Проект «Время женщин»: лучшее за 2020

12 января 2021

Резюмируем наши лучшие публикации о женщинах-политиках, гендерном неравенстве и ценности женского опыта в военных конфликтах

Что нужно ЕС для гендерно нейтральной политики?

По данным Европейского института гендерного равенства, вовлеченность женщин в политику Европейского Союза остается низкой: в 2019 количество женщин в министерствах, парламенте или региональных ассамблеях не превысило 30%. Мужчин же стабильно 70% и выше. Несмотря на то, что с каждым годом средние значения увеличиваются, потенциал путей решения не исчерпан. По опыту разных стран, в том числе и европейских, для достижения гендерного равенства во властных кругах нужно усовершенствовать электоральные механизмы и заинтересовать всех вовлеченных акторов.

В избирательной системе полезны квоты и регулируемые списки. Оказывается, позиция в бюллетени очень важна: если женщины-кандидаты в конце списка, то квота поможет лишь номинально. Чтобы избежать отрицательной репрезентации, в Швеции ввели систему «застежки»: мужские и женские имена должны чередоваться. Помимо списков, с квотами можно сочетать большие округа или пропорциональную избирательную систему.

Регламентация избирательных кампаний — это эффективно, но в более крупных масштабах мало. Прежде чем стать управленцами, женщины пробиваются в политику. Процесс медленный: мешают гендерные предрассудки. Побороть неравенство в состоянии только команда заинтересованных лиц: партии, медиа, национальные и общеевропейские институты, НКО.

Партии и НКО в странах ЕС запустили множество инициатив по общественному просвещению, повышению навыков женщин и построению комьюнити. В Чехии существует программа менторства между чешскими политиками женщинами и скандинавскими. В Дании в 2009 году Женский Совет лично помогал организовать встречи с избирателями одной женщине из каждой партии в каждом округе. В Польше в рамках проекта «I am the boss» молодые женщины 17-19 лет из сельской местности и городов проходили тренинги, чтобы развить лидерский потенциал и навыки.

Полную публикацию читайте по ссылке ниже:

Мелкие чиновницы на российской арене

Если в ЕС 30% во власти, то в России такой же процесс женщин доходит до избирательной кампании в регионах. Побеждает около 2%.

Согласно докладу Трансперенси Интернешнл, женщины редко занимают руководящие должности и зарабатывают более чем в 2 раза меньше, чем коллеги мужского пола. Даже в Швеции, где женский политический активизм приветствуется, существует дефицит женщин-управленцев. По словам Памелы Кампа из Стокгольмской школы экономики, «в то время как 45% членов парламента и свыше 50% министерских постов представлены женской половиной, в этой стране женщина ни разу не была избрана премьер-министром».

В России чиновницы обитают на нижних уровнях политической иерархии: женщин приглашают для статусности и имиджа, а для разрешения серьезных вопросов есть властные мужчины. По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), 78% россиян положительно реагируют на женщин-политиков, так что авторитет государственных органов растет и внутри страны, и на международной арене.

Женщина должна быть в два раза лучше мужчины, чтобы получить руководящую должность. Поэтому их там меньше. И потом, у женщин тоже укоренился стереотип, что в семье должен работать мужчина, а задача женщины — дом обеспечивать. Но это потому, что женщины получают меньше.

Полную публикацию читайте по ссылке ниже:

Камала Харрис — женщина в политике

Яркий пример политика 2020 года — американский вице-президент Камала Харрис. Харрис умеет оценивать политическую ситуацию и адаптироваться: сначала обвиняет Джо Байдена в пособничестве расовой сегрегации, а через время присоединяется к его команде.

В политику первого американского вице-президента-женщину привели материнское воспитание и интерес к гражданским правам темнокожего населения. Начинала с окружного прокурора Окленда в Калифорнии, затем повысилась до прокурора Сан-Франциско. Американцам понравилась политическая хватка Харрис, и они поддержали ее кандидатуру на пост Генерального прокурора Калифорнии, потом сенатора Конгресса.

Заинтересованность Байдена в коллаборации с бывшим конкурентом очевидна: богатый послужной список и женский пол.

согласно опросу компании Axios, для 43% чернокожих женщин, 47% умеренных демократов и 40% либеральных, присутствие Харрис в гонке стало решающим.

Полную публикацию читайте по ссылке ниже:

Принципы медиа сексизма

На Камалу Харрис, как и на других женщин-политиков, оказывает давление медиа среда. Основные характеристики медиа сексизма завязаны на освещении политиков в СМИ.

Прежде всего, женщины малоинтересны новостным изданиям: их редко зовут на передачи или освещают в эфире. Во время выборов в Хорватии при гендерно нейтральных списках только 20% женщин «появлялись в медиа». От такой мизерной репрезентации страдают сами кандидатки: электорат ничего толком про них не знает.

Классификация тем на «мужские» и «женские» усиливает неравенство. Экономика или вооружения всегда на слуху и обсуждаются исключительно с мужчинами. Женщинам оставляют более народные сферы: «здравоохранение, образование, культура и экология». В итоге электорат считает, что у женщин нет позиции по острым проблемам.

Сегрегация тем — следствие гендерных стереотипов. Когда речь о женщинах, СМИ делают упор на внешний вид и социальный статус. Медиа демонстрируют материнство как обузу для эффективности, приписывают фиктивные романы, обвиняют в том, что «не как все». Экс-премьеру Канады Ким Кэмпбелл досталось, потому что дважды развелась и не родила.

Многих женщин-политиков медиа представляют, как некомпетентных: на них рисуют карикатуры, для публикаций выбирают непрофессиональные фото.

Так как избиратели не видят женщин политиков на телеканалах, они не знают их и не готовы за них голосовать. Подрывает доверие избирателей и негативная репрезентация женщин в СМИ. Медиа сексизм убивает политические амбиции женщин и негативно влияет на мотивацию партий привлекать больше кандидаток: раз пострадав от негативной репрезентации, они с меньшей вероятностью будут выдвигать женщин.

Полную публикацию читайте по ссылке ниже:

Послевоенная безопасность для женщин

В Совете Безопасности ООН резолюцию против гендерной дискриминации в постконфликтный период приняли еще в 2000 году. Применение — исключительная прерогатива национальных правительств. По документу послевоенные власти обязаны закреплять права женщин в конституции и обеспечивать равные избирательные права.

Успех имплементации в странах разный: в ЕС специалистки в сфере безопасности приветствуются, а в азиатских и африканских странах правительства держат женщин подальше от военных переговоров. За счет ограничения вовлеченности женщин, государственные власти вредят сами себе: особый женский опыт и место в общественной структуре полезны при резолюции конфликта. В частности, когда речь о насилии или женском здоровье, только женщина может представлять интересы 50% населения. Если женщины довольны своими представителями, то отнесутся лояльнее к властям и их решениям, что немаловажно при послевоенной нестабильности.

Исследование Женевского института международных отношений и развития в рамках проекта «Расширение участия в политических переговорах и реализации» показало, что рост числа женщин в команде переговорщиков положительно влияет на шансы заключения перемирия… Аня Папенфус отмечает, что у заключенного мира есть на 35% больше шансов выдержать дольше 15 лет, если участвовала женщина.

Полную публикацию читайте по ссылке ниже:

Интервью с Ниной Потарской

Об особом месте женщины в конфликте нам рассказала Нина Потарская, национальная координаторка по Украине «Международной Женской Лиги За мир и свободу».

По словам эксперта, женщин мало интересует собственные нужды: они растворяются в детях, партнерах, родителях. На постсоветском пространстве женщина отвечает за связь своей семьи со всеми государственными институтами: начиная от школ, заканчивая социальными службами. Женщины склеивают общественную структуру, поэтому в разрушенном послевоенном обществе устраняют бытовые деформации. Заботятся и опекают, обеспечивают комфорт на родине и на новом месте жительства. Переселенки трансформируют пространства, создают новые виды досуга и общественные организации, мониторят деятельность местных властей.

Все эти истории перед глазами: люди оставались без домов, близких, представления о том, что же делать дальше. Но ресурсы человека почти безграничны. Если удается находить внутренний стабилизирующий момент, чтобы вырваться вперед или найти людей вокруг, которые дадут силы, то таких людей вообще невозможно остановить. Такие люди перестают бояться, сомневаться, они понимают, что единственный путь — это двигаться вперед и менять этот мир. В этом плане, ситуация, с которой мы столкнулись, принесла много боли и новых возможностей.

Полную публикацию читайте по ссылке ниже:


Публикации по теме:

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог