Нина Потарская: Война в Украине изменила женщин, а они изменили восток

По Украине 66% переселенцев — это женщины, и, конечно, было заметно, насколько изменилась динамика общественной, культурной и социальной жизни в городах, куда приехало много переселенок. Нина Потарская (Nina Potarska), национальный координатор «Международной женской лиге за мир и свободу» в Украине, рассказала, какие возможности дала война, как женщины меняют города, почему так важно включать их в переговорный процесс, что саму Нину привело в эту сферу и почему, чтобы вдохновиться нужно ехать на восток

Вы национальная координаторка по Украине Международной Женской Лиги За мир и свободу. Расскажите пожалуйста, что сейчас у вас в фокусе работы, какие цели и задачи?

Я работаю с начала 2016 года с Международной Женской Лигой. Большое преимущество этой работы — возможность самостоятельно формировать себе цели. На данном этапе моя цель — это развитие коммуникаций с локальными женскими организациями и создание Женской сети для мира и инклюзивного диалога, над которой мы работаем уже в течение 2 лет.

Одно из направлений вашей работы — это поиск активисток и активных женщин. Интересно, как это организовано на востоке, и какими аргументами и способами вы можете привлечь женщин в активизм?

Сейчас я нахожусь в цикле тренингов для женщин-предпринимательниц в команде общественной организации «Агентство регионального развития Восточного донбасса» : я рассказываю о правах человека, о правах женщин, истоках гендерного неравенства и разных локальных и международных механизмах, которые дают улучшить свое положение. Вся работа у нас проходит в режиме «сквозь собственный опыт». Я говорю о вопросах, которые у женщин часто «подвисают». У них даже нет времени о них подумать, поскольку они слишком много заняты репродуктивной работой, заботой о других. И я достаточно крупными мазками подвожу к мысли, что нужно перераспределить время в сутках, выделив чуть больше на себя.

Как показывает практика, женщина очень мало тратит времени на то, чтобы удовлетворять свои потребности и желания. Очень много посвящают времени семье, заботе о семье, о детях, партнерах, родителях. Когда они действительно в пропорциях замечают, что в их жизни слишком мало себя, где-то к обеду у нас уже наступает переломный дискуссионный момент на тему: «А как же сделать так, чтобы мои интересы во всей общественной повестке были заметны?».

Одна из важных тем, которую вы поднимаете, — это необходимость привлечения женщин к миротворческому процессу. Как бы это могло повлиять на процесс?

Женщины являются в общине, громаде, любом community своеобразным «клеем», благодаря своему опыту взаимодействия с разными социальными институтами. Как известно, на постсоветском пространстве именно женщина является связующим звеном, поскольку именно она ведет коммуникацию с детскими садами, с соц. службами, с больницами, школами. Вся коммуникация репродуктивная, внутрисемейная, происходит именно через женщин.

Женщины являются в общине, громаде, любом community своеобразным «клеем», благодаря своему опыту взаимодействия с разными социальными институтами

Большую часть времени женщины посвящают заботе о близких. И на уровне сообщества это выглядит таким образом, что, даже переселяясь или налаживая быт по новой на территориях, где произошла серьезная деформация социальной инфраструктуры за счет конфликта, именно женщины становятся движущей силой для того, чтобы возобновить работу, найти способы для того, чтобы бытовая жизнь снова стала комфортной. Ни для кого не секрет, что в нашем патриархальном обществе, где все еще существует гендерное разделение труда, разделение по внешней репрезентации, именно женщины отвечают за заботу и опеку.

Конечно, для устойчивости и безопасности сообщества, безопасной коммуникаций, в том числе на личном уровне через навыки налаживания общения, женщины могут закладывать важный прочный фундамент для устойчивого мира. Как правило люди отождествляют мир с личной, экологической или экономической безопасностью, и вот через такие понимания безопасности женщины могут активно участвовать в построении мира. В том числе, перераспределяя нагрузку между продуктивной и репродуктивной работой, иметь больше возможности участвовать в экономической и политической жизни, и на уровне принятия решения в том числе.

Может быть есть какие-то исторические примеры или примеры из вашего личного опыта?

Самый яркий пример, который мы можем отслеживать за последние шесть лет, — когда из больших городов, таких как Донецк и Луганск, на подконтрольную Украине территорию приезжали переселенки, которые пытались организовать для себя комфортную жизнь, как они имели до, но в небольших городах, поселках, селах, и поднимали таким образом стандарт жизни на новом месте. Поскольку статистически по Украине 66% переселенцев — это женщины, то конечно было заметно, насколько изменилась динамика общественной, культурной и социальной жизни в городах, куда приехало много переселенок.

Стали появляться женские пространства, арт-пространства, какие-то новые виды досуга, которые до этого не присутствовали в городах. Увеличилось присутствие женщин на уровне местной политики: молодые активные женщины, которые сами смогли справиться с серьезными вызовами, связанными с войной и переселением, смогли внедрить бесстрашный опыт трансформации собственной жизни на уровне общества.

С наличием минимального внешнего ресурса они могут трансформировать окружающее пространство, опираясь исключительно на себя и женщин вокруг

Конечно, сейчас в эту поездку, в которой нахожусь полтора месяца, я встречаюсь с женщинами из небольших городов, поселков или сел, и знакомлюсь с потрясающими женщинами. С наличием минимального внешнего ресурса они могут трансформировать окружающее пространство, опираясь исключительно на себя и женщин вокруг, тем самым создавая платформы, коалиции, общественные организации. Это выглядит на самом деле потрясающе, потому что за шесть лет я замечаю значительные изменения, и это очень вдохновляет.

Ваш рассказ вызывает улыбку!

Я, на самом деле, когда работаю, очень много улыбаюсь, радуюсь несмотря на то, что иногда тяжело эмоционально. Очень много историй, которые связаны с большими тревогами и переживаниями, страданиями, и потерями как финансовыми, так и человеческими. И все равно в этом всем находятся потрясающие примеры, которые вдохновляют. Если хочется поехать вдохновиться, нужно ехать на восток и смотреть, как люди несмотря ни на что стараются создать лучшую реальность.

Приход женщин в политику изменил политическую повестку?

Мне кажется изменил. Начиная новую деятельность, многие сначала выступают с позиции наблюдательниц, осуществляют мягкий контроль за органами власти, за бюджетами. Потом я вижу, что уверенности становится все больше и больше. Организации, которым 3-5 лет, — уже достаточно активные, меньше зависят от доноров. Они наладили собственные сети и каналы коммуникации, знают, как привлекать средства, умеют мобилизировать ресурсы, коммуницировать и с властью, и с общественностью. Их узнают люди.

Это процессы, они не могут произойти за год-два, но уже за пять лет я вижу положительную динамику, которая очень вдохновляет меня.

Постепенно лидеры, и в первую очередь лидерки этих организаций, начинают выдвигаться в органы местного самоуправления. Это процессы, они не могут произойти за год-два, но уже за пять лет я вижу положительную динамику, которая очень вдохновляет меня. Действительно меняются города, облики городов. Если, например, в городе Старобельск еще не так давно не было пространства для общественных обсуждений, то сейчас там существует прекрасная женская организация «Муза», которая создала кафе и арт-пространство. Она старается проводить мероприятия для города, многое проводится на волонтерских основаниях. Участницы друг другу помогают начинать персональный бизнес: от пекарни до производства одежды, мастер-классов и прочего.

Я вижу, что это действительно активность, формирующая среду. Постепенно подтягиваются другие женщины. Несмотря на то, что это небольшой город, на дискуссию про гендер и феминизм в последний раз пришло около 25 человек. Все меняется прямо на глазах.

Правильно я понимаю, что изменяется и общественное сознание? За счет чего происходят эти изменения на ваш взгляд?

Я думаю, что в первую очередь за счет войны. Война — это много вызовов. Если рассматривать с точки зрения конфликтологии, война — это много потерь, проблем, но и много возможностей для трансформации. Эти трансформации зависят и от внутреннего потенциала, и от способности общества группироваться для решения больших и маленьких задач. Мне кажется, что такая осознанность рождается из большой проблемы.

Такие люди перестают бояться, сомневаться, они понимают, что единственный путь — это двигаться вперед и менять этот мир

Все эти истории перед глазами: люди оставались без домов, близких, представления о том, что же делать дальше. Но ресурсы человека почти безграничны. Если удается находить внутренний стабилизирующий момент, чтобы вырваться вперед или найти людей вокруг, которые дадут силы, то таких людей вообще невозможно остановить. Такие люди перестают бояться, сомневаться, они понимают, что единственный путь — это двигаться вперед и менять этот мир. В этом плане, ситуация, с которой мы столкнулись, принесла много боли и новых возможностей.

Последний вопрос будет немного личным. Вы выбрали очень непростые темы в качестве своей специализации: война, женское и гендерное неравенство. Часто бывает, что за этим стоит опыт, какая-то история. Почему вы стали заниматься этими темами?

Я в женском активизме и правозащите еще с довоенного времени. Первые полгода я была в поиске ответов, поскольку мне не хватало информации о том, что же нам вообще с этим делать. Что-то все куда-то несется, а как я могу стать частью двигателя положительных изменений? Случайно ко мне обратились из благотворительной организации, которая занималась помощью на Востоке, и предложили разместить у себя женщину из Славянска. Так она смогла бы быть вместе с мужем на операции: это было начало осени 2014 года, когда велись боевые действия в Славянске и Краматорске. Мне было сложно отказать человеку в такой ситуации, и для меня это была возможность поговорить и понять немного больше. Все-таки дистанция через СМИ и политизация многих вопросов искажали восприятие, и я пыталась докопаться до истины.

Благодаря Свете, я многое стала понимать. Я начала исследования трансформации повседневности и женского опыта в конфликте. Мне стало понятно из ее рассказов, что это другая реальность, которую мы не знаем и нам не просто ее понять. Это рассказы о реальности: мыслях и чувствах, переживаниях людей в ситуации, из которой они не могут выскочить, потому что попали в непопулярную обвиняемую во всем группу, хотя очень часто эти люди ни в чем не виноваты. Само общество считает, что они должны пострадать и быть наказанными.

В то время было очень много стигматизации по отношению к людям, живущим на Востоке, и к женщинам в том числе. Мне как раз в 14-15 году хотелось показать, что это несправедливое отношение не может привести нас к прекращению конфликта. Должны быть другие пути, и на тот момент я еще слабо представляла, какими они могут быть. Только благодаря тому, что я находилась то с одной, то с другой стороны, на подконтрольной и неподконтрольной Украине территории, мне удалось нащупать общие темы для диалога.

Даже имея разные точки зрения, много обид и ненависти, можно найти точки соприкосновения. Иногда они находятся в текущем моменте, иногда в визуализациях траекторий будущего, которое мы строим. Тут важно понять, с кем мы хотим жить и как мы хотим жить дальше. На потенциале будущего мы сейчас выстраиваем линии соприкосновения с людьми в первую очередь.

Источник фото к публикации


Публикации по теме:

Экономические предпосылки Революции достоинства. Интервью со Львом Львовским
Как устроена экономика Беларуси, как она реагирует на политические процессы в стране, и какие сценарии развития возможных в ближайшие месяцы…
«В моем родном городе была улица Сталина, но никого это не волновало»: Эмилия Палонен о том, как политика приходит в городские пространства
Исследователь и преподаватель Хельсинкского университета Эмилия Палонен поделилась мыслями о том, как реализуется политическая коммуникация вокруг нас

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог