«Культурные отношения — это не политический медовый месяц»: Доменико Валенца о взаимоотношениях ЕС и России в области культуры

Культура — одна из немногих сфер взаимодействия Европейского Союза и России, не пострадавших от санкционной политики. Политическое напряжение не в силе остановить межкультурный обмен знаниями и предметами искусства. Зато пандемия коронавируса может. Исследователь культурной политики и политический аналитик по делам ЕС Доменико Валенца рассказал об особенностях европейско-российского культурного диалога: региональном современном искусстве, цифровизации контента и внимании к голосам народа

На каких принципах строятся культурные взаимоотношения России и Европейского Союза?

Базис культурных отношений ЕС и России — Соглашение о партнерстве и сотрудничестве 1994 года (PCA). Культура упоминается в Статье 1, как пространство для кооперации, основанное на взаимной выгоде, ответственности и поддержке. Статья 85 устанавливает, что, среди прочего, культурное сотрудничество связано с архитектурным наследием, обменом работниками сферы культуры, и переводом литературных произведений.

В 2005 приняли новый пакет из четырех «дорожных карт» по четырем общим пространствам. Четвертое пространство — образование и культура. Соглашение поспособствовало развитию программы сотрудничества по продвижению художественных и культурных проектов панъевропейского измерения.

После вхождения Крыма в состав России, ЕС значительно пересмотрела взаимоотношения. Постоянный диалог с российскими партнерами заморозили, но контакты между людьми и приграничное сотрудничество остались. Пятый руководящий принцип, принятый Советом по иностранным делам в 2016 году, подтвердил приверженность ЕС прежней внешней политике в области культуры.

По вашему мнению, какие культурные проекты были и остаются самыми значимыми и успешными?

В культурные отношения между ЕС и Россией вовлечено множество акторов. В конце 2000-ых Делегация ЕС в Москве проявила очень важную инициативу: провела три тематических конкурса для массовых проектов в рамках Партнерской программы институционального сотрудничества ЕС-РОССИЯ (IBPP). Опыт недолгий, но, на мой взгляд, похожую регулярную программу поддержки культурного сотрудничества стоит запустить сейчас.

Современный, но ограниченный пример — приграничное сотрудничество ЕС. Регионы России участвуют в восьми приграничных программах, а также в Балтийском регионе. В большинстве из этих программ рассматриваются приоритеты, связанные с культурой, но у очень немногих четко выраженный культурный аспект.

Помимо деятельности Представительства ЕС в России и сети Российских центров культуры и науки, я бы также упомянул проект «Немосква», запущенный в 2017 году Российским государственным центром современного искусства при поддержке Министерства культуры России. Немосква также является партнером Представительства ЕС в России, бельгийского Центра изящных искусств Bozar и Фонда Потанина. Проект направлен на укрепление диалога между деятелями культуры и художниками. Немосква демонстрирует региональное современное искусство в России и за ее пределами. За время моих исследовательских поездок я ни один раз поразился культурному разнообразию России, поэтому я думаю, что это своевременная инициатива. Россия — это действительно намного больше, чем Москва!

Как бы вы могли охарактеризовать культурные взаимоотношения до пандемии COVID-19 и сейчас?

Повлияв на правила игры во всем мире, пандемия драматически изменила мир международных культурных отношений. Из-за мер, принятых для замедления роста новых случаев заражения Covid-19, национальные культурные институты были вынуждены закрыть офисы и приостановить свою деятельность. Проекты международного сотрудничества по всему миру были отменены, отложены или переведены в онлайн-форматы. Во многих случаях это привело к серьезной потере дохода и значительному сокращению будущих планов.

Чтобы справиться с существующими проблемами, нужен способ двигаться вперед. Модным словом в секторе культуры стала цифровизация: существующий контент перевели в цифровой формат. Хороший пример, в котором я участвовал в качестве зрителя в октябре прошлого года, – Кинофестиваль: 7 дней кино Нового Востока онлайн от The Calvert Journal. На фестивале бесплатно показали семь фильмов независимых кинематографистов постсоветского региона, Восточной Европы и Балкан.

Во многих отношениях цифровизация предоставляет новые возможности для доступа к контенту. Чем больше мы осознаем ее потенциал, тем выше вероятность того, что некоторые гибридные проекты, сочетающие онлайн- и офлайн-настройки, останутся в мире после Covid-19.

Какие изменения спровоцируют в ближайшее время новые санкции? Можно ли сказать, что ЕС и Россия вступают в другой тип отношений?

Мой прогноз остается мрачным, потому что обе стороны не проявляют особого интереса к пониманию логики друг друга. Среди переменных, которые могут повлиять на отношения: позиция Байдена по поводу России (и Китая), дальнейшая нестабильность в соседних странах и, конечно же, то, как будет выглядеть мир после Covid-19, и кто выйдет из пандемии победителями и проигравшими.

ЕС и Россия находятся во взаимном антагонизме после Украинского кризиса и присоединения Крыма. Но то, что произошло на Украине, было скорее кульминацией, чем началом процесса, который начался несколько лет назад. Я имею в виду 2011 год, когда восстановление регионального лидерства России — включая культурное измерение этого лидерства — стало главной целью третьего президентства Владимира Путина. В 2011 году статью Путина в «Известиях» мы должны были воспринимать не как последнее рычание приходящей в упадок нации, а как сигнал о том, что стабильность на нашем общем европейском континенте может измениться навсегда.

Мы знаем, чем все закончилось. Чтобы противостоять этой новой реальности, ЕС адаптировал тон своей внешней политики: в Глобальной стратегии 2016 года Союз представил мир как более «связанный, спорный и сложный». Секьюритизация стала обычной дискурсивной практикой на уровне ЕС, включая, но не ограничиваясь, политикой по отношению к России. Например, в сферах стратегической коммуникации и дезинформации.

Что вы могли бы посоветовать европейским лидерам для расширения культурного сотрудничества? Есть ли нереализованный потенциал?

Во-первых, я думаю, мы должны договориться о том, как мы определяем «культурное сотрудничество». Государства могут говорить о культуре в международных отношениях несколькими способами. Наиболее распространенная практика — демонстрация: я еду за границу, организовываю мероприятие и показываю, как мы, итальянцы, умеем готовить пасту, проектировать скутеры или исполнять оперу. Упражнение нормальное, если это только одна из многих инициатив в культурной программе. В противном случае существует риск превратить иностранную аудиторию в пассивных получателей послания, придуманного в другом месте.

Когда культурное сотрудничество признает и принимает различия — это уже другая история, и в этом заключается нереализованный потенциал. В то время как демонстрационные упражнения говорят: «Посмотри, какой я классный», посредством совместного творчества мы обращаем внимание на других и делаем выводы из диалога. Мы признаем свободу воли, культуру и ценности другого, не заявляя о превосходстве нашей модели.

Важно отметить, что обращаться к культурным отношениям не значит отрицать политические различия. Культурные отношения — это не политический медовый месяц. Разногласия остаются на международном уровне. Культурные отношения выходят за рамки существующих разногласий и дают возможность прислушаться к голосам многих других жителей страны, которых — давайте не будем забывать — всегда намного больше, чем в правительстве. Речь о понимании повседневной жизни людей, страсти и борьбе. Невозможно понять сложность мира, если мы не готовы слушать эти голоса. Это даже в некотором роде опасно: чем лучше мы считываем неизвестное, тем вероятнее не будем интерпретировать предстоящие события через нашу, казалось бы, работающую, но довольно неэффективную линзу. С этой точки зрения, отказ от этой линзы и деколонизация нашего мышления — гораздо более разумный вариант.

Беседовала Полина Клочко


Публикации по теме:

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог