Мария Фрейтас об исследовании миллениалов в 22 странах мира

21.01.2021

Миллениалы — это двойственное поколение. С одной стороны, медиа называют их политически пассивными, тогда как ученые говорят об отсутствии связи с политиками. Проект Фонда Европейских Прогрессивных Исследований (FEPS) — попытка выяснить правду о политической активности Миллениалов. Мы поговорили со старшим политическим советником FEPS Марией Фрейтас о молодежи и европейском голосовании, различиях поколений и разделении Европы на Западную и Центрально-Восточную

Миллениалы, кто они?

Медиа часто характеризуют поколение Миллениалов очень отрицательно. Тех, кто родился с 1980 по 2000, в возрасте от 15 до 35, называют ленивыми, апатичными, политически неактивными, а иногда даже неспособными попасть в урну для голосования. Говорят, что это поколение, незаинтересованное в собственных избирательных правах. Именно такие суждения заставили FEPS и партнеров по всему миру посмотреть, как можно улучшить взаимоотношения Миллениалов с политикой и политики с ними.

Как вы проводили исследование над Миллениалами с технической точки зрения? Какую выбрали методологию?

Сперва мы решили запустить пилотный проект с экспертами из Центра Американского Прогресса, нашими коллегами из США. Совместно мы сгенерировали вопросы для исследования. Мы организовывали мозговые штурмы с релевантными стейкхолдерами из Брюсселя и не только, чтобы выявить проблемы, темы, над которыми мы бы хотели поработать.

После этого мы сделали пилотные опросы в Польше, Италии и Германии. Идея оказалась настолько удачной, что мы провели опросы в 22 странах мира.

Millenial dialogue on Europe report. FEPS. Источник

Мы организовывали фокус группы из молодых резидентов каждой страны. У нас была репрезентативная выборка, в которой были и жители севера страны, и юга, и запада, и востока. Учитывали мы и доход, образование, возраст, гендер. Скажем, 12 молодых людей из разных уголков государства. Потом, мы задали участникам вопросы по темам, которые мы приготовили заранее, чтобы оценить, интересно ли будет использовать эти темы в количественном исследовании. Количественными методами занимались сервис-провайдеры. С ними мы поделились списком вопросов. Суммарно мы проанализировали мнения 1000 респондентов в каждой стране. Этот глубокий и богатый исследовательский процесс позволяет нам с уверенностью говорить о качестве данных и всего анализа.

Недавно мы запустили еще один проект. В ноябре 2018, перед европейскими выборами в мае 2019, мы разработали новый список вопросов, посвященный ожиданиям Миллениалов от Европейского проекта, европейской интеграции и так далее.

Millenial dialogue on Europe report. FEPS. Источник

Почему вы думаете, что сейчас важно изучать политическое поведение Миллениалов?

Почему стоит выявить ожидания и надежды этого поколения? Здесь важна демография. Миллениалы имеют значение не только из-за своей численности. Это поколение, которое нужно вовлечь в избирательный процесс, интегрировать в демократическую структуру. Поэтому мы решили поработать с этим поколением и узнать его лучше. Еще важны и особенности Миллениалов, их черты. На это поколение оказал сильное воздействие экономический кризис 2008 года. Кризис отложил формирование многих маркеров зрелости, таких как покупка дома, создание семьи, рождение детей. С другой стороны, Миллениалы более образованы, чем предшественники. Миллениалы дружат с электроникой, у них друзья по всему миру. Все это политики должны учесть, чтобы соответствовать желаниям этого поколения.

Спасибо за такую детальную характеристику Миллениалов! Вы сказали, что проводили исследование в разных уголках Земли. Есть ли контекстуальные различия между Миллениалами?

Первоначально, мы сфокусировались именно на Европе. Конечно, есть различия между Центрально-Восточной Европой и Западной: европейцам Центрально-Восточного региона нужна забота, доступ к социальному обеспечению; они хотят лучшего будущего. Эти ожидания так глубоко укоренились, ведь зарплаты и социальные условия в регионе не такие, как в Западной Европе. И в самом недавнем опросе, проведенном накануне европейских выборов, мы увидели, что страны Юга, в частности Испания и Португалия, выделяются с точки зрения солидарности. Пример: что касается восприятия миграции и иммиграции, они оказались более открыты к прибытию мигрантов.

Данные по отдельным контекстам более детальны. Например, у Германии есть свои особенности из-за политического контекста. Но в регионах, во всех странах, Миллениалы выразили желание участвовать в принятии решений, иметь влияние.

В тему о региональных особенностях, какие типы политического участия выбирают Миллениалы в разных странах, традиционные или нетрадиционные? Я знаю, что режим может воздействовать на свободу волеизъявления.

Мы проводили опросы в странах, где демократические процессы имеют значение, а свободные и честные выборы хорошо работают. В процессе исследования мы заметили, что Миллениалы очень хотят участвовать в политике и даже сами подбирают каналы, которые позволят им воздействовать даже больше. Например, они говорят: «Социальные медиа — это интересно, но мы хотим высказываться не только там. Нам нужен двусторонний диалог с политиком, который, к счастью, будет больше нас представлять». Они проявили интерес к онлайн-голосованию, и в целом хотят облегчить избирательный процесс.

Что касается регионов, мы не заметили различий в инструментах политического участия. Миллениалы очень хотят быть вовлечены, влиять на политические решения, не просто быть одноразовым средством в демократической процедуре, затем просто отложенным на следующие 4 года.

Какие партии больше преуспели в коммуникации с Миллениалами, партии мейнстрима или радикальные?

В опросе мы не спрашивали о радикальных партиях, но говорили о партиях мейнстрима. Что касается радикализации, мы видим в медиа и даже в недавних европейских выборах, что радикалы в некоторых случаях очень хорошо мобилизуют поколение Миллениалов. Но что показало наше исследование, так это что партии мейнстрима, а точнее прогрессивные, воспринимаются как компетентные, профессиональные, но неспособные эффективно коммуницировать с Миллениалами. Прогрессивные партии воспринимаются положительно, но им нужно сделать еще один шаг в коммуникации.

Каким может быть этот дополнительный шаг?

Каким? Есть множество вариантов. Миллениалы жаждут политического лидера, который вдохновляет, разделяет их видение будущего. Политикам следует поспособствовать этому видению. Политические партии могли бы создать специализированные группы или локальные партийные отделения. К примеру, юную особу может интересовать климатическая политика, и именно в этом направлении она будет работать в политической партии. Видение лидерства и вовлеченность на местном уровне — это 2 рабочие идеи.

В завершении не могли бы вы рассказать о самых запоминающихся выводах проекта?

Меня впечатлило, что Миллениалам все еще сильно близка Европа и весь Европейский проект. Это особенно заметно в их восприятии идентичности. Прежде всего Миллениалы — европейцы, а потом уже граждане своей страны. Об этом говорит явка на последних европейских выборах, где доля младших Миллениалов, от 18 до 25, значительно возросла. На выборы пришло 52%, историческая цифра. Поколение Миллениалов проевропейски настроено, но это не значит, что согласно на статус-кво. Европейский проект должен соответствовать ожиданием Миллениалов. Вот, если коротко, о самом главном и положительном сообщении проекта.

Беседовала Полина Клочко


Публикации по теме:

Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог