Обзор книги Нади Урбинати о популизме

31.01.2021

Популизм — продукт демократизации XIX века. В ответ на дефекты представительной демократии популизм нашел выход из экономического неравенства и олигархического доминирования, провозгласив власть народа. Однако популисты превозносят только его часть. Радикализация народных волнений может как привести к перерождению режима, так и к демократической формы управления. В книге о трансформации демократии популистскими идеями Надя Урбинати рассмотрела оба варианта развития событий

Книга политолога из Колумбийского университета Нади Урбинати «Я народ: как популизм трансформирует демократию», — это новый взгляд на общепринятые черты популизма. В медиа популизм ассоциируется с «консервативным национальным» подходом к государственному управлению, анти-элитарными движениями и правым национализмом. Сразу всплывает в памяти Лига Севера Маттео Сальвини или Национальное объединение Марин Ле Пен. Нельзя сказать, что журналисты не правы, но определенно упускают, что популизм — это риторическая конструкция с положительным и отрицательным значениями.

Популизм: истоки

Хотя мы много слышим о западном популизме, родом он из Латинской Америки. За последнее десятилетие феномен распространился по всему миру, объединяя народ против ухудшения уровня жизни и «политического влияния».

Надя Урбинати выделяет следующие причины популистских волнений: рост социо-экономического неравенства в обществе и растущая роль олигархов. В противовес негативным эффектам демократии и рыночной экономики рождается стремление вернуть истинную демократию, власть народа.

Популизм постепенно трансформируется в обобщающее понятие, под крылом которого укрываются как «националисты-ксенофобы», так и «критики неолиберальной политики». В Британии политики начинают ассоциировать популистов с любым «оппозиционным движением», тогда как в противовес ставят «управляемость» или «демократическую политику».

Двуликий популизм

Популизм прозвали «нелиберальной демократией» неспроста: есть эмпирические доказательства. При подходящей возможности в лице пандемии коронавируса венгерский популист Виктор Орбан расширяет свои властные полномочия. Пока в стране действует чрезвычайное положение премьер может приостанавливать законы и «отступать от законодательных предложений», что одновременно приостанавливает фактическое разделение властей, один из столпов демократии.

Проблема в том, что популизм многолик: он может как привести к альтернативной демократической форме правления, так и к укоренению фашизма. Рассмотрим оба варианта.

Популизм — нацистское движение 21 века

Основной пункт стратегии популистов — прямая связь между народом и представляющим их лидером. В отличие от традиционных политиков, общение популистов с электоратом выходит за рамки новостных сводок или местных партийных организаций. Например, бывший венесуэльский президент Уго Чавес провел «более 1500 часов» на телевидении в рамках собственного политического шоу.

Популисты знают, что всем угодить невозможно, поэтому нацелены на большинство, способное поверить, что лидер «воплощает голос народа». Само решение быть частью группы или оппозицией демократично, но популизм его коверкает. Популисты делят членов и аутсайдеров на «хороших» и «плохих», «настоящих» и «неправильных». Таким образом, про-популистское относительное большинство фиксируется и становится «владельцем» политических процедур и культуры. Электоральный принцип абсолютного большинства заменяется доминированием «угодных». На этом этапе вспоминается отказ Сальвини помогать «мигрантам» для «Защиты Италии». Надя Урбинати называет подобные действия приоритетом «своих прав» над общечеловеческими.

Из националистических лозунгов могут вырасти «авторитаризм, диктатура или фашизм». Но изначально их инкорпорируют в рамки конституционной демократии, так что популизм играет по правилам политического порядка, против которого восстает. Главный вывод Нади Урбинати: если популисты позволяют себе стать автократами или диктаторами, то популизм испаряется вместе с остатками демократии.

Популисты — обратная сторона конституционной демократии

Если популизм — это продукт представительной демократии, то передел устоявшейся системы — это трансформация. В игру вводится новый слой заказчиков из народа вместе с их представителями. С этой точки зрения, Надя Урбинати сравнивает выборы с плебисцитом, получением всенародного одобрения замены правящей верхушки. В отличие от традиционного перехода власти от консерваторов к либералам, популисты приносят с собой прямое представительство и «ослабление организованных партий».

Популизм — это форма правления, где нет места традиционным представлениям о политике. На место не подотчетной народу партийной демократии придут «избранные олигархии». По словам Нади Урбинати, в демократической интерпретации популизма новый режим снимет ограничители власти, которые установили после диктатур 20 века, и даст народу то, чего он хочет: «открытость и участие». Пока неясно, омолодятся ли устаревшие политические элиты, и вернется ли дух прямой демократии или популизм станет бомбой замедленного действия на пути к неофашизму.


Будьте в курсе,
подпишитесь на нашу рассылку

E-mail: info@eedialog.org

Все материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0
© 2019 Европейский диалог