Иллюзия тупика: чем может закончиться белорусская революция

Леонид Гозман считает, что революция в Беларуси имеет шанс победить, несмотря на трудности и разочарования. Не столько, правда, у участников, сколько у наблюдателей. Об этом он рассуждает в колонке для Republic

Facebook-страница Леонида Гозмана

Наблюдение за революцией захватывает почти, как и участие в ней. Революция – битва Добра со Злом. Ненавистный царский чертог штурмуют не ради наживы или роста ВВП – ради правды и свободы. За штурмующими – бескорыстие и самоотверженность, надежда и бесстрашие. Среди них разные люди, но здесь они проявляют свои лучшие качества. Конечно, во главе революционеров могут оказаться негодяи и циники, а систему могут защищать и приличные люди, уверенные – часто не без оснований – что после победы восстания станет еще хуже. Но все это не отменяет моральной правоты и привлекательности людей на площадях – у нас 1991, на Майдане, на площади Тахрир. А сегодня это происходит в Минске и в десятках городах Беларуси.

Минск сейчас — столица постсоветского пространства. На Беларусь смотрят и сторонники Лукашенко и его системы, а таких немало в России, и его противники. Сторонники надеялись, что он разгонит смутьянов, противники – что режим развалится, исчезнет как ночной кошмар. Не случилось пока ни того, ни другого.

И становится тревожно. Да, Лукашенко не может или не решается утопить протест в крови, а других аргументов у него нет. Он может рассчитывать на усталость, выхватывать людей поодиночке и продержаться еще какое-то время. Но управлять находящейся в таком состоянии страной невозможно.

Но и народ не может заставить его капитулировать. Сотни тысяч выходят на площади, несмотря на зверства карателей – люди там, похоже, вообще ничего не боятся! — но к мирным акциям диктатор, кажется, привык. Люди поют: «Стены рухнут!», но они не рушатся от звука труб – подозреваю, и в Иерихоне было не все так просто. У многих из тех, кто сопереживает беларусам, возникает ощущение тупика. Кто-то дает советы, как им надо поступать (этого лучше не делать, на линии огня они, а не мы, призывать рисковать жизнью, находясь в безопасности – не лучшая в этическом плане позиция). Кто-то проводит аналогии с Болотной и Тяньаньмэнь и предрекает героям протеста поражение. А ведь для нас Беларусь – не какая-нибудь далекая Венесуэла, мы действительно очень близки, мы не просто сочувствуем – мы надеемся, что их успех, если они его добьются, возможен и у нас. Поэтому все для нас так значимо.

Положение, действительно, сложное, но не настолько, чтобы впадать в грех уныния. Мы не только недооцениваем мужества и решительности белорусов, необратимости происшедших там ментальных изменений, но и упрощаем ситуацию, сводя все к противостоянию Лукашенко с восставшим народом, не обращая внимания на других участников. А если вспомнить о них, все начинает выглядеть сложнее, логичнее и не так уж и безнадежно.

Наиболее значимыми из тех, кто не представлен на площадях, но заинтересован в результате и от кого он зависит, являются белорусские элиты – бизнес, чиновники, военные, а также, руководство России. Нельзя забывать и о многочисленной диаспоре, которая качественно отличается от диаспоры многих других стран. Из Беларуси уезжали не столько по экономическим причинам, сколько по идеологическим. Диаспора достаточно политизирована и настроена резко против Лукашенко.

Лукашенко выиграть не может. Даже если, не дай Бог, он пойдет на большую кровь и вытеснит людей с улиц, он уже не нужен ни своим элитам, ни Москве, ни миру. Всем выгоден более респектабельный лидер, которому не закрыт въезд в Европу, с именем которого не связано насилие. Над которым, в конце концов, не смеется весь мир – беготня с автоматом в сопровождении вооруженного подростка была, конечно, гениальным PR-ходом! А белорусскому бизнесу совсем не хочется попадать под санкции и терять преимущества моста между Россией и Европой. Поэтому Лукашенко покинет трон, если не под давлением граждан, то по воле Москвы и собственных элит. Москва, при этом, постарается, чтобы форма его отставки не выглядела победой народа — нельзя искушать собственных оппозиционеров привлекательным примером. По той же причине руководство России при всей неприязни к Лукашенко лично – они бы его в тазу утопили – сделает все, чтобы не допустить суда над ним. В общем, у лидера Беларуси скоро будет другая фамилия. Но это не обязательно будет победой революции. Там же не только против нынешнего вождя, но и за новую Беларусь.

Руководство России интересует не судьба Лукашенко, а недопущение победы людей над системой и аннексия страны. И стратегия достижения этого есть. Она не в интервенции, на нее наши власти пойдут лишь в крайнем случае – слишком велика цена. Один только момент – беларусы будут сопротивляться. А значит, к нам пойдут похоронки. Прежде всего — в дома того сужающегося слоя, который остается опорой Путина. Именно их дети и внуки будут исполнять очередной интернациональный долг.

Читать далее

Источник фото к публикации


Публикации по теме:

Элла Панеях: Мы проходим период, в котором сетевые механизмы координации начинают вытеснять иерархические
Элла Панеях проанализировала специфику протестов в Беларуси и Хабаровском крае, которые вопреки многочисленным прогнозам «не сдулись»
«Происходит катастрофа — и наступает предел терпению». Профессор о том, почему белорусы вышли на улицу
То, что сейчас происходит в Беларуси, пытаются как-то объяснить политологи, но интересны не только политические моменты

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог