Переписывая законы

Перевод законодательства в машиночитаемый вид открывает колоссальные возможности для мира. И все же, считают британские эксперты, осуществить переход от прежних юридических практик к машиночитаемому законодательству будет крайне трудно. Есть принципиальные политические вопросы, которые предстоит решить прежде чем переписывать законы

Идея

Законодательство сегодня — это свод правил, в рамках которого действуют правительство, бизнес и общество. Каждая из этих сторон трактует правила по-своему, исходя из своих потребностей, для чего нанимают лиц, занимающихся этим профессионально. Эти лица взаимодействуют на специально созданных площадках, производя новые решения, дополняющие и развивающие существующие правила.

Столь вариативное правовое поле сильно ограничивает потенциал цифровизации госуправления уже сегодня. Со временем ситуация только ухудшается, так как законодательство, пытаясь адаптироваться к новым условиям, ускоренными темпами наращивает количество правил, снижая их качество и связность между собой. Возможный выход из этой противоречивой и ухудшающейся ситуации — изначальное написание «правил игры» таким образом, чтобы они укладывались в логику машины.

Техническое решение

В начале 2018 года в Новой Зеландии провели трехнедельный эксперимент, в ходе которого переписали два закона как программный код. Это закон о льготах по тарифам (регулирует налоговую скидку для тех, кто владеет домом, имея низкие доходы), и Закон о праздниках (гарантирует четыре недели отпуска в году).

Свою работу команда Novell LabPlus разбила на три этапа: детальный разбор существующих административных процедур, создание «псевдокода», который, по сути, является техническим заданием для разработки ПО, и собственно, написание самого машинописного закона.

Например, определение того, имеет ли человек право на субсидирование ставок, выглядит так

1. Законодательство

Лицо имеет право на субсидирование ставок, если на соответствующую дату:

  • человек является тарифным плательщиком; а также
  • имущество, за которое оплачиваются ставки, является жилой недвижимостью; а также
  • собственность является обычным местом проживания тарифного плательщика.

2. Псевдокод

Лицо имеет право на получение субсидии ставки для имущества, только если верно следующее на соответствующую дату:

  • Человек является налогоплательщиком по этой собственности
  • Собственность является жилой недвижимостью
  • Собственность является обычным местом жительства человека.

3. Программный код

  • is_eligible = False
  • if is_ratepayer and is_residential_property и normal_place_of_residence:
  • is_retirement_subsidy = False
  • is_eligible = True

Для того, чтобы связать все ключевые ключевые понятия и отношения между ними, разрабатывались концептуальные модели.

А для принятия решения — модели, представляющие собой дерево вопросов, требующих ответа.

Результаты исследования были презентованы на саммите «Digital Nations 2030», использовались для участия в хакатонах на Techweek 2018. Новозеландские эксперты исполнены оптимизма, говорят о работе над законодательством совместных групп из разных специалистов, и прогнозируют, что работа в машиночитаемом правовом поле позволит государственным служащим проверять влияние политики еще до ее реализации. По мнению участников новозеландского эксперимента, эта работа могла бы быть делегирована неправительственным аналитическим центрам, что повысило бы прозрачность и подотчетность правительства. Ведь требования к последним будут только возрастать по мере использования искусственного интеллекта, и если законодательство не будет представлено в виде машиночитаемого кода, то обеспечить мониторинг и подотчетность принятия правительством решений будет практически невозможно.

Политические ограничения

Несмотря на то, что вопросы машиночитаемых законов поднимались еще на первой Национальной конференции по законодательству и электронике в Калифорнии в 1960 году, эксперимент LabPlus все еще остается одним из немногих в этом направлении. Причины этого можно понять, ознакомившись с британским исследованием «Regulatory Technology: Replacing Law with Computer Code». В нем говорится о том, что прежде чем «переписывать» законы потребуется провести большую политическую работу со всеми участниками рынка.

Для начала регулятор должен быть легитимизирован мандатом от демократически избранного парламента, который формирует систему эффективной подотчетности (возможно с участием других органов). Ведь если процесс перевода законодательства в машиночитаемый вид жестко не контролировать, то легко упустить отдельные проблемы в частности и ситуацию целиком.

Во время консультаций правительства с рынком обязательно возникнет проблема, что лучше финансируемые участники имеют больше возможностей для более активного участия в процессе обсуждения и соответствующего влияния на принятые решения.

Есть риск, что в ходе консультаций может появиться спрос на саморегуляцию со стороны рынка. В этом случае эксперты рекомендуют регулирующему органу сохранять лидерство, полученное после кризиса 2008–09 годов, потому что только так можно обеспечить приоритет общественного интереса над частным.

С высокой вероятностью регулятор столкнется с тем, что различные участники рынка имеют разные взгляды на происходящее, и их противоречивые требования будет трудно совместить. Задача регулятора – не сдаваться и искать компромиссы. После их достижения вся рабочая процедура должна быть справедливой, доступной и открытой. Как на этапе формирования политики, так и написания регламента, и его принудительного исполнения.

Надо отдавать себе отчет, что оценка экономической эффективности часто конфликтует с социальной, поэтому будет трудно определить однозначные критерии успешности проектов, а значит с высокой вероятность регулятор будет подвергнут критике, в т.ч., несправедливой.

Это всё определяет высокие требования к топ-руководителям цифровых проектов, которые должны гарантированно обладать как техническими знаниями, так и компетенциями, позволяющими им реализовывать проекты в рамках демократического мандата и с приоритетом общественных интересов.

На рынке существует много разных IТ-систем, поэтому внедрение машиночитаемого законодательства может повлечь дополнительные затраты игроков, в т.ч., неспособных это оплатить. Этот вопрос должен быть решен заранее, в противном случае есть риск потерять малый и средний бизнес.

Хотя машинные алгоритмы могут быстрее выявить закономерности в данных, чем аналитики-люди, отказ от благоразумия последних был бы большой ошибкой. Эксперты подчеркивают, что люди должны иметь право принимать решения на всех этапах процесса и не бояться это право реализовывать.

Перевод законодательства в машинописный вид потребует высокой детализации правил, что может привести к снижению адаптивности системы, сокращению конкуренции и другим негативным последствиям. Современные технологии все еще не позволяют ответить на вопрос о том, как найти баланс между гибкостью, рождающей двусмысленность и неопределенность, и подробной стандартизацией. Поэтому внедрение практики машиночитаемости целесообразно начинать вводить для «старых» законов, в основе которых лежат устойчивые расчеты и операционализируемые правила, и в рамках экспериментов, сопровождающих новые технологии. И уже после, проанализировав этот опыт, распространять его на остальные нормативные акты.

Евгений Хан


Публикации по теме:

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог
escort eskişehir escort samsun escort gebze escort sakarya escort edirne