Мария Пиццоланте: Власть требует времени и денег, которых женщинам не хватает

Италия достигла впечатляющих успехов в борьбе за гендерное равенство во власти: в 2005 году Европейский институт гендерного равенства оценивал положение в Италии на 16,1, сегодня на 47,6. Если рассматривать прогресс стран ЕС как прыжки в длину, то Италия идет второй. О том, что помогло Италии достигнуть таких результатов, какие остаются барьеры и как влияет на политику гендерного равенства новое правительство – мы поговорили с Марией Пиа Пиццоланте (Maria Pia Pizzolante). Мария состоит в Демократической партии Италии и защитила диссертацию о феминизме семидесятых. Интервью – часть проекта «Время женщин»

Несмотря на огромный прогресс за последние 10 лет, во власти сохраняется наибольший гендерный разрыв. Уровень представительства женщин даже упал в некоторых странах ЕС. Какие существуют главные барьеры? Возможно, есть какие-то факторы, которые невидны невооруженным глазом.

Я могу судить только из своего опыта, следовательно могу говорить только об Италии. Для меня очевидно, что, когда проблемой остается равный доступ к рынку труда, только половина женщин Италии трудоустроены, мы не можем быть равны во власти. Отсутствие работы и свободного времени, которое женщины полностью посвящают уходу за домом, детьми и пожилыми людьми, — это главные факторы, которые не позволяют женщинам получить доступ ко власти в Италии. Потому что власть требует времени и денег, которых женщинам не хватает.

Мы не делаем достаточно ни для того, чтобы претендовать на влиятельные должности, ни для поддержки других женщин. Меня это очень огорчает. Но я считаю, что это, возможно, важный культурный компонент гендерного разрыва.

Как работа Урсулы фон дер Лейен повлияла на эту тенденцию?

Даже сам факт, что президент Европейской комиссии женщина, – важное изменение темпа. Хотя многое еще предстоит сделать, стратегия на следующие 5 лет предусматривает, что гендерный аспект будет пронизывать все сектора, которыми занимается сама Еврокомиссия. Кроме того, у нас есть вице-президент Вера Юрова, комиссар по вопросам равенства Елена Абела и, конечно же, Кристин Лагард на посту председателя Европейского центрального банка. Прекрасная команда, которая может многое сделать, воплощая и укрепляя силу женщин, которые показали, как важны во время пандемии.

По данным Европейского института гендерного равенства, наибольшего прогресса Италия достигла именно в сфере представительства женщин во власти. По масштабу прыжка Италия находится на втором месте среди стран ЕС. Как вы можете объяснить этот успех?

Я полагаю, что успех связан с законом Гольфо-Моски в совете директоров (с 2012 года 1/5 советов директоров должна состоять из женщин – прим. Т.Ш) и законами о выборах, благодаря которым все больше женщин избираются в парламент, а также в региональные советы, где есть закон о двойных гендерных предпочтениях (закон, по которому избиратель может проголосовать за двух кандидатов, а не за одного, если выбранные кандидаты разного пола – прим. Т.Ш).Но мы начинали в действительно неблагоприятной ситуаций, поэтому рост кажется более стремительным.

В то же время эксперты утверждают, что механизмы гендерного равенства особенно уязвимы для правительственных изменений в Италии. Как нынешнее правительство повлияло на преемственность и последовательность политики равенства?

Нынешнее правительство не выделяется своей политикой равенства. Министров и заместителей министров стало больше, и жалобы, поступающие от феминистских ассоциаций, слушаются главным образом благодаря отношениям с Демократической партией. Фактически Движение пяти звёзд, кажется, почти никогда не фокусируется на проблеме, не рассматривает гендерное неравенство как повестку, на которой можно вести политическую битву. Например, нам пришлось требовать интеграции в целевые группы, которым оказали помощь в борьбе с пандемией.

Почему в последние годы представительство женщин в правительственных и региональных собраниях сократилось?

До поражения левоцентристов в 2018 году у нас было 50 на 50. Невозможно повторить этот результат с теми партиями, что выиграли: в частности, с Лигой, но и с Движением пяти звёзд. Они просто отрицают проблему и всегда назначают мужчин. В региональных советах это часто случается.

Региональные законы о двойных гендерных предпочтениях часто обходят. Некоторые кандидаты-мужчины приглашают нескольких женщин принять участие в выборах, тем самым ослабляя их. Когда больше женщин принимают участие в выборах, голоса за них разделяются между друг другом, и ни одной из них в итоге не хватает голосов для победы. Не говоря уже о том, что избирательные кампании с преференциями требуют больше денег. Женщины часто их не имеют или не считают, что полезно вкладывать деньги таким образом.

Видите ли вы опасность, исходящую от растущей поддержки национального популизма для гендерного равенства во власти?

Да, популизм, продемонстрированный в Америке и Бразилии, от Венгрии до Италии, онтологически является врагом феминизма. Он не признает различия, что они нас обогащают. Нападки на женское тело – всегда первый шаг со стороны популистских правительств. Пример тому, новость о регионе Северной Лиги Умбрии, где хотят запретить доступ к таблеткам для аборта без госпитализации. Безумие, которое всегда составляет одну и ту же картину.

Что, по вашему мнению, женщины должны делать, чтобы усилить гендерное равенство во власти?

Я думаю, что мы должны поддерживать друг друга и объединиться. Будьте первыми, рассмотрите других женщин, а также измените стиль мужского лидерства. Мы должны изменить власть и мы ее получим.


Публикации по теме:

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne