Татьяна Барандова: В политику попадут только те женщины, которым позволят туда попасть

Татьяна Барандова, специалист по гендерным исследованиям, рассказала о важности сокращения разрыва между мужчинами и женщинами в политике и объяснила, почему выделение квот для женщин — представителей власти в России не сможет решить проблему, а лишь усугубит ее, ведь необходимо создать социальную базу в виде семейной политики, которая будет способна привлечь женщин в политическую сферу. Респондент уверена, пока среди россиянок превалируют бедные матери-одиночки, количество «качественных» заинтересованных женщин в «опасной» политике не увеличится

Возможно ли сократить разрыв между М и Ж в политике?

Конечно, существует множество структурных особенностей, предоставляющих барьеры для женского политического участия, лидерства и представительства. «Структура возможностей» — известный термин и концепт, который создает рамки (общественные правовые и комплексные), посредством которых и мужчины, и женщины реализуют себя в политической деятельности.

Лидерство, которое переходит в представительство, зависит от структуры возможностей, в минимальную базу которой входят: сфера политической деятельности, ее регулирование, модель избирательной системы, электоральная формула и тд. В более широкую картину структуры возможностей входят: возможность работать в СМИ и привлечение финансовых средств и других ресурсов для политического продвижения. Сложно представить политиков высшей власти без финансовых возможностей. В зависимости от того, как складываются комбинации этих элементов, получаются определенные результаты, в первую очередь — для женщин.

Как гендерный исследователь, я бы хотела подчеркнуть, что здесь мы говорим не только о политическом участии женщин, но и затрагиваем мужское политическое участие и представительство. Так как в политике играет роль расслоение по возрасту, по социальному статус, по состоянию здоровья и тд, то биологический пол — не единственный критерий для разделения. Влияют абсолютно все факторы и критерии, так как это является либо ресурсом, либо барьером для политического лидерства и представительства, Все компоненты могут как усилить, так и ослабить политическую фигуру. К примеру, влияние оказывает «культурный и социальный капитал», который гласит: если женщина – выходец из семьи политиков, к примеру, то она имеет больше возможностей и преимуществ в этой сфере.

В зависимости от политического режима и системы общества, от его социальных установок и убеждений, формируется определенное отношение к женщине: в одних странах женщина способна быть лишь домохозяйкой, в других странах к ней относятся как к равному члену общества, а в некоторых — более, чем равной.

Какая страна ведёт эффективную политику в этом направлении, с кого России можно взять пример?

Мир движется в сторону сокращения разрыва между мужчиной и женщиной, представленных во всех сферах жизни общества, в том числе и в политической. Это перманентный процесс, который не остановить, его можно сравнить с правами человека. Как только государство ослабляет общественный нажим или происходят катаклизмы, то происходит откат назад.

В определённый отрезок времени в одной географической реалии нельзя судить все страны «под одну гребёнку», так как это пестрая палитра. Хотя исходя из общих аспектов, модель Европы более прогрессивна и успешна на фоне других. Страны Европы используют различные инструменты для сокращения неравенства в политике: урегулирование и уравнение зарплат, нормативные политики и тд. Евросоюз в своих документах фиксирует общую направленность и базовые ценности, а далее каждое конкретное государство следует своей собственной разработанной политике в этом направлении. Эти политики варьируются и зависят от исторических, экономических и культурных факторов, от структуры населения, от демографии и социальной политики страны. Несмотря на то, что скандинавские страны во многом сходятся в своих взглядах и действиях, по отношению к гендерному вопросу их инструменты различаются. Разработка гендерной повестки зависит от степени демократичности государства. В Британии, например, только 60 лет назад отменили закон о том, что только с письменного разрешения мужа женщина может выходить на работу, но это можно объяснить неудачной моделью парламента.

Почему Россия на примере Франции и Германии не вводит квоту для женщин?

Квота — палка о двух концах. Можно и без квот урегулировать законы так, что женщин будет больше во власти. В случае России, где выборы проходят единым списком, с различными мухлежами, возможными при данной системе, что является нашим фоновым знанием, даже если мы представим, что у нас идеальная прозрачная система выборов и введем квоты для женщин, но не укажем, что женщины должны идти в чередовательном порядке с мужчинами в списке, мы ничего не изменим в лучшую сторону. Всегда найдутся лазейки для государства в отношении правового аспекта. Поэтому квотами в России гендерную проблему не решить, потому как в политику попадут только те женщины, которым позволят туда попасть. Ну и, конечно, важно не количество, а качество женщин-политиков.

Необходимо создать социальную базу для реализации женщин в политике, это более эффективный инструмент, чем введение квоты. В России должна быть политика по уходу за детьми, по уходу за взрослыми и больными членами семьи и другая семейная политика, способная привлечь женщин. Интересно отметить, что в советское время с гендерной повесткой хорошо работали. Если посмотреть на структуру женского населения России, то мы столкнёмся с огромным количеством бедных матерей-одиночек, у которых и в мыслях нет заниматься политикой. Более того, участие в политике очень опасно не только для российской реалии, но и для всего мира. Женщина, выбравшая путь политика, обязательно столкнётся с шантажом, угрозами и тд, что порождается политической конкуренции. Особенно этого сложно избежать в авторитарном государстве.

Если это случится, захотят ли россиянки принимать участие в политике?

Во-первых, россиянок очень большое количество участвует в политике. В современном цифровом мире очень сильно меняется структура российского общества под влиянием социального расслоения. Однако для желания и мотивации активно участвовать в политике необходимы ресурсы, которых у россиян и россиянок нет, так как у нас 80% населения если не нищие, то бедные.

Как уже было упомянуто, в феминистских дискуссиях и дискурсах давно появился важнейший тезис о качестве, а не количестве политиков. Например, количество — в России всего 1 из 85 губернаторов женского пола, далее нужно углубляться в детали и изучать качество этого политика. Важный момент – система поглощает структуру. Можно прийти в политику с очень благими намерениями, но столкнувшись с реалиями, придется или адаптироваться и приспосабливаться, чтобы выживать в этой системе необходимо становиться её частью и перенимать на себя качества и характеристики других «обитателей» этой системы, или уходить.

Беседовала Арина Смирнова


Публикации по теме:

Экономические предпосылки Революции достоинства. Интервью со Львом Львовским
Как устроена экономика Беларуси, как она реагирует на политические процессы в стране, и какие сценарии развития возможных в ближайшие месяцы…
«В моем родном городе была улица Сталина, но никого это не волновало»: Эмилия Палонен о том, как политика приходит в городские пространства
Исследователь и преподаватель Хельсинкского университета Эмилия Палонен поделилась мыслями о том, как реализуется политическая коммуникация вокруг нас

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne