мы во время пандемии коронавируса. К этому высказыванию часто добавляются апокалиптические прогнозы, авторы которых пугают окружающих и самих себя ожиданиями ужасов грядущего мира после пандемии, начиная с торжества всеобщего и полного цифрового тоталитаризма и заканчивая массовым вымиранием профессии преподавателей, вытесненных онлайн-курсами. Но рефлексия в стиле «ужас-ужас-ужас» мешает адекватно оценить реальные вызовы и понять, какие из них вызваны текущей конъюнктурой, а какие носят фундаментальный характер.

Пандемия стала для правительств и для граждан различных стран двойным внешним шоком — ее медицинские последствия наложились на экономические. Но внешние шоки, несмотря на то, что они носят непредсказуемый характер и к ним обычно никто не бывает готов даже частично, редко влекут за собой совершенно новые тенденции. Скорее, наоборот, реакция различных стран на внешние шоки ярко высвечивает все те проблемы, которые накапливались и усугублялись в них годами, а то и десятилетиями. Это касается и состояния общественного здравоохранения, и состояния экономики, и способности политического руководства адекватно реагировать на кризисы.

Специалисты еще долго будут анализировать, почему одни страны противостояли распространению вируса более успешно, нежели другие, и насколько эффективны окажутся меры поддержки экономики, пострадавшей от локдауна, но уже сейчас можно утверждать, что большинство шагов многих правительств оказались вполне предсказуемыми. Вряд ли кто-то удивился и стремлению ряда авторитарных лидеров от Беларуси до Туркменистана скрывать масштабы бедствия и игнорировать пандемию, и неэффективным попыткам руководителей от Москвы до Стамбула вводить жесткие, но непродуманные меры контроля над передвижением граждан, и уверенной реакции на кризис со стороны отдельных правительств от Дании до Новой Зеландии. Да, там, где общенациональной системы здравоохранения не было и ранее (а это не только бедные страны Третьего мира, но и США), или где она находилась в глубоком упадке (как в Италии), власти справляются с внешним шоком с огромными издержками, тем самым усугубляя и без того тяжелые проблемы в экономике. Но раньше или позже, пандемия закончится, и всем странам предстоит преодолевать ее последствия. Что мы можем ожидать в обозримом будущем в политическом плане?

Что грозит демократическим правительствам

Правительства в большинстве демократий в мире довольно уязвимы к наиболее болезненным проявлениям экономических кризисов, связанных с ростом безработицы. И тот факт, что уровень поддержки ряда лидеров в ходе пандемии временно вырос, особенно не должен никого вводить в заблуждение — скорее всего, очередные (а кое-где и внеочередные) выборы во многих демократиях повлекут за собой смену руководства.

Импульсивная и непоследовательная реакция на пандемию со стороны Трампа вызвана не только особенностями его стиля, а прежде всего тем, что последствия локдауна ставят под большой вопрос перспективы переизбрания на второй срок, ранее казавшиеся позитивными. Пока еще рано говорить о том, в какую сторону сместятся предпочтения избирателей, но сегодня нет оснований для панических ожиданий предстоящего прихода к власти авторитарных правых популистов. Скорее, наоборот, пандемия и локдаун стали воплощением в жизнь их основных программных положений — деглобализация, закрытие границ, и резкое ужесточение государственного контроля. Однако вряд ли хоть кто-то всерьез станет рассматривать этот опыт как пример для подражания, что ставит под сомнение шансы нынешних правых популистов во многих странах Европы — хотя нельзя исключить, что на смену им через какое-то время придут новые националистические движения. Предельно огрубляя, в тяжелой экономической ситуации избирателям могут оказаться не столь важны проблемы идентичности и миграции, которые ранее ставили правые популисты в центр своей повестки.

Другим последствием кризиса станет снижение жизненного уровня большинства избирателей и рост неравенства, что в условиях демократии должно провоцировать у них спрос на усиление перераспределительной политики. Казалось бы, в этой ситуации масштабное увеличение социальных выплат и повышение расходов на здравоохранение и рост налогов станут почти неизбежными. Но при этом возможности правительств по проведению в жизнь такого курса на фоне болезненного выхода из кризиса, скорее всего, окажутся довольно ограниченными. Не случайно даже в очень тяжело переживающей нынешнюю ситуацию Испании нынешнее левопопулистское правительство не пошло на введение безусловного базового дохода для всех, ограничившись лишь целевыми выплатами. Более вероятным станет непоследовательное шараханье от одних частичных перераспределительных мер к другим в стремлении заручиться поддержкой избирателей. Там, где партийные системы более поляризованы, размах этих «качелей» может быть шире, а другие страны, скорее, ожидает череда коалиционных маневров и перестановок малоэффективных правительств.

Что грозит авторитарным режимам

Что касается авторитарных режимов, то они, как правило, не слишком уязвимы от экономических спадов, и вызовы для них создает не столько глубина кризисов, сколько их продолжительность. Если и когда перезапуск глобальной экономики после пандемии приведет к относительно быстрому восстановлению темпов роста, то многие автократы, скорее всего, сумеют удержать, если не упрочить, свои позиции, не допустив катастрофического снижения уровня поддержки среди масс и элит. В этом отношении пандемия стала для лидеров, подобных Орбану в Венгрии или Эрдогану в Турции, отличным поводом для еще большей концентрации власти и рычагов контроля в своих руках. Однако если кризис затянется надолго, то их господство может оказаться под угрозой — переложить вовне вину за длительный спад экономики со временем окажется все сложнее.

Наконец, для России вызванные кризисом проблемы усугубляются зависимостью экономики от мировых цен на нефть, с одной стороны, и завышенных внешнеполитических амбиций, с другой. В этом отношении российская реакция на внешний шок во многом будет зависеть от гибкости политического руководства и его способности частично пересмотреть свои приоритеты ради удержания под контролем ситуации внутри страны. Низкое качество государственного управления в России, и в особенности, сочетание высокой плотности низкого качества государственного регулирования с крайне централизованной иерархией принятия решений и подотчетности («вертикаль власти») лишь усугубляют проблемы, вызванные низким уровнем системы здравоохранения и прежней непродуманной политикой в этой сфере. Но и в этом, к сожалению, также нет ничего неожиданного.

Мир останется почти что прежним

Нравится ли нам это или нет, но после пандемии мир по большей части останется почти что прежним. В нем сохранится (и даже усилится) деление на богатых и бедных, на немногих выигравших от кризиса и многих от него проигравших, на тех, кто будет стремиться вернуться в воображаемый «золотой век» докризисного прошлого и тех, кто будет искать новые пути решения проблем своих стран. Пути адаптации к новой среде, как среди демократий, так и среди автократий, будут демонстрировать довольно сильные вариации, во многом вызванные различием в характере вызовов, стоящих перед правительствами и гражданами. И нравится нам это или нет, но специалисты редко способны успешно предсказывать будущее. Но перспективы завтрашних изменений по большей части вырастают из недавнего прошлого и настоящего, и оттого не следует полагать, что политика в мире изменится до неузнаваемости: по большей части, правительствам предстоит решать те проблемы, которые появились не вчера, но которые выйдут на передний план по итогам нынешнего кризиса.

На фото к публикации Владимир Гельман. Источник


Публикации по теме:

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne