Революция — это она. Как женщины стали главной силой белорусского протеста

Лукашенко не раз говорил, что общество пока не «созрело» для президента женщины,но именно объединенный оппозиционный «женский» штаб Светланы Тихановской, Вероники Цепкало и Марии Колесниковой неожиданно изменил ход предвыборной кампании. Еще большей неожиданностью для власти стал массовый выход на улицу женщин в белом, чтобы остановить насилие ОМОНа и милиции. Белорусский политолог Валерия Костюгова считает, что эти протесты должны остаться в истории как «женская революция»

Валерия Костюгова, The Insider

До 2015 года в Беларуси на вопрос «может ли женщина быть политическим лидером?» ответом было «нет». На женское политическое лидерство распространялись стереотипы патриархальной культуры, согласно которым женщина-лидер может быть только слабой и манипулируемой фигурой. Эти стереотипы способствовали регистрации Татьяны Короткевич кандидатом в президенты в 2015 году и отчасти препятствовали ее поддержке со стороны оппозиции и гражданского общества, включая даже гендерное движение. Тем не менее, согласно данным опроса Gallup/Baltic Surveys, в ходе голосования «нежелезная леди» Короткевич набрала 19% (около 1 миллиона) голосов избирателей, то есть белорусские избиратели оказались подвержены стереотипам меньше, чем их элиты и контр-элиты.

Выдвижение Короткевич в качестве «умеренного» и «мягкого» альтернативного кандидата на пост президента во многом было обусловлено травматическим опытом выборов 2010 года, завершившихся жестким разгоном протестующих и арестом 7 из 10 претендентов на пост президента, а также Евромайдана 2014 года в Киеве, обернувшегося в итоге конфликтом на Донбассе. Фигура Короткевич как воплощение мирных перемен идеально вписывалась в общественное соглашение «площадь — не для белорусов». Татьяна стала лидером альтернативного голосования, но в тот момент было сложно предположить, насколько важную роль фактор ненасильственного сопротивления сыграет в будущем.

Сегодня белорусские граждане разделяют уверенность в том, что именно Светлана Тихановская является подлинным победителем президентских выборов-2020 и, возможно, уже вскоре мы сможем говорить о преодолении целой группы установок, стереотипов и клише, связанных с темой женского в политике. Да, вероятно, это не вполне рациональное умозаключение, но когда я вижу на фотографии свою дочь вместе с другими девушками, исполняющими «Калыханку» на площади Победы босиком, я полагаю, что в сугубо эмпирическом плане я права.

За минувшие два десятилетия в Беларуси вышло множество публикаций, посвященных гендерным аспектам политики и политического процесса. Зачастую они воспринимались политиками и экспертами как «вспомогательные» в лучшем случае. Это по-своему понятно: в стране, в которой нет политики, в которой попираются права человека как таковые, проблематика политических прав и возможностей женщин воспринимается как своего рода «модернизационный» аванс реальности. Хотите поиграть в политику, дамы?

В Верховном Совете БССР для женщин была установлена депутатская квота 30%. После ее отмены в парламенте было представлено менее 5% депутатов-женщин. В 2004 году президент Александр Лукашенко восстановил для «прекрасного пола» 30-процентную бронь. Бывший депутат Ольга Абрамова охарактеризовала эту практику как положительную дискриминацию, подчеркнув, что именно мужчины предоставляют возможность женщинам участвовать в управлении и сами определяют потолок их карьерного роста. И то обстоятельство, что многие доросли до этого потолка, лишь подчеркивает факт его жесткого наличия: Лукашенко обставлен «прекрасным полом» со всех сторон, есть у него и женский эскорт, и своего рода «интеллектуальный ОМОН» в лице пресс-секретаря Натальи Эйсмонт, председателя Совета Республики Национального собрания Натальи Кочановой и главы ЦИК Лидии Ермошиной.

Главе ЦИК принадлежат изречения о том, что место женщины не на площади, а на кухне (протесты 2010 года), о том, что «женщина по своей природе аполитична» (2016), а также следующая сентенция: «Несмотря на то, что я женщина, считаю, что мужчины гораздо более креативны. Работа президента — работа творческая, это способность к неожиданным и очень смелым решениям. Женщины более осторожны, склонны к консерватизму и вряд ли готовы к неожиданным решениям. Когда женщина совершает нечто нетипичное для женщины, это скорее аномалия, а не норма» (президентские выборы 2015). Ермошиной вторит Лукашенко. В конце мая 2020 года он заявил, что белорусское общество пока не «созрело» для избрания президентом женщины, и «спрогнозировал», что на выборах победит мужчина. Он убежден, что белорусская конституция написана «не под женщину», так как по основному закону президент обладает сильной властью.

Уже в начале июня некоторые из экспертов логично предположили, что Лукашенко постарается вывести из игры основных противников — Виктора Бабарико и Валерия Цепкало — и де-факто будет конкурировать с женщинами — Светланой Тихановской и Анной Канопацкой. Таким образом он сможет повторить успех «самых спокойных» выборов 2015 года. Но «эффект оракула» сработал совсем не так, как предполагали люди, принимающие решения. Создание объединенного штаба Светланой Тихановской совместно с женой Валерия Цепкало Вероникой и координатором кампании Виктора Бабарико Марией Колесниковой оказалось весьма успешным тактическим ходом. Официальный пикет Тихановской, проведенный 30 июля в Минске, стал самым массовым митингом в Беларуси с 1991 года. Тройке женщин удалось вдохнуть в белорусов веру в силу их голоса, в их право не подчиняться грубому нажиму. И дать новую ролевую модель, образец для подражания, элемент героической национальной саги.

Читать далее


Публикации по теме:

Элла Панеях: Мы проходим период, в котором сетевые механизмы координации начинают вытеснять иерархические
Элла Панеях проанализировала специфику протестов в Беларуси и Хабаровском крае, которые вопреки многочисленным прогнозам «не сдулись»
«Происходит катастрофа — и наступает предел терпению». Профессор о том, почему белорусы вышли на улицу
То, что сейчас происходит в Беларуси, пытаются как-то объяснить политологи, но интересны не только политические моменты
Екатерина Шульман: Общая проблема авторитарных режимов – отсутствие контакта с реальностью
Екатерина Шульман рассказала о развитии ситуации в Беларуси, ключевом факторе массовых протестов и выводах для России

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne